пятница, 18 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Фурса: Риск Северного потока-2 растет. В чем ошиблась Украина? Могла ли Украина изменить эту ситуацию? А теперь уже неизвестно. Когда госсекретарь США улетает из Киева с ощущением, что его послали в попу, то это уже не важно. Никто и не будет стараться

«Мы не обязаны отчитываться перед нашими западными партнерами по выполнению взятых перед ними обязательств по реформе «Нафтогаза» и корпоративному управлению».

«Какого черта наши западные партнеры кидают нас в вопросе Северного потока-2 и вводят недостаточно жесткие санкции, которые могут позволить достроить альтернативный маршрут».

Действительно, какого черта? И почему мы еще не в НАТО?

Факт: США собираются ввести ослабленные санкции против Северного потока 2 и не собираются отправлять под санкции немцев. Это делает более вероятным достройку потока. Что означает потерю для Украины на горизонте четырех лет доходов от транзита в размере 2 млрд долларов в год и существенно бьет по нашей энергетической безопасности. А может и не только по энергетической. А может и раньше, чем четыре года.

Можно сколько угодно быть уверенными в том, что Запад не даст обрушиться Украине и будет поддерживать ее. Можно строить себе супер геополитические теории в мозгу. Все можно.

Только потом не надо расстраиваться, если поддержка Запада оказывается ниже, чем нам хотелось бы. И мы не получаем дополнительные миллионы дозы вакцин или Байден ставит на трансатлантическое единство. Если поддержка идет просто по минимуму. Чтобы вы не сдохли.

Потому что если ты не понимаешь дипломатических намеков, то тебе приходится разгребать последствия иного уровня. Пора переставать быть строителями, которые понимают только если с ними разговаривают матом.

Да, вопрос санкций по Северному потоку-2 гораздо глобальнее, чем просто локальная украинская история. Для Байдена крайне важно единство между партнерами по НАТО. Трамп, который вел себя как слон в посудной лавке, сильно ослабив позиции США в мире. Да, для Байдена приоритетом было именно восстановление этих позиций. И это гораздо важнее для президента США, чем доход от продажи газа в Европу. И важнее, быть может, чем поддерживать Украину в противостоянии с Россией. Поэтому он хочет вернуться к конструктивному диалогу с Германией и доказать, что США являются для них союзником, другом и партнером. А против партнеров, как бы, не вводят санкции.

Могла ли Украина изменить эту ситуацию? А теперь уже неизвестно. Когда госсекретарь США улетает из Киева с ощущением, что его послали в попу, то это уже не важно. Никто и не будет стараться.

Могла ли Украина повлиять на ситуацию? А теперь неизвестно. Особенно после того, как вся команда «Нафтогаза», которая занималась лоббированием в вопросе Северного потока-2, была уволена после атаки на корпоративное управление.

Влияние Украины очень маленькое. Это факт. И наши возможности повлиять в таком вопросе минимальны. Но после атаки на «Нафтогаз» они были обнулены. И вместо того, чтобы сделать все возможное для того, чтобы предотвратить огромную проблему, мы сделали все возможное и от нас зависящее, чтобы проблема возникла. И да, возможно все наши действия ничтожны в глобальном масштабе. Но мы точно не можем теперь сказать, что «сделали все, что могли». Хотя дороги построим больше, это факт.

И что остается Украине? Как всегда, надеется на удачу. Что русские не успеют достроить свою трубу до того момента, как в Германии победят «зеленые». Удача наше все. Надежда на чудо наша украинская традиция. Особенно после того, как мы сами все поломали.


Сергей Фурса / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров