четверг, 26 ноября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Постапокалиптический триллер «Я – легенда». Коронавирус срывает маски Карантин в Украине продлен на месяц. Руководство страны тайно перебралось в единственное безопасное место Киева – VIP-палату Александровской больницы. Большинство регионов страны контролируют олигархи. Киоски по продаже шаурмы закрыты. Президент Зеленский ожидает рост ВВП на уровне 40%

— …И рад вам сообщить, дорогие друзйаа, что в эти минуты в аэропорту «Борисполь» заходит на посадку очередной самолет из Куршевеля с нашими людьми, на борту которого находятся еще 150 больных коронавирусом украинцев, — радостно сообщил Зеленский в телекамеру. — Также в стране создан пятнадцатый Генеральный Антикризисный Штаб по борьбе с противодействием коронавирусу. И, по традиции, полезная ссылка, чем занять себя дома. Популярный ресурс «Порнхаб» открыл бесплатный вип-доступ…

В дверь палаты постучали.

— Занято! — несколько пискляво крикнул Кирилл Тимошенко, от неожиданности роняя камеру на пол.

— Я только спросить, — сказала Юлия Тимошенко, просовывая внутрь голову в бархатной маске «Луи Виттон». — Видите ли, я совершенно точно знаю, какой ком проблем свалился сейчас на нашу власть…

— Не преувеличивайте, — устало махнул рукой Зеленский. — Даже я этого не знаю.

— Не сомневаюсь, — вежливо согласилась Тимошенко. — Поэтому я сознательно решила приостановить свою оппозиционность на время эпидемии, вообще любые политические пикетирования, скажите, можно мне тоже в вашу палату?

— Ха-ха! — сатанински захохотал министр здравоохранения Емец. — Еще чего, свою замути, на маску ж деньги нашлись.

Емец был одет в черный балахон до пят, из-под капюшона виднелась кожаная маска в виде черепа с отверстиями для глаз и клювом Чумного Доктора. На груди его висел плакат с надписью «Смерть старичью!», в правой руке он небрежно вертел декоративную косу.

— Владимир Александрович, вы что, вернули на работу Супрун? — возмутилась Тимошенко. — Это же Доктор Смерть!

— Молчи, несчастная старуха! — угрожающе перебил ее Емец. — Я кардиохирург. Ты не понимаешь, я — легенда! Сколько тебе лет вообще, галимая бабка?

— Ш… Тридцать три! — сказала Тимошенко и, смерив министра испепеляющим взглядом, вышла, громко грохнув дверью. Депутат Бужанский издевательски помахал ей вслед портретом Бандеры.

— Все равно сдохнет, — пожал плечами Емец. — Но для этого мне нужна полнота полномочий.

Из отдельной двери, с помощью которой осуществлялись коммуникации с зарезервированным операционным блоком, индивидуальным диагностическим и другими отделениями, а также круглосуточным сестринским постом и ординаторской, выскочили врач, двое фельдшеров и водитель. Все они имели опыт работы в учреждениях экстренной медицинской помощи не менее пяти лет. Водитель тащил мешок с отдельным резервом лекарственных средств, фельдшеры катили два аппарата ИВЛ, а врач — охапку высокоточных тестов.

— Что случилось, господа? — воскликнул врач. — Все ли здоровы? Мы слышали какой-то шум!

— Что-то вы долго, — капризно сказал глава ОП Ермак. Он сидел на подоконнике и с удовольствием рассматривал через тонированное бронестекло окна свой новый «Мерседес». — Чай, не быдло борщаговское в палате лежит, а лица, охраняемые государством.

— Шаурмы принесите, пожалуйста, — обаятельно прохрипел Зеленский, украдкой бросая на Ермака укоризненный взгляд порядочного парня. — Сегодня вы — наши супергерои.

— Может, вам горлышко посмотреть? — заботливо спросил врач. — Что-то мне ваш голос не нравится.

— Нет, просто шаурмы, спасибо! — рявкнул Зеленский, и медбригада поспешно улетучилась.

— Кличко же запретил шаурму, — удивился Гончарук. Бужанский поспешно отбросил портрет Бандеры и влепил ему подзатыльник. Гончарук упал с самоката и заплакал.

— А что мне Кличко! — ревниво вскипел Зеленский, и тут же увидел в казенном телевизоре Кличко. — У, козел… Включите громкость кто-нибудь.

Кто-то включил громкость. Кличко шел по Крещатику в боксерских перчатках и орал:

— Эти бл#дские кофейники, эти сраные парикмахеры, собачники зло#бучие, куда вы все претесь?! Эпидемия значит эпидемия, вы будете сейчас у меня все в гробу лежать, тупые вы придурки!

Навстречу Кличко с безответственным видом вышел собачник с бумажным стаканчиком кофе. Кличко поддел его хуком в живот и добавил левым в челюсть. Собачник улетел в кусты, следом за ним полетела собака.

— Друзья, оставайтесь дома! — улыбнулся Кличко в камеру. — Будьте здоровы! Пользуясь случаем, передаю привет брату Володе…

Пошла реклама.

— Вот козел, — с ненавистью сказал Зеленский. — Это он ролик итальянских мэров посмотрел и себе давай. Просто обезьяна какая-то, честное слово.

— А мне понравилось, — ляпнул Гончарук. Бужанский упал на него сверху и принялся душить, колотя экс-премьера головой о новенький пахучий паркет.

— Понравилось тебе, сука, да? Понравилось?! — приговаривал он. — Говори, тварь, куда девал медицинские маски из убиенного тобой госрезерва!

— Не только из госрезерва, — промурчал Зеленский зловеще. — И не только маски. Кто кончил экономику? Кто превратил страну в неуправляемый балаган?! Кто врал, что учитель будет жить, как президент, а президент — как учитель?! Кто обещал завершить войну?! Кто…

— Это не я! — отчаянно закричал Гончарук.

— А кто — я?! — заорал в ответ Зеленский.

— Грантосос на грантососе сидит и грантососом погоняет! — горько крикнул из своего угла депутат Дубинский. — Кто разворует кредит МВФ, если нам его, не дай бог, дадут?!

— Мамка твоя, — пошутил Зеленский, желая разрядить обстановку.

Дубинский набычился, подошел к Кириллу Тимошенко и пнул его ботинком в колено.

— Ты нахера маски за кордон загнал, гнида? — неожиданно рявкнул он.

— Чего? — опешил Тимошенко. — Я?! Вы с ума сошли, Саша, никаких масок я не загонял. Посмотрите, я сам без маски.

— Естественно, дебил, ты ж даже не сообразил себе хоть одну оставить! — прошипел Дубинский. — А знаешь почему? Потому что ты дебил!

— Санек, ты гонишь, он тесты загнал, а не маски, — примирительно сказал Бужанский, завязывая уши Гончарука на затылке. — А маски загнал Нефьодов, алчный хипстер. Говорят, он сбрил бороду, и теперь даже Аваков не может его найти, потому что не знает, как он выглядит.

Зеленский застонал, негигиенично закрыл лицо руками и бессильно рухнул под грузом проблем на казенный кожаный диван, случайно зацепив правой ягодицей телевизионный пульт.

— А теперь в эфире наша постоянная рубрика «Гениальные идеи Арсена Авакова»! — жизнерадостно сообщил телевизор. На экране возник Арсен Аваков.

— А то еще можно вырабатывать этиловый спирт, — сказал Аваков. — Таким образом мы обеспечим всю страну дезинфекторами по доступной цене. Чем больше спирта мы будем вырабатывать, тем дешевле будет дезинфектор. Рано или поздно у нас будет столько дезинфектора, что мы сможем посылать его в Италию. Обеспечив дезинфектором Италию, мы начнем поставлять его в остальные страны мира. Спирт станет нашей национальной валютой, и Украина войдет в список самых богатых стран. А то еще можно вырабатывать маски.

Ермак подошел к телевизору и решительно выключил его.

— Будьте осторожны с этим типом, — сказал он Зеленскому. — Говорят, что он метит на ваше место.

Зеленский тяжело вздохнул, встал с дивана и задумчиво покачался с каблука на носок.

— Вы знаете, — горько сказал он, — вот всем рекомендовано носить маски, но коронавирус, на самом деле, срывает маски с людей.

— Прекрасно сказано! — восхитился Ермак. — Просто огонь как сказано. Предлагаю включить этот афоризм в следующее видеообращение к народу.

Зеленский подошел к главе ОП и неожиданно сдернул маску с его лица.

— Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось, — с жаром сказал Ермак. — Как много в нем отозвалось. Будь проклят тот коронавирус, что разлучил нас с Козаком. Кабы не он, уж подписали б мы документы, и привет. Привет, Россиюшка родная, твои березки и сады, и Путин, сын ошибок трудных, и Порох гребаный в тюрьме. Все наши деды воевали, убит двоюродный мой брат, пойдемте ж вместе на парад!

Зеленский быстро вернул маску Ермака на место.

— Никаких полномочий у Консультативного совета не будет и быть не может, это просто люди с Донбасса соберутся поговорить, — пояснил Ермак. — Никто ничего русским не сливает, это выдумки нацистов.

— Не, ну это само собой, — сказал Зеленский. — Кстати, не знал, что ты поэт.

Ермак зарделся.

Круто повернувшись на каблуках, президент сорвал маску с головы министра здравоохранения.

— Смерть всем, — немедленно сказал Емец. — Быстрее бы все сдохли, твари, как я их ненавижу, этих гребаных людей, быдло, говно. Мне нужны все полномочия, чтоб на медицинские закупки сел мой человек, иначе хер вам, а не закупки, Авакову позвоню, пусть посадит, смерть, повсюду смерть! Всех сгною на карантине, я кардиохирург, вы не понимаете, я — легенда!

— Вот бесхитростный человек, — обрадовался Зеленский. — Действительно честный министр, говорит как есть.

Зеленский с азартом осмотрелся по сторонам. Взгляд его упал на Дубинского, который, пользуясь всеобщей неразберихой, незаметно выкручивал из стен розетки, чтобы отнести маме. Подкравшись к депутату сзади, Зеленский ловко сдернул с него маску и с любопытством прислушался.

— Бабло, — сказал Дубинский. — Бабло, бабло, бабло. Бабло-бабло. Бабло. Бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло, бабло.

Махнув рукой, президент подошел к депутату Богуцкой и попытался снять с ее головы ведро. Ведро не поддалось. Зеленский рванул сильнее, но безуспешно.

— Ай, — сказала Богуцкая. — Больно же.

— Оно что, гвоздями у тебя прибито? — пошутил Зеленский.

— Нет, я воспользовалась клеем «Момент», — с готовностью объяснила Богуцкая. — Дело в том, что Порошенко уже неоднократно пытался украсть у меня это ведро, чтобы облучить ПТСкой пятого канала, и я решила, что с меня хватит, а мой друг Миша Саакашвили, у него такое тренированное обоняние, ну, знаете, великий реформатор все-таки, и…

— Ладно, ладно, я понял, — поспешно сказал Зеленский, попятился и споткнулся о спящее тело советника Сивохо. Срывать маску с Сивохо было совершенно неинтересно, и тут взгляд президента упал на мужчину со смутно знакомыми набриолиненными волосами, которого он никак не мог узнать.

— Так даже интересней. Вот кто мне сейчас реально расскажет всю правду. Коронавирус срывает маски! — с радостным предвкушением сказал Зеленский и, изучающе заглядывая в воспаленные глаза незнакомца, поступил как коронавирус.

— Апчхи! — обильно чихнул Хорошковский.

— Опа, — сказал Зеленский.

За окном палаты завыла сигнализация «Мерседеса» Ермака, но было уже поздно.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров