суббота, 19 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Игорь Яковенко: Как Путин готовит раздел мира Владимир Путин собирается решить вопрос Украины не с украинской властью, не с украинскими гражданами, а совершенно с другими людьми. Он считает, что мир устроен так, что это возможно

В пятницу, 21 февраля, был опубликован фрагмент интервью президента России Владимира Путина, посвященный Украине.

Что касается содержания интервью, то здесь ничего нового. Путин всегда говорил про «один народ». Банальное утверждение о том, что ссориться не надо, и вообще, давайте я вас съем, и у меня в желудке вам будет очень тепло и уютно. Классика жанра. Обычная имперская риторика.

Но слова о том, что разъединение произошло благодаря усилиям австрийской разведки, отражает общее представление Путина об устройстве мира. Он убежден, что миром руководят спецслужбы. Теория заговора и явное преувеличение роли спецслужб, профессиональный флюс, свойственен представителям многих профессий, в частности, той профессии, к которой относится Путин.

Это, конечно, новая форма, но я не уверен в том, что она эффективна. Это попытка актуализировать якобы существующее путинское молчаливое большинство, добраться до глубинного народа.

Но я не думаю, что Путина хоть как-то интересует Украина, граждане Украины. Это работа на свой электорат.

У Путина сейчас траектория – добиться мирового господства. Она идет от триумфального голосования 22 апреля, когда он собирается юридически закрепить свое самодержавие, потом – праздник победобесия. А затем главный прицел – это новая Ялта, на которой он собирается осуществить раздел мира, выступив в роли современного Сталина, который 75 лет назад делил мир с Черчиллем и Рузвельтом.

Сейчас он собирается сделать это с теми членами пятерки, которые откликнутся на его призыв. Путин надеется на то, что в результате этого раздела мира Украина отойдет в сферу влияния России. Он искренне в это верит.

Поэтому Путин не будет обращаться к гражданам Украины. Он собирается решить вопрос Украины не с украинской властью, не с украинскими гражданами, а совершенно с другими людьми. Он считает, что мир устроен так, что это возможно.

Одновременно его рейтинг катастрофически падает. Что-то пошло не так? Всё пошло не так. Началось с того, что в результате аннексии Крыма и оккупации районов Луганской и Донецкой области Россия всё больше оказывается в изоляции, прежде всего, экономической. Удары по экономике не очень сокрушительные, но ощутимые. Мировой удав душит медленно. Воздуха пока еще много, но горизонт уже намечается.

В результате большого количества глупостей, совершенно не спровоцированных этими внешними обстоятельствами, в частности, пенсионной реформой. Любой вариант предыдущего социального контракта был расторгнут, и теперь можно основываться только на страхе. О чем свидетельствует избиение, ломание рук и ног летом, московский процесс осенью этого года и совершенно чудовищный приговор по «делу Сети».

Заменить доверие на страх – это реальная возможность для того чтобы продлить свое существование. Для этого делается разрушение остатков конституции.

А дальше – мировое господство, об этом идет речь. Попытка договориться с ведущими странами мира, заменить все эти «двадцатки», «семерки» – «пятеркой», в которой Путин надеется получить доминирующую роль.

Несмотря на абсолютно ничтожную роль в экономике, абсолютно нулевую роль в культуре, науке и технологиях. Он надеется на то, что его поддержит Макрон, что его поддержит Си Цзиньпин. Трамп в личном общении его поддерживает всегда. С Джонсоном, конечно, будут проблемы. Он человек достаточно строптивый и относительно независимый. Но четыре против одного…

Я убежден, что ничего этого не будет, но это мои ощущения. У Путина они другие. Он явно делает на это ставку. Поэтому война, поэтому то, что произошло 18 февраля.

Путин сейчас рассчитывает на войну. Не большую, не глобальную, но войну, которая позволит разрушить всякие надежды на какие-то инициативы Зеленского, всякие глупости типа совместного патрулирования границы и прочего. Всё это будет отброшено, Путину это совершенно не нужно. А всё остальное лишено субъектности. Субъект там один – только Путин. А ему нужна война.


Игорь Яковенко / Обозреватель
Поделитесь.





Новости партнеров