вторник, 22 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Стратегия мира от Зеленского обречена на провал Украина в замыслах Москвы должна превратиться в две так сказать «страны» – Малороссию и Новороссию. Зеленский отбить это желание у Кремля не может, чтобы он хорошего для России не сделал. Даже если отстучит членом по роялю гимн РФ, «Боже, царя храни» и «Мурку»

Стратегия Зеленского по прекращению шестилетней российско-украинской войны всё глубже заходит в логичный тупик. Причина этому не Зеленский, а Москва – ей не нужен мир, в котором существует Украина как государство, и даже как страна. Это как в случае с Якутией, которую коммунисты упорно называли «Восточной Сибирью». Сейчас Москва всё чаще возвращается к этой советско-имперской привычке, несмотря на то, что данный регион в составе РФ имеет официальное название Республика Саха. Это, как и в случае с грузинским районом Цхинвали, переименованным Москвой в «Южную Осетию».

Украина в замыслах Москвы должна исчезнуть со всех карт, из учебников, из памяти и превратиться в две так сказать «страны» – Малороссию и Новороссию. Довесками к ним ситуационно и временно могут стать разные новые страны типа «Бессарабии». Это слово придумали в Москве для той части Молдавского княжества, которую Российская империя оккупировал в XIX в. Украинский язык тоже должен исчезнуть.

Поэтому в докладе, заявленном Москвой для обсуждения 14 февраля международной конференцией по безопасности в Мюнхене, и появился загадочный пункт под номером 12 с требованием провести некую «новую идентификацию» Украины в сфере истории, языка и национальной памяти. В нём также сообщается, что эта «новая идентификация» должна пройти с учётом мнений соседей Украины, и специально уточнено, в том числе и России.

К сожалению, авторы тезисов этого не состоявшегося мюнхенского доклада не указали, кто такая эта Россия, откуда она взялась, и почему её надо особо и специально выделять из других государств. Поскольку авторы доклада не осветили эти вопросы, то он был снят с обсуждения. Очевидно, вскоре эти вопросы начнут обсуждать на многих международных площадках. В частности, одно из таких обсуждений начнётся 9 марта в Гааге. Его тема – «Роль РФ в убийстве пассажиров малазийского авиалайнера рейса МН17 в 2014 г.».

При таких «скромных» ультимативных требованиях Москвы к Украине и украинцам, как осуществление некой их новой идентификации, изменение конституции и остальных, стратегия мира от Зеленского просто обречена на стратегический провал.

Её тактический потенциал де-факто уже исчерпан двумя обменами пленных на крайне неравноправных для Украины условиях. В обоих случаях Украина передала РФ гораздо больше людей, чем получила взамен, вопреки заявленной формуле обмена «всех на всех». Более того, Украина не получила от РФ тех людей, которых требовала вернуть. Вместо них Москва передала несколько своих агентов для внедрения, вопреки тому, что Украина этих лиц не указывала в списках обмена и даже не знала об их существовании.

Недавнее обещание Зеленским новых обменов не вселяет оптимизма. Похоже, он и сам сомневается в его реалистичности. Он сделал это заявление лишь для поддержки своего имиджа в Украине, а в основном, чтобы заставить Москвы высказаться по этой теме. Но Москва промолчала, чем засвидетельствовала два факта: она не хочет мира с Украиной и потенциал стратегии Зеленского приблизился к исчерпанию.

Причина не в стратегии Зеленского и не в его личности. Причина в желании Москвы ликвидировать Украину и украинцев. Предъявляемые ею требования – это даже не так называемая советская политика «финляндизации» для Финляндии, само название которой неуклюжий выверт «великого и могучего языка» в попытке заменить слово империализм.

Требования Кремля «новой идентификации» и другие делают невозможным заключить мирный договор по образцу Финляндии и СССР. Финляндия откупилась от советской Московии уступкой ей 20% своей территории, обещанием не вступать в НАТО, не иметь сильную армию и не поднимать тему возврата отнятых земель. Взамен СССР обещал экономическое сотрудничество с ней, что не было записано в договоре, но обещалось. В результате Финляндия стала для СССР «окном» в «мир наживы и чистогана», в связах с которым самое прогрессивное государство на планете и во вселенной крайне нуждалось, особенно в условиях «холодной войны». Финляндия для СССР выполняла почти те же функции, что и Гонконг для «красного» Китая.

Но Украина не нужна Москве в качестве такой «стиральной машинки» и остального. Москва не уймётся, даже если Киев согласится признать аннексию Крыма, дать туда воду и признать две каменноугольные «республики» отдельными государствами. Минимум, что нужно Москве – это вся Украина и Беларусь, максимум – вся Европа. Для Москвы завладение Европой сейчас настолько важно, что она готова отдать Китаю в обмен на его поддержку Дальний Восток, Забайкалье и Якутию, но Сибирь и газовые месторождения Ямала не отдаст.

По этой причине «вечный мир» Украины с имперской РФ не возможен объективно, а мирная стратегия Зеленского заходит в тупик и быстро исчерпала свой весьма скромный потенциал.

С января 2020 г. эта стратегия всё более явно начинает буксовать и в апреле-мае станет очевидной бесперспективность её дальнейшего продолжения. Поэтому третий обмен пленными, который Офис президента анонсирует на весну, под очень большим вопросом. Если он всё-таки состоится, то станет последним успехом данной стратегии и полным её исчерпанием. Ни на какие другие уступки Украине после него Москва уже не пойдёт. Их лимит тоже по факту исчерпан.

Помимо мечтаний Кремля о захвате Украины, Беларуси и Европы есть две текущие причины, которые делают новый обмен пленным весьма сомнительным и исчерпывают стратегию Зеленского.

Первая, это стремление Москвы навесить на обмен разные дополнительные условия. Основным таким условием стало требование срочно обменяться послами, которое для нас не выполнимо, поскольку Москва послом в Украине видит ту самую Натали Поклонскую, которая «няш-мяш», мироточащий бюст государя императора и остальное. С большим хамством Москва могла бы прислать в Киев послом только Януковича или Азарова. Так что, Москва изначально выдвигает неприемлемое для нас условие для восстановления дипломатических отношений.

Принятие изменницы Поклонской, находящейся в розыске, в качестве посла РФ в Украине это не только московский плевок в душу всем украинцам, но и тест для «Слуг народа». Если согласятся принять, то значит из них можно верёвки вить. Если откажутся, то Москва опять обвинит Украину в срыве мирных переговоров, поедании снегирей и т.п. Если Поклонской позволят въехать в Украину, а затем арестуют и отдадут под суд, то в Москве будет протяжный вой на всю планету о нарушении правил дипломатии, что даст ей повод, наконец, официально объявить войну и применять авиацию.

Все три варианта реакции вполне устраивают Кремль, поскольку дают основание, пусть в разной степени, начать большое вторжение в Украину, если есть желание. Желание у Кремля есть, и в этом вторая причина обречённости стратегии Зеленского. В Кремле хотят сжечь бренд «Путин» в топке мировой войны и посмотреть, что из этого получится. Если удастся что-нибудь ещё захватить и глобально изменить ситуацию, то прекрасно. Если не удастся, то и хрен с ним с этим Путиным. Всё равно надо было его увольнять, и заводить на его место какую-нибудь «прекрасную Россию», от имени которой и Кремля 20 февраля в Киев приедет вести переговоры профессор Валерий Соловей.

Зеленский отбить это желание у Кремля не может, чтобы он хорошего для России не сделал. Даже если отстучит членом по роялю гимн РФ, «Боже, царя храни» и «Мурку». Даже если отдаст ей за просто так кости разведчика и диверсанта, известного в советской мифологии как Николай Кузнецов, и на которые Германия может тоже претендовать. В раде Львова очень правильно поняли, что эти кости, как и Поклонская, повод к войне и торгу, и блестяще включились в него, когда обратились к Зеленскому за разъяснением, что с ними делать. Львовяне начали переигрывать Москву, – отдать кости готовы, но в обмен на возвращение всех пленных, включая крымских татар, сидящих в тюрьмах РФ.

Зеленский не может отбить у Кремля желания сжечь на авось в топке бренд «Путин» и посмотреть, что из этого выйдет. Но желания Кремля ограничены его возможностями, а те гораздо скромнее, чем о них вещают его пропагандисты. Реклама двигатель не только торговли, но и политики, однако, возможности продвижения гнилого товара весьма ограниченны. Такой товар как «Россия» уже сгнил на корню. Даже Лукашенко позволил себе заявить 14 февраля, что будет принудительно отбирать нефть из трубы «Дружба» в связи с невыполнением Москвой договора о её поставках. Если смирная Беларусь столь смело идёт на конфликт с Московией, то слухи о мощи той явно сильно преувеличены.

В Сирии после начала наступления войск РФ и Асада в Идлибе бренд «Путин» уже полетел в топку и теперь слово за Турцией и Эрдоганом, а он сказал: «Слава Украине!». Так тому и быть. Судьбы Украинской и Сирийской революций переплетены между собой гораздо больше, чем принято думать. Причина очевидна, у них общий враг, имя которому московская автократия.


Сергей Климовский / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров