воскресенье, 19 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Владимир Огрызко: Какой будет Украина в 2020 году Если представить Украину большим океанским лайнером, то он уже определил, куда плыть, и развернуть его даже при очень большом желании нового капитана крайне сложно

Ключевым событием этого года в Украине стали выборы президента и парламента. Это если анализировать политическую часть, а именно от нее зависит внешняя политика. И здесь мне кажется важным отметить то, что мы, как говорят моряки, «легли на курс». И если представить Украину большим океанским лайнером (потому что мы все-таки страна немаленькая), то он уже определил, куда плыть, и развернуть его даже при очень большом желании крайне сложно. Ибо хотя и появился новый капитан, часть команды, прежде всего, остается стабильной, да и пассажиры уже выбрали направление, от которого отступать не хотят, а в случае чего начинают кричать. Поэтому хочешь не хочешь, а капитану и команде придется ко всему этому прислушиваться.

Переводя эту аллегорию на обычный язык, мне кажется, что по крайней мере пока курс Украины не меняется. События, которые происходили в течение года, не слишком его ускорили, но и не так уж откровенно затормозили. Иными словами, существовал баланс между тем, что было, и тем, чего бы хотелось побольше. Считаю, что это хорошо: новая команда тоже должна привыкнуть к правилам игры, изучить ситуацию, понять, что можно, чего нельзя, что поддерживается подавляющим большинством, что нет, и как на это реагировать. Определенный период адаптации уже прошел, и, как мне кажется — более или менее нормально.

Отношения с Россией

Единственный момент, который продолжает вызывать определенные беспокойства лично у меня — это наши отношения с Россией. Газовая тема может стать для нас вторым Будапештским меморандумом с негативными для Украины последствиями. Потому что-то, что я как минимум прочитал в протоколе, гласит: продолжение может быть очень разным, и далеко не очень позитивным для нас. А учитывая то, что Россия всегда использовала газ как инструмент политической борьбы, давления и навязывания своей позиции, это направление может стать очень серьезным элементом будущей возможной дестабилизации.

Общественность должна чрезвычайно пристально следить за развитием событий, и в случае необходимости — давить на власть, чтобы она не слишком заигрывалась в тезисы про «миролюбие Москвы» и так далее. Ждать от волка, чтобы тот не съел овцу — более чем наивно.

Линия поведения с США

Думаю, что ничего удивительного в отношениях с Вашингтоном нам не грозит. Даже по состоянию на сейчас мы не только получаем не меньше помощи от американцев, но и на самом деле гораздо больше, чем в прошлом году — и это на фоне всех скандалов.

Я объясню, почему так происходит: администрация Трампа боится, чтобы ее не обвинили в том, что она использовала те телефонные разговоры как средство давления. И чтобы продемонстрировать, что это не так, будет помогать даже больше, чем сама того хотела и планировала. Демократическая партия, со своей стороны, тоже не может поступать иначе, потому что тогда она будет противоречить себе, поскольку сама сделала аргумент помощи Украине предметом импичмента.

С какой стороны ни посмотри — украинцы явно не в проигрыше. И чрезвычайно важно, чтобы никто из наших руководителей вдруг не вздумал играть на противоречиях между демократами и республиканцами. А как только это произойдет, мы станем врагами и тех, и других. И вот после этого никакой помощи от Америки у нас не будет. Поэтому нам необходимо держать дистанцию: способствовать только в рамках правовой помощи, и не более. Если мы такую линию выдержим, нет никаких оснований думать, что одна из двух партий изменит свою позицию. Тем более, что и там, и там есть мощные сильные лидеры, которые считают, что Россию надо наказать за их преступления, а Украину — поддержать. Не думаю, что всякие моменты, которые в Америке почему-то очень ошибочно назвали Украиногейтом, повлияют на наши двусторонние отношения.

Поддержка Запада

Когда речь заходит о Европе, то всегда вспоминается фраза, которую цитировал Маркс. А цитировал он одного британского экономиста, который, характеризуя капитализм, писал, что когда уровень прибыли достигает 300%, то соглашение будет заключено. Это означает, что когда европейский капитал заинтересован в том, чтобы вести дела с Россией, то он пойдет на любые уступки Кремлю, лишь бы получить свое. В этом кроется большая проблема наших отношений со странами Европы: они, с одной стороны, вроде бы рассказывают о своей преданности ценностям и принципам, а с другой — торгуют ими. И от баланса, который здесь будет найден, будет зависеть и то, в какой мере эти государства будут Украину или поддерживать, или сдавать, прикрываясь фарисейскими речами о том, что Россию тоже надо понять и помочь.

Это, к сожалению, является проблемой. Но учитывая, опять же, позицию США, которая в последние дни была четко и ясно продемонстрирована, европейцы должны были понять: за безопасность тоже надо платить, и платить дорого. Иначе ее просто не будет.

Что необходимо Украине

Как любил говорить наш первый президент, не надо быть «слишком толерантными». Но необходимо четко артикулировать свои интересы, а для этого — вставать на ноги. А до тех пор дать нашим западным партнерам ясное понимание: проигрыш Украины будет означать проигрыш Западной Европы. Если сможем это донести — тогда у нас есть шанс.


Владимир Огрызко / Новое время
Поделитесь.





Новости партнеров