воскресенье, 8 декабря 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Семен Новопрудский: Нормандская ловушка для Зеленского По сути, Зеленский остается один на один с Путиным, который чувствует самое слабое давление Запада за все пять с половиной лет войны на Донбассе

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков спустя трое суток после заявления администрации президента Франции Эммануэля Макрона подтвердил: новая встреча в нормандском формате состоится 9 декабря в Париже. Президента Украины Владимира Зеленского ждет самое тяжелое испытание за всю его пока недолгую политическую карьеру.

Когда враг нападает — это плохо, но понятно и предсказуемо. Когда враг вроде бы идет на уступки — вы должны быть особенно осторожны.

На победу Зеленского Кремль отреагировал указом Путина об упрощенном порядке предоставления российского гражданства жителям «отдельных районов Донецкой и Луганской областей». С тех пор за полгода президентства Зеленского удалось договориться о бессрочном прекращении огня (оно нарушается, но от него официально не отказались). С приключениями прошло разведение сторон в нескольких населенных пунктах Донбасса. Произошел обмен пленными, причем Россия освободила украинских моряков, а также Олега Сенцова, которого, несмотря на голодовку и публичные призывы по всему миру, не соглашалась выдавать в течение пяти лет. Украина приняла «формулу Штайнмайера», буквальное исполнение которой фактически узаконит существование так называемых народных республик. Наконец, Россия отдала Украине захваченные год назад в Керченском проливе украинские военные корабли.

Значит ли это, что Россия готова закончить войну с Украиной, уйти с Донбасса или тем паче вернуть Крым? Безусловно нет.

Логика Путина вполне прозрачна. Он уверен, что ни ЕС, ни Трамп, на победу которого во второй раз на выборах в 2020 году очень надеются в Кремле, не ужесточат антироссийские санкции. А Евросоюз, пользуясь внутренней политической неразберихой, может даже смягчить их или отменить.

У Путина очень комфортные партнеры по нормандскому формату. Макрон прежде всего из-за личного честолюбия пытается стать новым лидером европейской политики и «главным другом Путина» на Западе. Меркель уходит, и ей уже не до России и не до Украины. Трамп, и без того не особо желавший вникать в связь войны в Украине с российской политикой, теперь получил еще большую аллергию на украинский конфликт, учитывая скандал вокруг бесед с Зеленским с целью дискредитировать Джо Байдена. Так что первоначальная идея команды Зеленского добавить в нормандский формат США при Трампе точно не имеет шансов на реализацию.

По сути, Зеленский остается один на один с Путиным, который чувствует самое слабое давление Запада за все пять с половиной лет войны на Донбассе.

При этом Путину важно сделать вид, что он в принципе разговаривает о чем‑то с новой украинской властью, в том числе в преддверии начинающегося 9 марта 2020 года в Нидерландах судебного процесса по делу о сбитом малайзийском Боинге. Поскольку шансов доказать непричастность России или как минимум поддерживаемых ею сепаратистов к этому преступлению у Кремля практически нет, Путин хочет уменьшить негативный эффект от этого судебного процесса видимостью диалога с Киевом.

Чего же добивается Путин на Донбассе? Его задача — не допустить восстановления территориальной целостности Украины, ее движения в Европу, не отдать контроль над границей, оставить Донбасс разделенным и в значительной мере контролируемым Россией, но при этом не нести юридической ответственности за так называемые народные республики.

Раздача российских паспортов жителям «ДНР» и «ЛНР» превратила их «республики» в подобие Южной Осетии и Абхазии, где происходило то же самое. Российская власть силой отторгла эти территории от Грузии, но не стала делать их частью России, а признала независимыми государствами. В случае с «ДНР» и «ЛНР» Путин теперь имеет возможность угрожать их признанием либо даже вооруженным вторжением под предлогом, что там живут российские граждане. Точно такой же предлог был использован для вторжения в Южную Осетию в 2008 году.

Зеленский должен понимать, что если прекращение огня на Донбассе при Путине еще теоретически возможно, то возврат оккупированных территорий Донбасса и тем более Крыма — нет. Путин хочет как минимум сохранить статус-кво на Донбассе, возложив всю политическую ответственность за оккупированные Россией территории на Украину. Его расчет состоит в том, что Запад не готов вступаться за Украину и в любой момент может бросить ее на произвол судьбы, в том числе де-факто признав Крым российским.

Желание Зеленского закончить войну и восстановить территориальную целостность Украины по‑человечески совершенно понятно. Но он должен отдавать себе отчет в том, что при Путине это невозможно. Вне зависимости от любых слов и даже решений встречи в нормандской формате.


Семен Новопрудский / Новое время
Поделитесь.





Новости партнеров