четверг, 14 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андрей Зубов: Кремль затаился перед броском на жертву Этого броска не должно быть – для блага мира, для блага Украины и для блага самой России – ведь агрессор всегда платит полную цену, как Германия в 1945 году

Уже четвертый день мир обсуждает подписание так называемой формулы Штайнмайера, хотя мало кто знает точные позиции соглашений от 1 октября. Их не знают депутаты Верховной Рады, их не знаю и я. Но одно за другим европейские правительства приветствуют подписание. И это понятно – от войны в Украине устали все. Украинцы — от гибели и увечий людей, от беженства. Европа и мир – от санкций, которые мешают извлекать прибыль от торговли с Россией, от инвестирования денег в этот необъятный рынок. Кремль больше всех заинтересован в умиротворении. О погибающих людях России здесь не говорят. Эта информация засекречена и скрыта, но санкции давят российскую экономику нешуточно, а кроме того, проиграв большую авантюру по покорению Украины, Путин мечтает окончательно утвердить за Россией Крым и убедить своих «друзей» из ближайшего окружения, что он всё предвидел заранее и решил задачу – Крым российский, а место России в мировом сообществе восстановлено и санкции сняты. Это его мечта, его идея фикс.

Я совсем не хочу становиться стороной внутриукраинского политического процесса. И изнутри Украины обсуждать подписание формулы Штайнмайера не буду. Но меня весьма волнуют последствия этого действия для России и мира.

В 2014 году с конца февраля Кремль осуществлял агрессию в Украине. Он отторг одну из ее областей и присоединил ее к РФ. Он ввел войска в Донбасс и в кровопролитных сражениях под Иловайском, в Дебальцево, к востоку от Мариуполя, в районе аэропорта Донецка заставил отступать украинскую армию и занял существенную часть Луганской и Донецкой областей. В занятых российской армией районах Кремль создал две марионеточные «республики» под собственным протекторатом. Такова реальность.

Перед миром стоит альтернатива – признать право на агрессию и узаконить её плоды, или всецело осудить агрессию и требовать установление status quo ante bellum и выплат со стороны агрессора компенсаций пострадавшей стороне как справедливого возмещения ущерба и штрафа, чтоб впредь не повадно было разбойничать.

До 1 октября Европа и мир твердо стояли на этом последнем принципе, отлично помня, что умиротворение агрессора Гитлера Великобританией и Францией в Мюнхене привело не к миру, а к большой войне менее чем через год.

И вот 1 октября 2019 года эта позиция потрясена, как кажется, до основания. Оккупированным районам Донбасса обещан «особый» статус (никто не знает какой), выборы в этих районах должны пройти не после возвращения их под контроль Украины, а до этого, лишь в присутствии наблюдателей ОБСЕ. Как кажется, даже контроль над границей с Россией не возвращается Украине. Таким образом, Европа закрепляет плоды российской агрессии на Донбассе. Любой новый агрессор теперь может сослаться на пример Кремля, а престиж Путина среди политиков, уважающих только силу, возрастет неимоверно. Он захватил и удержал захваченное. Все поклонились ему и признали его права. Надо было пять лет простоять и не согнуться, а угрожать миру ядерным пеплом, – и согнулась противостоявшая Путину Европа. Ай да Путин, ай да молодец! А про Крым и вовсе забыли, ну что там какой-то Крым, зато путь для сотрудничества с Россией вновь открыт. Путин, диктатор в бедной стране, из которой бегут сотни тысяч людей и миллиарды долларов, оказался величайшим политиком современности. «Кто смел, тот и съел» – и ничего, все стерпели, а многие даже и научились теперь, как должен себя вести настоящий правитель, а не какая-то Ангела Меркель с ее немодной совестью и нравственной ответственностью за мир.

И тогда, в 1938-39 годах эйфория в отношении Гитлера по всей Европе была велика. Его называли самым значительным государственным деятелем мира, даже английский король Георг VI испытывал к нему большую приязнь. Всё стало проясняться во время Битвы за Британию, когда «великий европейский джентльмен» сравнивал с землей уже не Варшаву и Гданьск, а Лондон и Ливерпуль. И понадобилось заплатить от 55 до 80 миллионов жизней, чтобы искупить вину умиротворения агрессора.

На мой взгляд, то, что произошло 1 октября – это очень большой шаг к новому Мюнхену. Россия бедна, но вовсе не слаба в военном отношении. Теперь затрепещет батька, и крепкий старик Нурсултан призадумается над судьбой своего Казахстана. Ведь русские живут не только в Донбассе и Крыму, но и в Латгалии, Нарве, Киргизии, да мало ли еще где. Да хоть в Зимбабве и Сирии.

В действительности позиция Европы, на мой взгляд, должна быть еще более жесткой, чем пять лет назад. Никакой поблажки агрессору, никакого особого статуса оккупированным территориям Украины. Но, что действительно важно, это принуждение Европой Украины к имплементации у себя европейских хартий о национальных меньшинствах и их языках. (И в России необходимо применить эти правила европейских конвенций о национальных меньшинствах и языках). В тех областях и районах, где значительная часть граждан желает вторым языком иметь русский (а где-то крымско-татарский, а где-то болгарский и т. д.) они должны его иметь на административном уровне, как шведы на Аландских островах Финляндии и в округе Турку. Это важно, и это снимает проблему востока Украины по существу, и никакие особые статусы при этом не нужны. И агрессор не умиротворен, а наказан. И никому не повадно будет повторять путинский опыт откусывания кусков от тела соседа.

Мир стоит перед очень серьезным выбором. Кремль и Смоленская площадь затаились, как перед броском на жертву. Этого броска не должно быть для блага мира, для блага Украины и, в первую очередь, для блага самой России – ведь агрессор в конце концов всегда платит полную цену, как Германия в 1945 году.


Андрей Зубов / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров