вторник, 17 сентября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Павел Баев: Путина ждет сложная осень Президент России часто ведет себя так, будто те проблемы, которые он игнорирует, перестают существовать

В конце лета 2019 года президент РФ Владимир Путина был занят международной политикой. Он больше не ездил со стареющими байкерами в Крыму и не совершал паломничество в Валаамский монастырь с президентом Беларуси Александром Лукашенко – пишет Павел Баев для Jamestown.org (перевод – Новое время). – Вместо этого он посетил Францию и Финляндию, а также встретился с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, готовясь приветствовать гостей из Азии на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, проходившем с 4 по 6 сентября. Эти встречи на высшем уровне должны были вернуть РФ статус большого игрока.

Однако обычным россиянам уже неинтересна полировка поблекших регалий «внешнего величия», их обижает, что Кремль мало уделяет внутренним проблемам и горестям.

Встречая свой 20-летний юбилей господства в российской политике, Путин часто ведет себя так, будто те проблемы, которые он игнорирует, перестают существовать.

Недавно (24-26 августа) президент США Дональд Трамп необдуманно предложил вернуть Россию в G7. Официальная пропаганда подала это как огромный успех российской дипломатии. На деле же Москве просто напомнили: для того, чтобы стать достойным игроком на международной арене, нужно прекратить агрессию против Украины и аннексию Крыма. О последнем Путин даже не думает. Однако специально демонстрирует некоторую гибкость в первом вопросе, чтобы оставить себе возможность торговаться с ключевыми европейскими лидерами. Хотя долгожданный обмен заключенными между Россией и Украиной был сперва отсрочен из-за того, что Кремль внес новое требование – включить Владимира Цемаха в список. Цемах – ключевой свидетель по делу крушения рейса МН-17 Malaysia Airlines, который был сбит в июле 2014 года российской зенитной ракетной системой Бук.

Настоящей причиной этой задержки могло быть и нежелание Путина способствовать успеху своего украинского противника – Владимира Зеленского, ведь молодой президент в Киеве вызывает у него явный дискомфорт, тем более, он получил свой мандат на свободных и конкурентных выборах.

Путину гораздо приятнее угощать мороженым Эрдогана на традиционном международном авиашоу в Жуковском (МАКС). Впрочем, это лакомство мало помогло в смягчении разногласий между недоверчивыми «стратегическими партнерами». Эрдоган спросил, готов ли самый современный истребитель России Су-57 к полетам, и поинтересовался его ценой – скорее всего, пытаясь использовать публичность этого вопроса в торге за возврат в программу американских стелс-истребителей F-35, из которой Турция была исключена после покупки российских систем ПВО С-400. Но главная цель визита турецкого лидера – убедить Путина в том, что сирийское наступление в провинции Идлиб угрожает безопасности Турции и провоцирует вооруженные силы его страны на решительные ответные действия. Путин воздержался от каких-либо обещаний.

Военное вмешательство Москвы в Сирии должно было продемонстрировать превосходство российских оружейных систем, но этим летом череда происшествий, включая крупный взрыв на оружейном складе в Ачинске (Красноярский край) и пожар на атомной подлодке АС-31 в Баренцевом море, навредили задуманной демонстрации военной мощи. Более того, смертоносная авария неидентифицированного ядерного снаряда возле Северодвинска (Архангельская область), произошедшая 8 августа, лишь усилила впечатление от преступной халатности российских вооруженных сил.

Попытки властей скрыть обстоятельства неудачного эксперимента лишь усилили недовольство общества. Верховное командование пыталось сгладить впечатление от вопиющей некомпетентности с помощью постановочного синхронного запуска баллистических ракет с двух стратегических подлодок во время учений в Арктике. Но единственной заметной общественной реакцией стал существенно возросший страх начала полномасштабной войны.

На середину сентября запланированы учения Центр-2019 на огромной территории – от Баренцевого моря до Каспийского. Верховный главнокомандующий Путин будет следить за тщательно спланированной инсценировкой боев, но россияне вряд ли ответят на это всплеском патриотического энтузиазма. Затяжная экономическая стагнация в России продолжает отравлять настрой общества. Путин выразил свое недовольство медленным ростом зарплат, но фактически уровень жизни населения падал на протяжении пяти лет и должен снизиться еще больше к концу 2019 года.

Рост бедности обостряется запущенными экологическими проблемами. Неспособность Путина справиться с разрушительными лесными пожарами в Сибири этим летом стала причиной для сравнений с президентом Бразилии Жаиром Болсонаро, отрицающим ответственность за бушующий пожар, уничтожающий леса Амазонки. Российская политическая элита все больше обеспокоена ухудшением настроений в обществе и количеством источников недовольства. Но их слабый сигнал не может пробиться сквозь пузырь автократической самоуверенности, застывший над Кремлем.

Путин может воображать себя тем, кто восстановит и станет гарантом российского «величия», но он явно оторван от забот своего поколения, обеспокоенного мизерными пенсиями. В то же время он явно не понимает и негодование работающих граждан, которые видят мало возможностей для улучшения качества жизни, и не может постичь тревогу молодежи из-за жестокости нелиберальной власти. Прибегнуть к репрессиям – естественный ответ силового режима. Но, как показало это лето, каждое успешное подавление протеста лишь наполняет море недовольства, а фактор страха утрачивает свою силу, несмотря на грубую агрессию бесчисленных полицейских, подавляющих протесты. И чем больше право голоса теряет значимость, тем сильнее идет борьба за право на протест. Коррумпированные приближенные Путина не знают, чего ожидать от наступившей осени, но у них плохие предчувствия.



Поделитесь.





Новости партнеров