четверг, 22 августа 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Валерий Калныш: На тропе войны с журналистами Владимир Зеленский – не Дональд Трамп, а Андрей Богдан – не Стивен Бэннон, но что-то общее у них есть

Когда Владимир Зеленский «читал интернет» и хотел «разобраться с этим чертом» в Бориспольском горсовете — мы молчали. Нам было интересно посмотреть на новую манеру поведения человека, оказавшегося во главе государства. Когда верховный главнокомандующий, ни дня не служивший в армии, не разобравшись в ситуации, берет «на слабо» боевого офицера, апеллируя к его чести и вынуждая его уйти в отставку — мы молчали. Потому что, какое в бедной стране может быть сочувствие к налоговым органам и тому, кто их возглавляет. Теперь пришли за нами и некому нас защитить, кроме нас самих.

«Классические журналисты привыкли именно себя осознавать как общество. Но, как доказала наша избирательная кампания, мы общаемся с обществом без посредников, без журналистов», — сказал глава ОП Андрей Богдан в комментарии «Радио Свобода». Причины, по которым Офис президента (справедливости ради стоит сказать, что не весь) решил игнорировать СМИ, понятны. И это не только упоение собственной значимостью, «мандат на все», полученный на президентских и парламентских выборах или желание быть в тренде, диктуемом социальными сетями. Это страх.

Команде Зеленского посредники не нужны. Потому что, когда ты что-то пишешь в соцсетях или выставляешь видео, к тебе нет уточняющих вопросов. Ты купаешься в лучах благодарности и экстаза своих фанатов или покрываешься желчью своих оппонентов. С оппонентами проще — их можно удалять, банить, игнорировать. Но главное — к тебе нет вопросов, на которые ты не хочешь отвечать. То, что ты сказал — и есть данность. Без критики, без поправок, без спора. «Живите теперь с этим», — мысленно, наверное, произносит Андрей Богдан или Владимир Зеленский, ставя пост в ФБ.

К СМИ много вопросов, но я не собираюсь сейчас их задавать. Общим местом является то, что мы разобщены. У нас разные собственники, редакционные политики, зарплаты и ценности. Некоторые из нас стараются не здороваться друг с другом. И я не призываю объединяться, потому что больше верю в персональный поступок и действие. Хотя ситуация, когда целый цех новая власть «множит на ноль», непременно приведет к сплоченности в рядах. Так уже было: и во время Оранжевой революции в 2004-м, и когда в 2012-м пытались ввести закон о клевете, и когда Янукович говорил «я вам не завидую».

Возможно, единственное, что есть у нас общее — мы все задаем вопросы. Андрею Богдану это не нужно. Он, как никто другой понимает — окажись Владимир Зеленский на пресс-конференции, он не просто не даст ответы на вопросы. Он опозорится. Он будет нервничать и сбиваться. Он «не в материале». Он потеряет свой рейтинг. С него начнут делать «фотожабы» и «гифки», а это, как я понимаю, смерти подобно в новом, чудном диджитализированном мире. Поэтому легче подбрасывать падким на дешевые шоу зрителям гневного Владимира Зеленского, чем ответить на вопрос, а потом нести за сказанное ответственность. Это создает иллюзию действия, обеспокоенности и непримиримой борьбы со всем что угодно: депутатами, лесниками, таможенниками. Кстати, насчет падких на дешевые шоу — это тоже привет СМИ. Да, в этой дешевизне и наша доля ответственности.

Заявления главы ОП могут возмущать, но не удивлять. Последние пару-тройку лет в подобной ситуации живут американские медиа. Вот, что пишет Майкл Вольф в своей книге «Огонь и ярость. Внутри Белого дома», книге, в которой он рассказал о первых месяцах 45-го президента США Дональда Трампа. «Медиа искренне не понимали, как человек, ошибающийся по факту, не ставит на себе крест. Разве это не приговаривает его к позорному столбу? Как может его защищать команда? Факты — есть факты! Идти против них или игнорировать их, или уходить от них, значит, выступать лжецом, желающим обмануть, выступать ложным свидетелем. Точка зрения Бэннона (Стив Бэннон — главный стратег и старший советник президента США Дональда Трампа в период с 20 января по 18 августа 2017 года): Трампа не переделать; такие попытки только исковеркают его стиль; сторонникам Трампа это безразлично; СМИ все равно его не полюбят; лучше действовать против СМИ, чем им подыгрывать; утверждения СМИ о том, что они защищают безукоризненную честность и точность, обман; революция Трампа — это атака на традиционные представления и экспертизу, поэтому лучше принять его таким, какой он есть, чем пытаться остановить или исправить. Проблема была в том, что при всем нежелании играть по правилам («его мозги не так устроены» — одно из расхожих утверждений близкого круга) Трамп жаждал одобрения масс-медиа. Но, как подчеркивал Бэннон, он не собирался правильно излагать факты, равно как и признавать, что изложил их неверно, поэтому на их одобрение ему рассчитывать не приходилось. Это означало — а как еще? — что его надо агрессивно защищать от неодобрения масс-медиа».

Зеленский — не Трамп, а Богдан — не Бэннон, но что-то общее у них есть. И да, это отношение к СМИ. Которых они боятся, но признания которых жаждут, а не получив, начинают злиться, снова бояться и снова надеяться на их расположение. Есть и другой сценарий. СМИ сейчас хотят дискредитировать, отодвинуть в сторону и лишить легитимности. Вброс лживой информации об отставке Богдана — это не только плевок в адрес СМИ, это первый шаг к тому, чтобы подорвать доверие (да, то, что от него осталось) к СМИ. Это движение в направлении альтернативной реальности без посредников, где общество потребляет только то, что ему спускают сверху, и нет тех, кто готов обличать власть во лжи и манипуляциях. Это очень удобная для власти ситуация. Это диктатура.

А возможно, все проще. Еще раз процитирую Вольфа: «…на самом базовом уровне Трампу, как позже выразился Спайсер (первый пресс-секретарь президента США Дональда Трампа), было на всех глубоко насрать. Ты мог ему сказать все что угодно, но у него в голове было что-то свое, и если твои слова противоречили тому, что было у него в голове, он тебе просто не верил».

Перед украинскими СМИ встал вопрос — что делать после того, как глава ОП дал понять, какое место новая власть отводит им (нам) в том мире, который они строят. Ничего. Продолжать заниматься тем, чем большинство из нас занимается вне зависимости от того, кто у власти. Задавать вопросы. Рассказывать. Бойкотировать ОП и Андрея Богдана нельзя. Это, собственно, то, чего он и добивается — меньше внимания, меньше общественного контроля, меньше вопросов. Наоборот — сейчас СМИ должны следить за каждым шагом, за каждым словом и действием и помнить: «Не надо ничего фабриковать. Всегда достаточно одной правды».


Валерий Калныш / Новое время
Поделитесь.





Новости партнеров