понедельник, 30 марта 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Владимир Зеленский и агент Порошенко – Ну, извинимся еще, покаемся, как положено, экономическую блокаду снимем, а то развел барыга, понимаешь, торговлю на крови, – сказал Кучма. – Да, будем делать торговлю на любви, – мечтательно ответил Зеленский. – Шефир снимет сериал про ополченцев, «Моторолкина любовь». Главное только территориями не торговать

В кулуарах штаб-квартиры НАТО в иностранном городе Брюсселе новый, молодой и не запятнанный договорняками минский контактер Кучма распекал неофициальную фан-группу президента Зеленского, совершавшего свой первый триумфальный визит в столицу мировой закулисы.

— В последний раз спрашиваю, — строго сказал Кучма, — кто подвязал под письку Писающего мальчика игрушечное пианино?

Кличко хихикнул в огромный кулак.

— Что смешного?! — гаркнул Кучма.

— Ну, смешно же — пианино, писька, — пробулькал Кличко, вытирая слезы.

— Чего вы все на меня смотрите? — с наигранной обидой спросил Ляшко. — Я в оппозиции, зачем оно мне надо, фу, мальчик, фу, что подумают люди?

По коридору угрюмые клерки НАТО прокатили пианино, контрабас и барабанную установку, за ними следовали дрессированный медведь, кот-канатоходец, зебра, клоун, струнный квартет «Криворізька терція», подтанцовка и цыганский хор, вполголоса распевавший на ходу песню «К вам приехал, к вам приехал».

— О, у Володи начались переговоры с генсеком НАТО, — заметил опытный Кучма. — Столтенберг — мужик суровый, но ведь и мы не с пустыми руками! Кстати, я рассказывал, как однажды голый Ельцин наблевал мне в гитару?

— …А вы по пьянке не заметили и всё жаловались, что звук какой-то не такой? — буркнул Гриценко. — Это все знают.

— Знают-то они, может, и знают, — усмехнулся Кучма, — но, кроме меня, разницу в звучании вообще никто не услышал. Отхерачил «Мурку», как Паганини!

— Знал я когда-то на Борщаговке одного Паганини, — рассеянно сказал Кличко. — Такой поганый был мужик, ужас… Мда. Кстати, Миша, ты обдумал мое предложение?

— Панимаешь, Вэталий, — протянул Михаил Саакашвили, тщательно взвешивая каждое слово, — я в нэкотором затруднэнии. С адной стороны, ты очень высокий, сильный рэформатор. Когда барига Порошенко схватыл меня за волосы в ресторан, сломал позвоночник, убил и вибросыл мое красивое падтянутое тэло в наручниках за граныца, ты очинь сильно против этого пратэстовал.

— Я? — удивился Кличко.

— Вазможно, это бил кто-то похожий, — не стал настаивать Саакашвили, — вазможно, это бил твой брат Вахтанг.

— У меня нет брата Вахтанг, — окончательно растерялся Кличко.

— Вазможно и нэт, — уклончиво сказал Саакашвили. — А вазможно и есть. Еще тогда я думал, что ты, Автандил, будешь самый лучший кандыдат в президенты Украина, но хытрый барига Порошенко…

— Я не Автандил! — прорычал Кличко.

— Вазможно, что ты и не Автандил, — устало сказал Саакашвили, глядя на Кличко, как на дурачка, — но партия твоя мне нравится, и я готов прынять твое предложение вазглавить УДАР в качестве председателя. Но!

По этой команде лошадь под припозднившимся цыганом в кулуарах заржала и, рванувшись вперед, снесла дверь переговорного кабинета. За дверью Зеленский в форме гаишника с криками «хоп, хоп!» объезжал одетого в косоворотку медведя, хлопая его по заднице балалайкой. Струнный квартет «Криворізька терція» играл оду «К радости», клоун подбрасывал вверх бутылки с русской водкой и разбивал их меткими ударами тромбона. Где-то в глубине помещения одобрительно улюлюкал Столтенберг.

Кучма быстро подбежал к двери переговорной и осторожно прикрыл ее.

— Владимир объясняет генсеку, что готов к переговорам с Россией только с позиции силы и при поддержке международных партнеров, — объяснил он ошарашенным собеседникам. — А ты, грузин, бля, не ори, не в горах.

— А то что? — запальчиво спросил Саакашвили.

— А то всё, — мрачно сказал Гриценко. — Просто поверь на слово.

— Скажи лучше, что еще за «но». Тебе что, моя партия не нравится? — вмешался Кличко, обиженно дуясь. — Тоже мне, создатель Руха новых сил.

— Да, Рух новых сил у меня украли бариги, — с вызовом сказал великий реформатор. — Но!

Кучма показал ему кулак.

— Но нычево, — понизив голос, продолжал Саакашвили. — А прэжде чем я возглавлю партию Кличко, там надо провести рыформа и выгнать оттуда коррупционера Кличко.

— Ух ты, — одобрительно сказал Ляшко, с удовольствием косясь на побагровевшую физиономию столичного мэра, — а какая реформа?

— Рэбрэндинг, — солидно сказал Саакашвили. — Назовем партию не УДАР Виталия Кличко, а ШАМПУР Михаила Саакашвили.

— ШАМПУР? — прошипел Кличко.

— ШАМПУР, — с удовольствием повторил Саакашвили. — Шикарный Ассамблэя Миша Прэзидент Ух Рыформа!

Над головами украинских гостей засветилась плазма — показывали брифинг Зеленского и Столтенберга.

— Эээ, сенк ю! — агрессивно сказал Зеленский, опустив глаза в распечатку. — Сенк ю вери мач. Димокраси, НАТО гуд димокраси тудэй Юкрейн, эгейн ауэ квартал зажигает лайтс, сенк ю вери мач, ай хэв медведь!

— Волнуется, — заметил Гриценко. — Но глаза честные.

— А шо делать, построим мост в столицу луганскую, а все шо я буду делать, мы вам потом сообщим, — с отчаянием в голосе говорил Зеленский. — Вам еще шото сказать? Ничо, сенк ю вери мач.

Телевизор потух.

— Отстрелялся как по нотам, — прокомментировал Кучма. — Еще над акцентом поработать, а так нормально.

По коридору что-то громко зашлепало. Украинские гости настороженно переглянулись. Из-за угла вышел Зеленский, обутый в белые ласты. Заметив вытянувшиеся лица соотечественников, он широко улыбнулся и подмигнул.

— Тебя что, в бассейне обокрали? — удивленно спросил Ляшко.

— Не, просто хотелось надеть в Брюссель что-то неформальное, — небрежно ответил Зеленский. — Тут же протокол, х…е-мае, пиджаки-галстуки, а я же политик новой формации.

— Давайте-ка сразу к делу, Владимир, — прокашлявшись, торжественно сказал Гриценко. — Я хочу вам сказать, что если бы я был на месте Авакова, я бы подал в отставку. На месте Авакова. Я. Министр внутренних дел. На месте министра, если бы я. Чтоб я.

— Жалко, что вы не на месте Авакова, — вздохнул Зеленский.

— И если бы я был на месте министра обороны, я бы тоже подал в отставку, — горячо добавил Гриценко. — Я бы мог подать в отставку даже с места министра Кабинета министров.

— Ааа, вот ты где, мой мальенький новий друг! — раздался радостный крик с сильным акцентом, и к Зеленскому с широко раскинутыми руками подбежал глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. — Я тьибя-тьибя сегодня буду обнимать!

Подбежав к президенту, Юнкер схватил его одной рукой за ухо, а другой за щеку, и сильно потряс.

— Сенк ю вери мач, — с болезненной улыбкой сказал Зеленский, — ха-ха-ха.

— Посмотрим, есть ли у мой новий друг порох в ягодьицах! — крикнул Юнкер. — Ооо, какой хороший порох! Не то что был раньше.

Зеленский попытался было отскочить, но опытный еврочиновник наступил ему туфлями на ласты и усилил натиск.

— Вам, Владимир, может, и нравится, когда глава Еврокомиссии треплет вас за щеку, — с непонятной завистью сказал Ляшко, — но это не поможет украинцам сводить концы с концами… Да покажите же яйца, в конце концов! Давайте я посмотрю.

— Попробуй только подойти — убью, — прошипел Зеленский.

— А вот убийства надо прекратить, — сурово сказал Кучма. — Я считаю так — стреляют жители Донбасса по украинским войскам — пусть себе стреляют, а мы не будем. Тогда рано или поздно они поймут, что мы …банутые.

— И шо? — удивился Ляшко.

— А шо, плохо? — укоризненно вскинул брови Кучма. – Ну, извинимся еще, покаемся, как положено, экономическую блокаду снимем, а то развел барыга, понимаешь, торговлю на крови.

— Да, будем делать торговлю на любви, — мечтательно сказал Зеленский. — Шефир снимет сериал про ополченцев, «Моторолкина любовь». Главное только территориями не торговать.

— Слушай, не знаешь, кто Писающему мальчику под писюн пианино привязал? — вдруг спросил Кучма.

— Не знаю, — насторожился Зеленский. — Но смотрите, уважаемый Леонид Данилович, какую бумагу я сегодня, будучи на трибуне, нашел у себя в распечатках.

Зеленский полез в карман брюк, вытащил оттуда руку Юнкера, а вслед за ней смятый листок бумаги.

— «Украина в ЕС — это смерть российского имперского проекта, — с нарастающим ужасом в голосе прочитал Кучма. — Более того, это мощный удар по российскому авторитаризму, путь к демократическим переменам в России и на всем постсоветском пространстве. Армия, мова, вера!»… Господи, что за больной ублюдок мог написать такое?!

— Мы проведем расследование этой диверсии, — зловеще пробормотал Зеленский, выплевывая изо рта руку Юнкера. Глаза его недобро сощурились. — Кажется, кто-то у нас параллельно работает на предыдущего президента.

— Агент Порошенко! — вскрикнул Кучма. — Это же еще хуже, чем агент Кремля.

— Впереди много работы, — решительно сказал Зеленский и, одним движением выскочив из ластов, в прыжке переобулся в кеды. — Кстати, где у них тут спортзал?


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров