четверг, 14 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Тени забытых попередников – Знимай штаны, сепаратюга, – лаконично велел Ляшко баритональным басом. – И побыстрее, у меня стрим в Фейсбук. – Не сниму, – смело сказал Зеленский. – Всем привеет, друзйаа!

На стене внезапно включился телевизор, транслировавший модный музыкальный клип «За мои зеленые трусы называла ты меня Зеленский». «А я вовсе не Зеленский, просто родину люблю», — пел певец Винник. С утра птички Лысого принесли в клювике инсайд, что до конца недели Винник объявит о том, что идет на парламентские выборы с партией «Винник», и этот цинизм сильно покоробил Зеленского

Президент Украины Владимир Зеленский работал с документами. Увлекшись особо сложным назначением Лысого, он и не заметил, как на Администрацию президента опустилась зловещая украинская ночь, а вместе с ней и зараза темного отрицательного прошлого, царящего в этом мрачном логове коррупционных чиновников.

— Машина с колесом, педалями, еще одним колесом и двусторонним рычагом, девять букв, — задумчиво сказал президент.

— Велосипед, — машинально подсказала жена с дивана. Ей было неуютно.

— Бинго! — воскликнул Зеленский и принялся быстро писать в документе. — Подходит!

— Милый, это место заражено темным отрицательным прошлым, — тревожно сказала жена. — Надо поскорее сменить офис, иначе сам не заметишь, как начнешь нарушать законы и покатишься по кривой дорожке Порошенко.

— Мой добрый светлый человечек, — промурлыкал Зеленский, — как же я люблю тебя и свою собаку. Никогда в жизни я не нарушу ни одного закона, а если нарушу, в тот же вечер я умру.

— Да что ты говоришь такое, — хихикнула жена, вытирая умильные слезы платочком, изготовленным по эскизу знаменитого украинского дизайнера семью мастерами за 184 часа. — Давай просто уйдем отсюда в опенспейс, будем жить как либертарианцы, заведем себе диджитализацию…

— А давай! Меня в этом здании ничего не держит, — воскликнул Зеленский, и попытался было подняться с кресла, но зацепился штанами за гвоздь и шлепнулся обратно.

— Странно, гвоздь, — пробормотал он в недоумении. — В президентском кресле?

— Наверняка Порошенко засунул, — с беспокойством сказала жена. — Посмотри, не намотана ли на него черная нитка.

Зеленский рванулся еще раз, в штанах что-то треснуло, но он был свободен. Обернувшись, глава государства внимательно осмотрел кресло, но никакого гвоздя не нашел.

— Чертовщина какая-то, — растерянно сказал он. Химера из дома напротив скорчила ему мерзкую рожу и показала неприличное место. На стене внезапно включился телевизор, транслировавший модный музыкальный клип «За мои зеленые трусы называла ты меня Зеленский». «А я вовсе не Зеленский, просто родину люблю», — пел певец Винник. С утра птички Лысого принесли в клювике инсайд, что до конца недели Винник объявит о том, что идет на парламентские выборы с партией «Винник», и этот цинизм сильно покоробил Зеленского.

— Совсем уже избирателей за дурачков держат, — буркнул президент и, обращаясь к жене, нежно сказал: — Я принесу выпить, а ты можешь поиграть пока с булавой.

Быстро выйдя из кабинета в комнату отдыха, где находился холодильник с дорогим бухлом Порошенко, в котором Владимир с утра припрятал две баночки диетической колы, купленной за личные средства, президент внезапно попал в странный неосвещенный коридор, в котором веяло замогильным холодом коррупции. Где-то во тьме стенали и гремели наручниками невинные жертвы ментовского беспредела и политических расправ, Чечетов бормотал про какие-то головешки, в глубине коридоров призрак Порошенко преследовал призрак журналиста Шария.

— Кажется, я ошибся дверью, — пробормотал Зеленский, быстро повернулся назад и увидел перед собой бледного, как смерть, Олега Ляшко верхом на велосипеде.

— Знимай штаны, сепаратюга, — лаконично велел Ляшко баритональным басом. — И побыстрее, у меня стрим в Фейсбук.

— Не сниму, — смело сказал Зеленский. — Всем привеет, друзйаа. Ай, можно меня отпустить?

— Та это я, Владимир Александрович, — смущенно сказал из темноты мистик Мосийчук, отпуская Зеленского. — Хотел поддержать вас в вашей беде.

— К чему этот официоз, зовите меня просто Владимир, — сказал Зеленский нервно. — А что за беда?

— У тебя же на кенгурации удостоверение упало, — качая головой, пояснил Мосийчук. — Бедный, бедный гидрант. Это верная примета, что очень скоро тебе капец, Вова.

— Владимир, — с достоинством поправил Зеленский. — И ничего мне не капец, народ меня любит, потому что я искореню коррупцию, кумовство и нарушения закона при назначении чиновников. На руководящие должности сядут новые лица профессионалов…

Мимо них с дикими воплями пробежал призрак Шария с топором в спине. Преследовавший его призрак Порошенко запустил в беднягу степлером, сбивая с ног, сбавил шаг и остановился поздороваться с преемником.

— Видал мой новый опенспейс? — горделиво спросил он, отдуваясь. — Скажи?

— Да, хороший, — кисло согласился Зеленский.

— Веришь, как глоток свежего воздуха, — доверительно сказал Порошенко. — Тут, в Администрации, сами стены говорят тебе: иди воруй, иди воруй. Иди воруй, Вова.

— Владимир, — с достоинством поправил его Зеленский. — Воровать не буду и не дам.

— Ну и дурак, — хмыкнул Порошенко. — Зачем же ты сюда пришел?

— Затем, что мы должны стать японцами в футболе, исландцами в технологиях, израильтянами в умении счастливо уживаться друг с другом, швейцарцами в гостиницах…

— Сопляк, — скривился Порошенко, — я в твои годы уже напал на Донбасс, наделал котлов, послал всех на смерть, украл весь бюджет и построил фабрику в Липецке.

— А я свой бизнес на Шефира переписал, он мой друг! — запальчиво сказал Зеленский.

— Значит, надо взять его на крупную государственную должность, так бизнес пойдет лучше, — быстро посоветовал призрак Порошенко. — Назначь его, например, своим первым помощником.

— Еще чего! — возмутился Зеленский. — Это же кумовство и коррупция в чистом виде! Не для того я ломал старую систему, чтобы построить новую.

— А для чего? Попробуй, дурак, — горячо сказал Порошенко и неожиданно запел хриплым голосом: — А ты воруй, душа, а ты воруй, душа, до чего ж коррупция хороша!

— Фу, — брезгливо поморщился Зеленский.

— Близкий друг есть у тебя? — не отставал Порошенко. — Такой чтоб с детства, чтоб в одну школу ходили? Чтоб общий бизнес у вас с ним в офшорах был, а одна из фирм еще и в России втихую подрабатывала?

— Да, есть такой, Баканов Иван, — с сомнением сказал Зеленский. — Жаль, что он без опыта.

— Так это и хорошо! — просиял Порошенко. — Назначь его главой СБУ или хотя бы первым замом по борьбе с коррупцией, этот не подведет!

— Послушайте, я вам не вы! — крикнул Зеленский. — То, что вы мне предлагаете, это криминал! Я же обещал людям, что если нарушу закон, то сразу уйду с должности.

— А ты не уходи, — посоветовал Порошенко.

— И вот еще что, — сказал призрак Леонида Кучмы, внезапно выныривая из темноты. — Чти олигарха своего. Выполняй все что скажет, даже если кто-то под люстрацию попадает и сам Волкер будет против.

— Может, еще и дочку свою за него замуж отдать? — ехидно спросил Зеленский.

— И отдай, — мудро сказал Кучма. — Это ты хорошо придумал.

— Да что со всеми вами не так! — схватился за голову президент. — Зачем нам из-за Коломойского с Америкой собачиться? Чтобы что? Чтобы МВФ уехал?

— А и пусть уезжает, — кивнул Кучма. — Никогда их не любил. А если добрый человек просит своего Богдана главой Администрации назначить, так ты назначь, сынок, назначь.

Мимо снова пробежал призрак Шария. Где-то в темноте кто-то ударил его по голове обрезком трубы и снял шапку. В тусклом свете гнилушки, которую затеплил мудрый Кучма, возник призрак Виктора Януковича. Шапку Шария он небрежно сунул в карман, а под мышкой держал страуса.

— Богдан — нормальный пацан, не шлепер какой-то, — солидно сказал Янукович, — ты его привечай. И Данилюка моего не бросай, он прикольный шнырь, пусть поработает, как говорят, главой СНБО.

— Да по ним же люстрация плачет, — неуверенно возразил Зеленский. — И я же обещал народу новые лица.

— О! — воскликнул Янукович. — Совсем забыл.

С этими словами он поставил на пол страуса.

— Это страус Сережа, — представил птицу Янукович. — Такое новое лицо, что никакой комар, как говорят, к носу не приточит. Предлагаю назначить его премьер-министром. По сравнению с Сережей Азаров — тупой старый задрот.

— Ну, это уже кое-что, — сказал Зеленский заплетающимся языком. Запах гнилушки Кучмы лишал его воли и туманил разум, а мелкие нарушения закона во имя воли народа уже не казались чем-то недопустимым. — Может, еще Леонид Макарыч Кравчук что-то посоветует?

— Я одобряю все шаги нового руководства, — солидно сказал призрак Кравчука. — Я старый, мне пох…й.

— Золотые слова, — промямлил Зеленский. Ноги его подломились, и он тяжело опустился на пол рядом со страусом. Страус ободряюще приобнял его за плечо.

— Иди за пчелой, — послышался откуда-то голос Виктора Ющенко, и Владимир пошел. На лице его блуждала счастливая улыбка.

Тени забытых попередников, хищно переглядываясь между собой, сомкнулись над его телом, бормоча кощунственные коррупционные заклятия.

…Утром Владимира Зеленского нашли спящим на кушетке в комнате отдыха, и был он весь седой и осунувшийся, как Порошенко в конце срока.

На прикроватной тумбочке лежали подписанные указы на назначение глав Администрации президента, СНБО, первого заместителя главы СБУ, первого помощника президента и премьер-министра. Прочитав последний, Лысый заплакал, но Толстый сказал, что, кажется, кандидатуру премьер-министра подает коалиция. Они вместе почитали Википедию, после чего Лысый с улыбкой сжег указ о назначении премьер-министра, а Толстый поймал страуса Сережу на полдороге к зданию Кабмина, сварил из него холодец и быстро съел.

В тот же день из Ростова пришла новость, что Янукович упал на крытом теннисном корте, подавившись хреном и морковкой, но все обошлось, а Украина, наконец, вступила в новую эру.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров