понедельник, 27 мая 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: …И хрюкотали зелюки – Кааазалось быыы, будь мужикооом, приди на дебаааты, но он засцаааал! – мурлыкал Зеленский. – Паэтому его времяааа предоставляется мнеее, как говорится, Педро, ваше очкооо ухооодит в зааал. – А-ха-ха-ха! – восторженно взревел стадион… – Где?! – заорал Порошенко на стоявшего у двери советника зе-кандидата Разумкова. – Где этот мелкий п#здюк?!

На Украину надвигались сумерки. Уходящий президент Петр Порошенко спешил на дебаты с приходящим Владимиром Зеленским.

Ведомственный микроавтобус двигался по улицам столицы честно, но обидчиво: за рулем сидел бывший кандидат Анатолий Гриценко. Штатный водитель Порошенко предал его и переметнулся к Зеленскому, а Гриценко все равно до парламентских выборов был совершенно свободен.

— Ах ты, козел, сволочь, ты подрезать, да?! — заорал Гриценко, остервенело нажимая на клаксон. – Ну, я тебе сейчас покажу, предатель!

Машина резко вильнула, заскрежетало железо, звякнула разбитая фара, зловеще расхохотался полковник.

— Эх, видела бы меня сейчас Юля, — гордо сказал он, дисциплинированно останавливаясь на красный свет.

— Та ничего особенного, — рассеянно сказала Тимошенко из глубины салона.

— Да не ты, дура! — хором ответили Гриценко и Порошенко.

Все трое невесело рассмеялись.

— А я вот что вам скажу: надо быть добрее друг к другу, — нараспев произнесла Тимошенко, доставая из кармана айфон. — Сейчас я запилю по этому поводу новый ролик в Фейсбук, не матюкаться мне тут.

— Бл#дь! — заорал Гриценко, резко ударяя по тормозам. — Корова!

— Нет, ну это уже слишком! — возмутилась Тимошенко, падая на Порошенко. — Или это опять не про меня?

Микроавтобус пошел юзом и остановился. Прямо перед ним посреди дороги стояла растерянная корова. На корове сидели бывший кандидат Олег Ляшко и его воинственный Мосийчук.

— Нет, не про тебя, — хрипло сказал Гриценко.

Из автомобиля сопровождения выбежали президентские охранники с целью локализовать потенциальную опасность, но Мосийчук уложил всех троих тростью, не вставая с коровы.

— Клевая охрана, — заметил Гриценко. — Грынив нанимал?

— Грынив, — кивнул Порошенко. — А что?

— Эй, кавалерия! — весело замахала Тимошенко в окно. — Подкинуть до стадиона?

— А корова поместится? — спросил Ляшко.

— Нет! — крикнула Тимошенко.

— Ну и хрен с ней, — сказал Ляшко, спешиваясь.

Вместе с Мосийчуком они быстро влезли в микроавтобус, и Гриценко аккуратно тронул с места.

— Хотели красиво появиться, — объяснил Ляшко, оглядываясь на удаляющуюся корову. — А она встала как вкопанная, и ни туда, ни сюда.

— Говорил же, шпоры надень, — буркнул Мосийчук.

— Давайте вернемся с политической войны, — гипнотизирующим голосом сказала Тимошенко. — Мы прекрасно успеваем, на стадионе сейчас только начинается концерт.

— Эй, водитель, телек включи! — сказал Порошенко.

— Сейчас, на трассу выедем, — лениво ответил Гриценко.

— Включай давай, шутник, блин! — нервно сказал Порошенко.

Включился установленный позади водителя телевизор. На экране появилась зеленая трибуна, установленная посреди НСК «Олимпийский». На трибуне стоял утопающий в овациях кандидат Владимир Зеленский.

— Збаазибааа, збаазибааа, дарагие друзйааааа, — с широкой улыбкой прохрипел Зеленский. — Мы начинаем наши дебаааты.

— Что?! — заорал Порошенко. — Какие дебаты?! До дебатов еще целый час!

— Мальчик ломает правила, — промурлыкала Тимошенко с едва уловимым злорадством в голосе. — Ах, как же все-таки хорошо!

— Что хорошо?! — прорычал Порошенко.

— Что это не со мной, — засмеялась Тимошенко.

— Дарагие друзйааааа! — продолжал между тем Зеленский. — Как видите, мой оппонент засцаааал!

— Ах ты козел, ах ты ссссс… — задохнулся Порошенко, кидаясь с кулаками на телевизор, но Ляшко и Мосийчук вцепились в него и оттащили назад.

— Кааазалось быыы, будь мужикооом, приди на дебаааты, но он засцаааал! — мурлыкал Зеленский. — Паэтому его времяааа предоставляется мнеее, как говорится, Педро, ваше очкооо ухооодит в зааал.

— А-ха-ха-ха! — восторженно взревел стадион.

— Любят его люди, — меланхолично сказала Тимошенко. — Вот не отнять.

— И вот майоо вступительное слоово, — сказал Зеленский, прокашливаясь. — Варкалось. Хливкие шорьки пырялись по наве, и хрюкотали зелюки, как мюмзики в мове.

— Даааа! — восторженно взревел стадион.

— Дарагие маи зелюкиии, дайте я вас сейчаас расцелуую! — воскликнул Зеленский.

Взвизгнув шинами на крутом повороте, президентский микроавтобус влетел на территорию стадиона и резко затормозил у служебного входа.

Порошенко пулей вылетел из салона, размахивая монтировкой.

— Где?! — заорал он на стоявшего у двери советника зе-кандидата Разумкова. — Где этот мелкий п#здюк?!

— Не понимаю, кого вы имеете в виду, — надменно сказал Разумков. — И не надо врываться тут, здесь вам не телестудия. Опоздали, так будьте мужиком.

— Чего? — растерянно выдавил из себя Порошенко.

— Дебаты закончились, Владимир Александрович только что уехали, — любезно объяснил Разумков. — Поехали дебатировать на студию Суспильного, как велит закон.

— Да что ты мне гонишь тут, недобиток януковский, — прошипел Порошенко, — его же только что по телевизору показывали.

— Его всегда показывают, — туманно сказал Разумков и ушел, демонстративно захлопнув за собой дверь.

— Ну что, едем или как? — сварливо спросил Гриценко, высунув голову из окна. — Простой оплачивается отдельно.

Порошенко, матерясь сквозь зубы, влез в салон.

— В «Карандаш», — сказал он.

— Не командывай тут мне, — огрызнулся Гриценко, резко трогая с места.

— Не нравится мне это все, — тревожным голосом сказал Мосийчук. — Ну как это он только что был тут, а теперь пропал. Странно это. Кто-нибудь его вообще живьем видел?

Все посмотрели друг на друга и отрицательно покачали головой.

— А что если Зеленский на самом деле не существует? — страшно спросил Мосийчук. — Вдруг он что-то иное? Существо, так сказать, из другого мира?

— Из параллельного, — предположил Ляшко с фальшивой улыбкой. — Дух телевидения.

— О, кстати, — сказал Порошенко, — водитель, телевизор включи.

— Вы уверены? — сочувственно спросил Гриценко, щелкая кнопкой.

На экране появилась студия Суспильного. На трибуне бодро выступал кандидат Владимир Зеленский.

— …засцааал. И вот майооо вступительное слооово, — широко улыбаясь, сказал Зеленский. — Варкалось. Хливкие шорьки пырялись по наве, и хрюкотали зелюки, как мюмзики в мове.

— Чистая победа! — воскликнула ведущая дебатов Наталья Мосейчук. — За всю историю Украины еще никто из кандидатов не выигрывал дебаты так убедительно, как это сделал сегодня Владимир Александрович Зеленский!

— Я не понял, а эта что там делает? Где Казарин, где эта, как ее, ну, вторая… — растерялся Порошенко. — Блин, Марина будет в шоке.

— Выы там что-то говорили про кууунги? — расслабленно спросил Зеленский на экране телевизора. — Что такое куунги?

— Та уже ничего, — вытирая слезы радости, сказала Мосейчук. — Забейте.

— Кунги, — задумчиво сказал радикал Мосийчук. — Послушайте, а что если Зеленский — это кунг?

— Вряд ли, — покачал головой Ляшко. — Мелковат он для кунга. У меня более рациональная версия. Возможно, Зеленского просто похитили и держат в заложниках. Никто нигде не встречал записку «Помогите»?

— Та не, это старый прикол, — возразила Тимошенко. — Думаю, тут что-то другое. Мне вот недавно попалась в руки брошюра про древнюю расу зеленоидов, будто они прячутся среди нас, притворяясь нормальными людьми, а потом в один прекрасный день тебе кажется, что вся страна сошла с ума.

— А тепееерь, — сказал в телевизоре Зеленский, изящно снимая штаны, — кааанцерт! Увертюра из оперы «Летучая мышь», исполняет человек-оркестр, слуга народа!

С этими словами он стремительно бросился вперед, размахивая своим мужским достоинством, и принялся быстро играть им на множестве заблаговременно установленных в студии музыкальных инструментов — бил в барабаны, орудовал тромбонами, использовал как смычок, медиатор, нечто щипковое и даже как валторну. В уши очарованных избирателей лилась жизнеутверждающая музыка Штрауса.

— Все будет зешибись, — счастливо сказал Ляшко, не в силах оторвать взгляд от экрана. — О господи, вы видите, господа, он исполняет тему трех скрипок на одной струне! Это немыслимо! Паганини нервно курит в углу!

Порошенко вырвало.

— Точно кунг, никаких сомнений, — пробормотал Мосийчук.

Микроавтобус с ревом влетел на территорию «Карандаша» и, сбив шлагбаум, затормозил у служебного входа, возле которого курила советница Зеленского госпожа Венедиктова.

— Я к Зеленскому! — выпалил Порошенко, пряча монтировку за спину.

— По какому вопросу? — невозмутимо спросила госпожа Венедиктова.

— Повестку в армию принес! — сымпровизировал Порошенко.

— Извините, Владимир Александрович только что уехал, — твердо сказала госпожа. — Может, я за него отслужу как надо и вернусь?

— Ты мне тут зубы не заговаривай, — рявкнул Порошенко. — Быстро говори, где этот чертов кунг.

— Не знаю, о ком вы говорите, — надменно сказала госпожа Венедиктова, — но Владимир Александрович только что блестяще завершил серию политических дебатов и уехал на концерт в Глеваху.

Дверь служебного входа открылась, и из-за нее высунулся журналист Казарин.

— Ну что, никто так и не приехал? — спросил он.

— Паша! — заорал Порошенко, отталкивая советницу в сторону. — Живой! Зеленский еще в студии?

— Какой еще Зеленский? — удивился Казарин. — Не было тут никакого Зеленского. Разве он не на стадионе?

— Магия, — сказал Мосийчук упавшим голосом, сел на урну и перекрестился. — Нечистая сила. Спаси и сохрани.

— Смотрите, — замогильным голосом сказал Гриценко, указывая пальцем в сторону кладбища, ограду которого поспешно перелезала знакомая фигурка лидера рейтингов.

— Стой, гад! — крикнул Порошенко и безрассудно бросился через дорогу.

Одним прыжком перемахнув забор, Порошенко понесся между могилами, не спуская глаз со смутной тени Зеленского, который, казалось, с каждым шагом терял силы. За третьим поворотом соперник исчез. Из сгущающейся темноты послышалось зловещее шипение. Сжав монтировку до боли в руке, уходящий президент осторожно обогнул очередную могилу и замер в суеверном ужасе.

В тени кладбищенской березы кто-то седобородый в плаще и капюшоне со свистом сдувал Зеленского. Испустив последнее «пссс», лидер рейтингов превратился в тряпочку и отправился в широкий карман незнакомца в аккуратно сложенном виде с пробкой на веревочке.

— Армия, мова, вера, — слегка подрагивающим голосом сказал Порошенко, выставив перед собой монтировку, как распятие. — Ээ, Томос.

— Шо, кофе пришел пить? — сварливо спросил бородатый.

— Нет, — поколебавшись, сказал Порошенко.

— Смотри мне, — сказал незнакомец. — А то и тебя сдую.

— Меня уже не надо, — честно признался Порошенко.

— Знаю, — сказал бородач. — Я кунг.

— Знаю, — сказал Порошенко.

— Ну, бывай тогда, — сказал кунг и улетел в Герцлию.

Тяжело вздохнув, Порошенко побрел обратно.

Страну окутала тьма, но заметили ее не сразу.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

11 − восемь =