вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андрей Илларионов: Путин объявил об аннексии Беларуси Это самое главное, о чем Владимир Путин заявил на итоговой пресс-конференции

Важнейшей фразой шоу с участием Владимира Путина стала вот эта: «Совсем ещё недавно думали, что и страны такой больше нет, а, оказывается, есть, и надо с ней считаться. А 160 миллионов у нас проживает, это же не просто хотелки какие-то руководства страны, это интересы народа, которые мы защищаем. Защищаем аккуратно, кстати говоря, без всякого хамства, спокойно, сдержанно. Но делаем своё дело и будем двигаться дальше в этом направлении»

По данным ФСС, население Российской Федерации (вместе с Крымом и Севастополем) на 1 ноября 2018 г. составляет 146,8 млн. чел.

Откуда же взялись 160 млн? Может быть, Путин банально оговорился? Хотя вообще-то он неплохо помнит нужные ему цифры.

Одиннадцать месяцев тому назад, 30 января 2018 г., на встрече с доверенными лицами он называл другую цифру: «И, без всяких сомнений, это работа, которую не может сделать один человек по определению. У нас 146 миллионов граждан! Это серьезная, командная, большая работа».

Два месяца назад, 18 октября 2018 г., в ходе заседания клуба «Валдай» также была названа цифра в 146 млн:

Лукьянов: Если вы один, то это мало. У вас есть единомышленники, такие же не националисты?

Путин: Есть. Почти 146 миллионов человек.

На самой позавчерашней пресс-конференции Путин также назвал цифру в 146 млн: «На минуточку, у нас 146 миллионов граждан в России, а в странах НАТО – 600 миллионов, и вы считаете, что наша цель – управлять миром?».

Значит, Путин не оговорился и не ошибся. Но в одном и том же выступлении он назвал две разные цифры численности населения. Следовательно, произнося их, он вкладывал в них разный смысл. Какой же?

Откуда же взялись 160 млн? Может быть, Путин банально оговорился?

Во втором случае он назвал численность населения России – у нас 146 миллионов граждан в России.А в первом случае он использовал цифру в 160 миллионов, которую характеризовал так – это те, кто:

— у нас проживает,

— народ,

— имеет интересы, которые мы защищаем. Защищаем аккуратно, без всякого хамства, спокойно, сдержанно.

Таким образом, Путин провел четкую границу между теми, кто являются гражданами России, а также теми, кто может являться, а может и не являться гражданами России, но кто:

— является частью нашего народа,

— живет у нас,

— имеет интересы, которые мы защищаем.

Разница в 13,2 миллиона человек – между численностью «нашего народа» и численностью «граждан России» – объясняется, как нетрудно догадаться, суммарной численностью населения Беларуси, «ДНР», «ЛНР» и, очевидно, Южной Осетии.

Беларусь – 9,5 млн чел.

«ДНР» – 2,3 млн чел.

«ЛНР» – 1,5 млн чел.

Южная Осетия – 0,05 млн чел.

Итого численность «нашего народа, живущего не на территории России»,– 13,3 млн чел.

Россия (с Крымом и Севастополем) – 146,8 млн чел. Таким образом, вся численность «нашего народа, живущего у нас (то есть и на территории России и за ее пределами, но у нас), интересы которого мы защищаем», – 160,1 млн чел.

Юридической основой, позволившей Путину заговорить о «нашем народе, проживающем у нас, интересы которого мы защищаем», стало, очевидно, утверждение за день до этого самим Путиным Военной доктрины Союзного государства (белорусский кабинет утвердил ее еще 13 ноября).

Текста новой Военной доктрины Союзного государства в открытом доступе нет.

Но то, что именно и как именно Путин позволил себе заявить о «нашем народе» численностью в 160 млн чел, живущего, по феноменальной путинской формулировке, «у нас (в том числе формально за государственными границами России)», интересы которого, определяемые и интерпретируемые теперь, естественно, самим Путиным, нами защищаются, позволяют сделать обоснованные предположения о легальном содержании утвержденного документа.

Иными словами, с 19 декабря 2018 г., в частности:

— белорусский народ стал частью «нашего народа»,

— белорусский народ «живет у нас»,

— интересы белорусского народа определяются Путиным и защищаются, если надо, то и военным путем (доктрина-то военная).

Очевидно, это важнейшее достижение Путина последнего времени, позволяющее ему в ситуации, какую он сочтет для себя благоприятной, использовать инструменты, предусмотренные в указанной Военной доктрине, для осуществления своих собственных целей, выдаваемых теперь за интересы  160-миллионного народа.

Например, так, как использовался инструмент российских миротворческих сил в Южной Осетии в 2008 г. Или как инструмент российской военной базы в Севастополе в 2014 г.

Или как инструмент нашего народа, интересы которого мы защищаем, – в Донбассе с 2014 г. Теперь появился новый инструмент – инструмент Военной доктрины Союзного государства – для Беларуси.

В течение последнего месяца немало говорилось о совершенном Кремлем 15 ноября 2018 г. акте аннексии Керченского пролива, реакции на который со стороны официальных органов ни одного государства, включая и Украину, до сих пор не было.

Слова Путина 20 декабря 2018 г. – это недвусмысленное объявление о начале аннексии (поглощения) Беларуси.

О своих дальнейших действиях Путин также заявил вчера, нисколько не стесняясь: «Делаем своё дело и будем двигаться дальше в этом направлении».


Андрей Илларионов / Live Journal
Поделитесь.





Новости партнеров