вторник, 13 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Юрий Романенко: Логика санкций Кремля против Украины и их главные последствия Москва добивается разжигания конфликта среди украинских элит в контексте выборов 2019 года, применяя метод кнута и пряника

Внимательнее посмотрел санкционный список России против Украины в поисках логики его составителей. Легко увидеть, что логика часто взаимоисключающая. Очевидно, из-за того, что в список разные башни Кремля вносили своих фигурантов исходя из разных интересов. Однако эта логика не лишена рационального смысла.

Всех украинских фигурантов списка можно разделить на три группы:

1. Политические топы

2. Бизнес

3. Фон

Среди политических топов в списке оказались Юлия Тимошенко, Арсений Яценюк, Арсен Аваков, Олег Ляшко, Александр Турчинов, но туда не попали президент Петр Порошенко и премьер Владимир Гройсман. Кремль пояснил, что первые лица в санкционный список не вносят, мол, такова мировая практика. Но удивительно, что мировая практика не распространилась и на предприятия близкие к Петру Алексеевичу, или его ближайших партнеров, вроде Игоря Кононенко. Например, США в январе 2018 года Владимира Путина в своей санкционный список тоже не внесли, но близких к президенту России братьев Ротенбергов и прочих Сечиных не пожалели.

По мнению олигарха Игоря Коломойского, который в санкционный список Кремля тоже не попал, «этот список редактировался на Банковой». «Могу сказать, кто входил в редакционную коллегию, работавшую с этим списком: Порошенко, Рожкова, Пасенюк, Кононенко, почтальоном работал Медведчук. Порошенко лично вычеркнул меня, давнего врага Путина, из списка, чтобы показать нашим американским партнерам, что я якобы стал агентом Кремля», – то ли прикалывается в своей незабвенной манере, то ли серьезно говорит Игорь Валерьевич. Хотя нужно отметить, что под санкции все же попали активы Коломойского – химзавод «Днепразот», что находится в Каменском. Нужно отметить, что этот завод единственный в Украине производитель жидкого хлора как обеззараживателя питьевой и сточных вод и летом уже был скандал из-за того, что он приостановил поставки этого продукта на украинский рынок. Еще в одном из предприятий, попавших в список, является КЖРК, где Коломойский имеет 50% акций, а Ринат Ахметов владеет второй половиной.

В проскрипционном списке РФ оказалась Юлия Тимошенко, которая за последние месяцы сделала все, чтобы там оказаться. Томос поддержала, 250 раз о том, что Украина идет в НАТО и ЕС, сказала. О необходимости ужесточения санкции в отношении РФ заявила. А на последнем третьем форуме «Нового курса», посвященный проблемам безопасности в финале даже спели песню УПА. Done!

Вместе с Юлией Владимировной под санкциями оказалась значительная доля ее команды в лице (Андрея Сенченко, Елены Кондратюк). В итоге шаг такой Кремля вместе с месседжами в духе неореализма на форуме «Нового курса» 30 октября, спутали планы Банковой, которая начинала раскручивать тему, что Тимошенко выступит в роли миротворца с Россией. Вообще, в последнее время Банковая с таким усердием навешивает на всех ярлыки агентов Кремля, что, когда Кремль записал почти всех ее оппонентов в санкционный список, порохоботы тут же без тени стеснения начали говорить, что Кремль таким образом помогает своим агентам пробиться к властным высотам. В итоге получилось традиционно по-украински комично, когда Петр Алексеевич заявил, что «в Украине быть в этом списке (санкционном – прим. автора) – это как государственная награда», хотя еще накануне неоднократно намекал, что «сherchez la femme», если вы хотите найти связи с агрессором, т.е. намекая на Тимошенко. По факту, в кремлевском списке оказались почти все явные или неявные оппоненты Порошенко. «Госнаграду» от Путина получила не только Тимошенко с половиной своей фракции, но и шахид Яценюк с мрачным Аваковым и Антоном Геращенко, многие БПП-шники, фракция Ляшко и даже представители «Оппоблока», но ни одного предприятия Петра Алексеевича.

Лично у меня наибольшие вопросы вызвало не только появление в санкционном списке людей Дмитрия Фирташа, но и его ключевых предприятий «Черкассыгаз», «Ривнеазот», «Сумыхимпром» (Фирташ здесь формально миноритарный акционер, но сумское госпредприятие активно работает с «Титан Украины», которое также принадлежит Дмитрию Васильевичу) «Иршанский горно-обогатительный комбинат», «Валки-Ильменит». Последние два вырабатывают сырье для титанового завода в Крыму. Это достаточно странно, учитывая, что именно партнер Фирташа Сергей Левочкин выступил за объединение с партией Виктора Медведчука «За життя». Объединительный шаг на основе электоральной базы Партии регионов Россия навязывала давно, но он постоянно проваливался из-за различных мотиваций ключевых игроков на этом поле – группы Рината Ахметова и его сателлитов, Фирташа-Левочкина-Бойко и Медведчука. Однако, параллельно весной-летом 2018 года структуры Фирташа начали войну с российскими поставщиками удобрений на украинский рынок и немало в этом преуспели. Это наводит на мысль, что на самом деле Фирташа щиплют конкуренты из России, чтобы принудить к большей сговорчивости, а может быть и вообще выкинуть с рынка, используя газовую заслонку как рычаг давления. Ведь Фирташ критически зависит от поставок газа из России на свои предприятия, а его цена определяет их рентабельность.

Вообще, значительная часть санкционного списка отражает логику давления именно на те украинские компании и их владельцев, которые имеют конкурентноспобные позиции на российском рынке или в СНГ. Например, в списке оказались множество бизнесменов и предприятий из АПК, химической промышленности, финансового сектора и машиностроения. Здесь мы видим Константина Жеваго, который контролирует группу «Финансы и Кредит», крупных игроков на фармацевтическом рынке Украины в лице Глеба Загория и Фили Жебривской, есть там и видные деятели из Днепра в лице Геннадия Корбана, совладельцев группы «Приват» Алексея Мартынова и Геннадия Боголюбова, а также аграрные олигархи Алексей Вадатурский и Юрий Косюк.

Не менее интересно, что попал под раздачу бизнес Рината Ахметова, поскольку под санкциями оказались ключевые его топы. Например, генеральный директор АО «СКМ» Олег Попов. Там же Юрий Рыженков, являющийся СЕО Метинвеста, а еще председатель правления ПУМБ Сергей Черненко. Кроме того, есть в списке, как минимум, два предприятия, которыми владеет Ахметов прямо или в доле – это «Запорожкокс» и упоминавшийся выше КЖРК. Именно Ахметов оказывает наибольшее сопротивление объединению экс-регионалов на выборах 2019, делая ставку на несколько своих проектов (Радикальную партию с Ляшко на севере и в центре Украине, Александра Вилкула на востоке, ситуативный альянс с Порошенко через связку интересов в энергетике). Это порождало конфликтные ситуации внутри Оппоблока, которые, кстати, использовала АП, организовывая через ГПУ давления на Вилкула (подробнее этот сюжет я освещал здесь).

Не случайно появление в санкционном списке и владельца сети заправок ОККО Виталия Антонова (чью компанию СБУ недавно обвиняло в деятельности в ОРДЛО, но по состоянию на сейчас обвинения сняты). Учитывая, что на рынке нефтепродуктов усиливаются позиции компаний завязанных на Медведчука, получающие бензин и солярку непосредственно из России или через Беларусь, то создание проблем Антонову, очевидно, приведет к усилению конкурентных позиций розничных сетей АЗС, завязанных непосредственно на россиян. Думаю, что в точно такой же логике идет давление на того же Фирташа, который имеет долю в сети заправок WOG. Скорее всего, Кремлю надоело иметь дело с разношерстными украинскими олигархами, которые постоянно маневрируют из-за того, что зависимы и от России, и от Запада. Если 70-80% нефтепродуктов идет из России (прямо или опосредовано через Беларусь), то со стороны Кремля логично было бы попытаться консолидировать инструменты экономического давления под зонтиком одной организационной структурой. Через нее можно финансировать лояльные политические проекты, не заморачиваясь интересами многочисленных украинских олигархов. А Медведчук сделает все, что нужно России, не оглядываясь на Запад. Например, попытается объединить раздробленные кланы с юго-востока под своим началом. Особенно, если они малость оголодают под санкциями.

Под ударом также оказался лично Виктор Пинчук и аффилированные с ним политики и бизнес-структуры, начиная от медиа-бизнеса и заканчивая международной инвестиционно-консалтинговой группой компаний EastOne Group Ltd со штаб-квартирой в Лондоне. Забавно, что именно Пинчук в декабре 2016 года выступал с компромиссной инициативой по Донбассу, когда он написал статью «Украина должна пойти на болезненные компромиссы для мира с Россией» в Wall Street Journal. Статья вызвала море критики в Украине и ударила по прозападному имиджу Пинчука. Учитывая, что Пинчук традиционно поставлял на рынок России трубы для газопроводов, то его российскими конкурентам будет выгодно ограничение его доступа на рынок. Кроме того, очевидно, что россияне намекают Пинчуку на его политические игры, в частности, на поддержку Святослава Вакарчука как одного из прозападных кандидатов. Вышеупомянутый Коломойский не без ехидства заметил, что появление Пинчука в кремлевском списке «вызвано тем, что отношения Порошенко и Пинчука испортились, о чем говорят регулярные наезды в адрес последнего со стороны Банковой и Институтской».

Теперь коснемся третьей группы, которую я обозначил как «Фон». Там наибольший беспорядок, поскольку, очевидно, что многих персонажей внесли, чтобы просто наполнить список. Потому возникли комичные ситуации, когда киевский галерист Евгений Карась с удивлением обнаружил себя в шорт-листе украинской славы, когда там по задумке должен был быть лидер праворадикальной организации С14 тезка Евгений Карась. Не менее смешно, появление в списке Юрия-Богдана Романовича Шухевича, которому нынче 85 лет. По всей видимости, сын Романа Шухевича представляет огромную угрозу для России даже в таком преклонном возрасте. Не иначе как вдохновляемые его фигурой, правосеки во главе с Дмитрием Ярошем (тоже в списке) готовят дивизии в карпатских лесах для завоевания России. Эти ляпы хорошо демонстрируют «солсберизацию» внешней политики России, поскольку похоже идиоты-исполнители правят балом не только в спецслужбах РФии, но и в ее правительстве.

Также очевидно, что многие участники группы «Фон» появились в качестве «полезных идиотов». Например, какой реальный вес у известной эпатажной дивы мовнодискурса Ларисы Ницой? Никакой, но ее внесение в список хорошо вписуется в эту логику, которую давно использует Россия. Искусственно поднимая «полезных идиотов» в медиа-дискурсе, Россия создает условия для большей фрагментации украинского социума, поскольку концентрация внимания на гуманитарных проблемах вроде мовы, истории, веры – это прекрасный способ распылять буйную украинскую энергетику на все что угодно, но только не на решение первостепенных задач модернизации страны. Так они работали при Януковиче, когда поднимали праворадикалов, как рассказал недавно политттехнолог Пол Манофорт, находящийся в США под следствием, так играют и сегодня.

Наконец, внесение в список журналистов, экспертов и несколько десятков политиков второго плана, отражает несколько целей. С одной стороны, такой шаг можно рассматривать как операцию прикрытия, когда фигурант объявляется врагом России, но реально играет в ее пользу. Ну какой из генерального директора телеканала «112 Украина» Егора Бенкендорфа враг России, если он управляет каналом Медведчука? А до этого управлял «Интером» Фирташа и Левочкина. Чистая операция прикрытия в духе «смотрите государство угрожает закрыть 112-й, а Россия его бьет санкциями по его менеджеру». В том же ключе Кремль опустил «завесу патриотизма» на политиков вроде Каплина и Добрободомова, которых украинские СМИ не раз обозначали в пуле Сергея Левочкина и его медиаресурсов.

Наконец, внесение в список людей вроде Виталия Портникова или политолога Алексея Голобуцкого – это дань их антироссийской позиции, за которую Кремль реально наказать не может, но таким образом придает объемность и увесистость всей санкционной конструкции, где уже запакованы самые влиятельные ФПГ и «кремлевские консервы».

Резюме: Хотя пока не совсем ясно какие именно конкретно действия Россия будет предпринимать относительно лиц и организаций, представленных в «списке 322», из этого вытекают несколько важных следствий:

Во-первых, практически все представители ведущих политических сил в Украине оказались в этом списке. Тем самым, Путин обозначает, что у Россия находится в конфликте с преобладающей частью украинской элиты. Даже если предполагать, что несколько десятков лиц внесли в список с целью «операции прикрытия», то все равно не уйти от этого факта. Россия показывает, что конфликт с Украиной затрагивает все ключевые группы влияния и все политические силы. Конфликт носит экзистенциональный характер и издержки будут возрастать, если Украина не изменит существующую модель государства. Украина имеет только один путь выживания – резко увеличить эффективность государственных институтов и своей экономики.

Во-вторых, удар по украинским ФПГ, которые имеют долгие годы, если не десятилетия отношений с Россией, является еще одним громким сигналом для украинских олигархов, которые должны осознать простую истину – благоприятные условия на внешних рынках, которые позволяли зарабатывать им миллиарды, исчезли. Лучшей гарантией их безопасности и процветания является емкая и мощная национальная экономика, покоящаяся на мощном среднем классе, который обеспечивает ресурсами эффективное государство. Олигархи должны осознать, что пришло время относиться к Украине не как к временному месту заработка, а базовой территории проживания, о которой пришло время начать заботиться. Ни Великобритания, ни другие страны Европы, ни США, ни другие стабильные юрисдикции сегодня не гарантируют защиту капиталов украинских олигархов, нажитых «непосильным трудом». Сегодня в мире каждый сам за себя. Поэтому Великобритания легко конфисковывает непрозрачные капиталы и это только начало восходящего тренда, угрожающего коррупционным элитам из развивающихся стран. Эта ситуация НОВАЯ как для современного украинского государства, так и олигархов, потому она требует элитного консенсуса для преодоления чудовищных вызовов эпохи. Если не будет консенсуса элит, то через несколько лет они рискуют потерять все, что было нажито за годы независимости Украины. Их состояния исчезнут вместе с Украиной.

В-третьих, очевидно, что Россия добивается разжигания конфликта среди украинских элит в контексте выборов 2019 года, применяя метод кнута и пряника. Проявляешь лояльность – получи преференции, как Медведчук. Сомневаешься, с кем ты? Получи санкции как Фирташ или Ахметов. С помощью такой стратегии аргументы России относительно объединения Оппоблока с другими пророссийскими партиями становятся намного более убедительными.

В-четвертых, попадание многих персон в список было скорее следствием случая или некомпетентности исполнителей. Поэтому многие фигуранты списка оказались в нем не из-за реальной угрозы для России, а, скорее, из-за того, что начальство поставило задачи быстро его сформировать. Это похоже на ситуацию с американскими санкциями, когда журналисты быстро обнаружили, что многие фамилии российской элиты попали туда методом copy past из открытых источников.

В-пятых, важно то, кого в этот раз в списке не засветили, что не означает, что дамоклов меч санкций над ними не занесен. Как известно, ожидаемая, но четко не артикулированная угроза часто действует намного эффективнее, поскольку программирует на правильное поведение, которое ожидает угрожающая сторона. Впрочем, важно увидеть какие именно санкции будет применять относительно фигурантов «списка 322» российская сторона, чтобы такая форма давления начала работать.

В-шестых, по мере того как будет ужесточаться экономическое давление России на Украину, будут уменьшаться кооперационные цепочки между двумя странами, что будет заставлять украинский бизнес искать другие рынки сбыта своей продукции. В долгосрочной перспективе это приведет к тому, что Россия потеряет рычаги влияния на Украину или, они существенно уменьшатся. Поэтому давление на данном этапе носит скорее тактический характер. Кремль мог начать его задолго до выборов 2019, но тогда бизнес, завязанный на российский рынок уже либо приспособился к санкциям, либо потерял свое влияние из-за экономической слабости. Это было бы чревато для России утерей рычагов влияния на Украину, потому давление начали усиливать только сейчас. Таким образом, президентские и парламентские выборы 2019 в Украине определяют формат санкций, а не простое желание Кремля создать новые проблемы Украине. Рост безработицы или появление проблем с критическими производствами создают необходимый фон обострения социально-экономического кризиса накануне выборов, который будет подталкивать пророссийские группы электората и политиков попытаться мобилизироваться накануне выборов.

С другой стороны, Путин может получить контрмобилизацию со стороны противников России в Украине. Поэтому в долгосрочном плане такая стратегия России скорее пойдет на пользу Украине, поскольку не оставит никаких иллюзий, что можно договориться с Кремлем, а, значит, окажут консолидирующее влияние на украинские элиты и население.

В целом вся эта ситуация служит иллюстрацией одной простой мысли – мир до 2014 года разлетелся вдребезги и его не вернуть, как бы многим этого не хотелось. Если Украина хочет выжить, то она должна изменяться быстрее, чем грянет очередной гром. Спасибо за внимание.


Юрий Романенко / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

два × три =