среда, 20 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Gorky Look: Крымономика, або как же так Российский вариант вымирания – он как-бы в прямом смысле слова. И крымчане сейчас это постигают

Я вижу шо опять начинаются разговоры – бутерброд ли Крым? Люди гадают по Навальному, как по трефовому валету, и рассуждают – что будет, если Волан-де-Морт, например, подавится табакеркой, и рыдающая Кабаева пойдет за лафетом, краем глаза позыркивая на свое отражение в окне лимузина – достаточно ли она стильная в черном и очках на три размера больше головы?

Как там пел Слепаков – «чисто теоретически»?

Для этого надо понимать – что есть Крым. А чтобы это понимать, недостаточно ездить туда каждое лето отдыхать или даже прожить там всю жизнь, начиная с отставки из Севморфлота в 1982 году. Человек так устроен, что думает: если он пил молоко, то он любую корову выдоит, и разберется в мононенасыщеных жирах. А это чуть не так.

Бутерброд, кроме общего определения, имеет еще такие параметры, как масса, калорийность и стоимость, которые описывают его точнее, чем плямканье губами Навального. Но тогда бутерброд надо описывать в цифрах, а цифры и Крым сочетаются примерно так же, как налоговая инспекция и свободная любовь. Давайте попробуем понять, хотя не факт шо получится.

Крымономика не является точной математической наукой, она ближе к абстрактной живописи. Цифры я кое-какие дам, но они меняются год от года, непонятно кто их и как считал, и дают только общее представление о делах. Как вопрос: «Как себя чувствуешь?» – и ответ: «Х…ево!»

Диагноз по такому ответу не поставишь и терапию не назначишь. Но понятно, что надо в жизни что-то менять.

Дотации в крымскую экономику до оккупации составляли 60% всего бюджета полуострова-кормильца. Сразу отмечу, здесь две наколки – это «дотация» и «бюджет».

Во-первых, это не дотация в прямом смысле, и не инвестиция, и не вложение. Это было «дай денех на водку». Дотация, даже в социалку, имеет прибыль в перспективе для государства и населения. Дети учатся чему-то полезному, продуценты меньше болеют, милиция бьет население, не просто для развлечения, а чтобы оно не било витрины и все такое. Крымская медицина, например, это «вы что, приежжий??? Так зачем вы пришли в поликлинику??? Ехайте болеть по своему месту проживания!». То есть тебя откровенно посылает нах…й и отказывает в медобслуживании куреца, две трети зарплаты которой состоят из твоих же, киевских, днепровских и волынских налогов.

При Гиреях такой х…йни не было. При Гиреях даже рабов лечили, кое-как, но бесплатно. Средневековая Кафа по сравнению с современной Феодосией – это место, полное заботливых и бескорыстных людей.

Во-вторых, крымский «бюджет» это настолько абстракция, что даже аэропорт Малевича отдыхает. Крымский бюджет рисовался на обороте пачки чипсов и отправлялся в Киев обыкновенной почтой. При малейших вопросах, типа «Как это 66 миллионов?» отвечали шото: «Ой, вы же вверх ногами документы держите! Переверните, будет 99 миллионов», – «Нет, получается «воноиллим 99», это что-то по-еврейски?» – «Та шо вы пристали, это секретарша напутала. Дайте бумажку, щас исправим!».

Если смотреть на структуру доходов Крыма, это 6% от туризма, 12% от сельхоза, и остальное от непонятного. Надо было что-то сочинить и отправить в Киев, чтобы там умножили деньги, которых нет, на 1.6 и вернули, чтобы их тоже не стало.

Каким образом могла работать эта еб…нутая конструкция, да еще десятилетиями?

Прежде всего, это реальная, а не формальная автономия Крыма. Не там где крымский флаг, крымский парламент, крымские гимн и конституция, и даже крымский язык и национальный танец «Эх, яблочко». А такая шо «как хотим, так и воротим». Поэтому когда увядшие акации «русской весны» ноют – до чиво жы вы, хахлы, давели наш Крым! – это чес уровня «до чего хахлы довели Марс». На плохие местные дороги исправно давались деньги, а куда они девались – так это надо, наверное, местных воров спрашивать, нет, а не киевских?

Затем, нереальная путанина в крымономике, основанная на свободной миграции трудового и финансового ресурса. Статистическая база формировалась на основе непрерывного и стремительного махания руками, что не давало подсчитать количество рук. Вот тут нет, о, уже есть! А тут две, ой, бл…ть, а уже ни одной. О, а третья рука откуда?

Херсонский пацан, учащийся в Киеве, приезжал в Ялту подработать сезонным диджеем в найт-клабе. При этом он типа зарабатывал в Крыму, чтобы потратить в Киеве, откинув часть содержания херсонской маме. Однако, в Крыму он зарабатывал не на крымчанах, а на киевлянах, а крымчане снимали с него дельту за труд, и ехали «в Херсон за арбузами». Ну, в общем, вы поняли.

Но крымский молодняк в это время ехал в Киев или Львов, оплачивая учебу из курортных денег, и тоже работал, приносил пользу, пересылая откат крымской маме, и тратил деньги на Буковель и лыжи.

Из-за интеграции в общий украинский стрим, в крымской хворобе все как-то крутилось и вертелось, как говорил мой покойный друг-наркоман «бульджировало». И поэтому нельзя было говорить об общем финансовом пробое Крыма, потому что его отдельно вообще не рассматривали всерьез по деньгам. Ну, допустим, у меня на балконе зимой холоднее, чем в спальне, но это не повод отбивать себе балкон. Там курить можно, консервацию держать и все такое.

И все так шло, как в цыганской семье, где Крым занимал место великовозрастного долбо…ба, который жрет больше, чем зарабатывает. Но в общем котле этого не заметно, и потом – он же свой. Пусть мало зарабатывает, зато может с младшими посидеть, или пол помыть. Может быть, он не живыми деньгами зарабатывает, а вообще. Если его отдельно рассматривать – то это айкью 65 и засохшие сопли. А в контексте цыганской «биг фемили» – нужный человек, умеет подражать голосам птиц, что веселит бабушку, которая курит трубку и варит всем кофе. Вот не будет дурак свистеть канарейкой – не будет никому кофе.

И тут пришла «русская весна», захлопнула сундук, и стала изучать Крым отдельно, в качестве налогоплательщика. И сильно расстроилась, а потом растроллилась.

Сначала они верили крымским сказкам про «хахлы нас довели» и ввалили в крошечный полуостров 135 000 000 000 рубасов за год, ожидая элементарной отдачи и списывая на «послевоенное устройство». Оказалось, что крымчанам пох…й, кто их доводит до цугунедера – хахлы или маскали, выдачи с Симферополя, как с Дона, нет.

Маскали нахмурились, и попытались ввалить чуть меньше. Крым тут же взвыл и начал выкладывать фотки порепаных дорог и пустых пляжей. Сейчас на одного крымчанина из бюджета тратится в год в восемь раз больше, чем на чеченца, и в 17 раз больше чем на среднюю расейскую мордвятину. Мордвятина нервничает, но это пох…й – уже чеченцы нервничают.

При условии глобальной и региональной изоляции выхода из «крымского сундука» нет. Крымчане цопали из украинского бюджета, но расплачивались, хотя бы частично, своим трудом по стране и в зарубежье. В России их труд не нужен – кроме районов Читы, Тобольска и Уэлена. Потому что в Москве своих диджеев дох…я, если не больше. Зарубеж это вообще все, лучше забыть, чтобы психику не ломать. Не при этом поколении, как минимум.

А таки придется в Читу. Потому что из украинского бардака с общим котлом Крым призвали в имперскую армию, поставили на медкомиссию, посмотрели на дебила, на его айкью и сопли, взялись за голову и сказали: «Ой, бля-я-я-я…»

Вымирание бывает разным. Мокшваль любит поминать всуе «вымирание Балтии после вступления в ЕС». Но там довольное хитрое вымирание, после разноса межгосударственных стен множество балтов свалили в ЕС – это факт. Вымирают они там вкусно, полезно и комфортно. Примерно так вымирает каждый год на лето любая школа. И что интересно – никто не бежит в милицию с воплем «дети пропали!» Навымираются до сентября у бабци в деревне и вернутся живые и румяные. Или в другую школу перейдут, тоже ничего страшного.

Российский вариант вымирания – он кагбы в прямом смысле слова. И крымчане сейчас это постигают. Потому я не против выдачи им паспортов с последующим выездом в ЕС. Най беруть й єдуть. Один раз ступили, дайте им шанс хотя бы помыть унитазы в Польше вместо рубки леса в Сибири. Настоящий дьявол не в них. У них просто айкью-65 и засохшие сопли, и мы это знали всегда.

Настоящий дьявол сейчас задумчиво просматривает финбаланс по Крыму и аффилированным проблемам, и думает – усыпить слабоумных, или просто выгнать на улицу, чтобы там сами вымерли? Каждый год по 135Г денег, мосты, вода – и за шо? Нет, это перебор.

Крым – не бутерброд. Это сундук, который Россия отобрала, опустошила, сковыряла медь заклепок на цветной металл, и сейчас размышляет – не насрать ли еще в него дополнительно, перед тем как вернуть законным хозяевам?

Ведь мелочь, а приятно. Вроде пришли к мировому, хахлы откроют побитый и потертый суднук, а там ничего, кроме говна нет.

Поэтому сундук надо брать в том виде, в котором был. Целым и чистым. А говно из него вернуть обратно в Россию.


Gorky Look
Поделитесь.





Новости партнеров