вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виталий Портников: Россия не государство, а большое КГБ Почему нынешнее руководство в Кремле постоянно прибегает к спецоперациям вместо дипломатии

С логической точки зрения, после скандального разоблачения офицеров Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил России, которые принимали участие в отравлении перебежчика Сергея Скрипаля и его дочери, Москва должна была бы воздержаться на время от активной разведывательной деятельности на Западе. Однако информация о масштабных кибератаках, совершенных сотрудниками того же ведомства в Нидерландах и США, говорит скорее об обратном. В Кремле никто даже и не задумывается об осторожности, в Кремле задумываются о нападении.

Разгадка этой нелогичного поведения – в «основной» профессии Владимира Путина, который после избрания президентом России говорил на встрече с руководством ФСБ, что он «командирован» из спецслужб на пост главы государства. Кстати, и окружил себя Путин такими же выходцами из спецслужб, которые обучены исключительно проводить специальные операции – и воспринимают мир через свои навыки.

Российская спецоперация – абсурдная имитация политики

Для классического политика спецоперация – лишь гарнир к основному блюду – дипломатии, тайным консультациям, в конце концов – к войне. Но выходцы из КГБ свято уверены, что с помощью спецоперации можно решить любую политическую проблему. Даже когда они применяют войска, у них нет ни мужества, ни желания в этом признаться – как это было в Крыму или позже на Донбассе.

Как можно действовать иначе, если спецоперация – мать всех побед?

Даже когда они организуют убийство «предателя и подонка» – именно так Путин публично охарактеризовал Скрипаля – они называют возможных исполнителей «туристами».

И тогда понятно, что в ситуации с расследованием обстоятельств применения химического оружия в Сирии или с отравлениями в Солсбери нужно попасть в базы данных Организации по контролю за химическим оружием, а в ситуации с расследованием принятия допинга в российском спорте – раскрыть базу данных Всемирного антидопингового агентства. Как можно действовать иначе, если спецоперация – мать всех побед?

Но на самом деле разведывательные службы потому и сопровождают государство, а не подменяют его, что сами по себе не могут ничего решить. Их задача в любой стране – и демократической, и авторитарной – собрать информацию, чтобы дать возможность политическому руководству принять правильное решение за столом переговоров или на театре военных действий. Российская спецоперация – абсурдная имитация политики. Даже знаменитая доктрина начальника российского Генштаба генерала Герасимова о современной гибридной войне – это не какое-то великое открытие, а всего лишь попытка генералов приспособиться к воспитаннику КГБ Путину и его чекистскому окружению. Превращение России в большое КГБ и привело к тому, что войны могут быть только гибридными, операции – специальными, а политика – провальной.


Виталий Портников / Радио Свобода
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

пять + одиннадцать =