воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Олег Панфилов: Собирание «земель русских». Зачем сепаратистам нужна красивая сказка Последний шедевр сепаратистской пропаганды – книга «Загадка Катерины. Кем была мать Леонардо да Винчи?»

В Сухуми произошла сенсация – состоялась презентация книги «экс-министра» иностранных дел Абхазии, профессора филологии Вячеслава Чирикба «Загадка Катерины. Кем была мать Леонардо да Винчи?». В присутствии двух десятков человек было заявлено, что Катерина ди Мео Липпи была абхазкой. С точки зрения науки – событие тривиальное, для пропаганды сепаратизма – важное, пишет Олег Панфилов для Крым.Реалии.

На постсоветском пространстве, которое еще сто лет назад называлось Российской империей, сочинительство истории было делом государственным. Историки и пропагандисты из литераторов и художников придумывали новые мифы, государственные чиновники делали все, чтобы в прессе или литературе не появлялись «неправильные» исторические факты и их интерпретация. Государство было заинтересовано в сочинительстве – нужно было оправдать процесс, который называли «собиранием земель русских», который на самом деле был банальным захватом чужих территорий. Многие литераторы из классиков русской литературы в свое время были банальными пропагандистами, сочинителями новой истории.

Если рассматривать постсоветский сепаратизм как политическое явление, то выявится совершенно банальное объяснение – то, чем коммунисты всегда гордились, оказалось мифом. С первых же дней советской власти большевики, а потом и коммунисты гордились интернационализмом, правом захваченных Российской империей, а потом и советской властью народов жить дружно и в мире. Кто не хотел быть толерантным, того обвиняли в неуважении к основным принципам марксизма-ленинизма, а в Уголовном кодексе СССР 1922 года была прописана мера, применяемая к людям, которых обвиняли «в возбуждении национальной вражды и розни». Она была чрезвычайно строгой – вплоть «до высшей меры наказания».

Советская власть была подлой: с одной стороны, наказывала людей за разжигание межнациональной розни, с другой – ссылала целые народы, обвиняя их в преступлениях, которые могут совершить отдельные люди, но никак не весь народ. Регулируемая межнациональная рознь никак не обращала внимания на многочисленные анекдоты, унижающие национальное достоинство, которые, судя по многочисленным свидетельствам бывших чекистов, распространял сам КГБ – для регуляции и контроля над ненавистью.

На самом деле, межнациональное согласие было большим чекистским мифом – невозможно себе представить, что объединяло завоеванные народы, находящиеся за несколько тысяч километров друг от друга. Что общего, к примеру, между чеченцами и чукчами? Ничего – ни культура, ни язык, ни традиции, ни вера, ни климат, только одна колючая проволока на всех, опутавшая границы Советского Союза. Но внешне – все друг друга любили, стояли на пропагандистских плакатах рука об руку, даже обнимались, демонстрируя согласие, все эти публичные проявления дружбы тиражировались миллионными тиражами в плакатах, открытках и кинолентах.

Что же случилось потом, когда Советский Союз стал умирать естественной смертью, как незаконнорожденное дитя, у которого не было добрых родителей, а были злые воспитатели-надсмотрщики. Вожди составляли списки депортированных народов Крыма и Северного Кавказа, балтийских республик и врачей, которые почему-то все оказались евреями? Почему осетины вдруг возненавидели ингушей, с которыми жили последние несколько веков, откуда такая ненависть абхазов к грузинам, армян к азербайджанцам, узбеков к кыргызам? Мы знаем лишь несколько сепаратистских войн, инициированных тогда еще советскими коммунистами и их преемниками в современной России, а сколько им не удались, хотя они очень старались натравить народы друг на друга, расписываясь в собственных лживых постулатах о том, что счастливо и дружно жили в Советском Союзе.

Счастливо могут жить лишь свободные люди, а не собранные за одну колючую проволоку на огромной территории, но соседние народы всегда жили вместе, вырабатывая на протяжении веков правила общения или урегулирования конфликтов. Как пример – общие фамилии у ингушей и осетин. Или десятки тысяч абхазов с грузинскими фамилиями. Или представитель «донецкого народа» русский Иванько спокойно стал убивать полтавчанина украинца Иванько. Кто сочинил им историю, которая стала разделять людей одного происхождения, с одной и той же фамилией?

Советский, конца 1980-х годов, и постсоветский сепаратизм никакого отношения к истории взаимоотношений не имеет, он был исключительно пропагандистским, когда советской власти нужно было найти или придумать поводы для того, чтобы обуздать рвавшиеся к свободе народы. Как заставить молдаван не смотреть на свою историческую родину Румынию? Правильно, нужно им придумать Приднестровье. А свободолюбивым грузинам – Абхазию и «Южную Осетию». Азербайджанцам – Карабах. Кыргызам – Ош. Узбекам – «понаехавших» турок-месхетинцев. Организовать сепаратистское движение просто, с помощью огромной армии сексотов, нелегальных осведомителей и официальных сотрудников КГБ, вооружить их, снабдить деньгами, типографиями, дать возможность говорить по центральным телеканалам, чтобы рассказать историю об «унижениях, которые испытывал многострадальный народ …. (нужное вставить)».

«Многострадальность» – любимое определение прошлой жизни будущего сепаратиста, будь то представитель «русского мира» в Крыму или абхаз, по льготной советской квоте окончивший Московский университет. Чтобы сепаратизм получился качественный, нужно было вызвать жалость к самим себе, зарядиться ненавистью и собрать силы в кулак, чтобы «дать отпор». В качестве заряда ненависти обычно приводится историческая интерпретация прошлого той или иной территории. Теперь мы знаем о первобытнообщинном строе Донбасса, а российский президент рассказал увлекательную историю о киевском князе Владимире, который крестил жителей Российской Федерации в крымском городе Корсунь, который на самом деле древнегреческий город Херсонес. Придуманная вовремя история объединяет сепаратистов вокруг этой сказки.

Сочинительство – увлекательное занятие для сепаратистов, пытающихся оправдать свою деятельность по отторжению чужих территорий. На оккупированных территориях Донецкой области, к примеру, собираются изучать так называемый «донецкий язык», и на эти цели недавно был выделен грант. За реализацию этого проекта взялся Вячеслав Теркулов, профессор филологии: «Мы хотим составить словарь донецкого регионального диалекта. Не секрет, что у нас существует огромное количество слов, которые не понимают жители других территорий». Или взять уникальное издание «Введение в историю Донецкого края», в котором на полном серьезе пишут о первобытной истории Донбасса, но ни разу не встретите слово «Голодомор» и переселение людей из российских территорий на Донбасс, для формирования нового русскоязычного населения. Упоминание Украины в основном в контексте советской истории. Имперские традиции исторической манипуляции продолжаются в сепаратистском образовании «ДНР».

В соседней «ЛНР» не стали витиевато разъяснять особенность древней истории, и председатель так называемого «Народного совета ЛНР» Владимир Дегтяренко заявил о том, что «четыре тысячи лет назад здесь не было великих укров. Здесь были горняки Донбасса. И они тогда еще, четыре тысячи лет назад, здесь добывали уголь, здесь строили поселки, и, в принципе, развивали человеческую цивилизацию». Оказывается, «великих укров» не было, а фамилия Дегтяренко почему-то есть, вероятно, как исконно горняцкая фамилия строителей древних поселков и создателей человеческой цивилизации. Ректор Луганского национального аграрного университета Михаил Орешкин предложил новый этноним: «Мы издали вот такую книгу, это учебное пособие, первая часть – «Луганщина: славный путь через века и тысячелетия», где мы показываем нашу общность, так сказать, донбасскую. Был даже предложен термин такой – «донбасситы», то есть это жители Донбасса». Термин скорее всего не прижился, потому что не встречается в СМИ, хотя, если следовать собственной интерпретации древней истории, то древние жители должны называться скорее «донбассоидами» или «донбассопитеками».

Сочинительством истории увлекались идеологи новых государств, образованных из бывших советских республик. В советское время они очень осторожно относились к интерпретации исторических событий и оценке исторических личностей, поскольку главный контролирующий историю орган находился в Москве. После распада СССР недавние советские историки как с цепи сорвались, сочиняя национальные истории Таджикистана, Беларуси или Армении. Каждый пытался придать своей истории черты древнейшей цивилизации, но в которой на самом деле не было никаких таджиков или узбеков, а шел естественный процесс передвижения народов, ассимиляция и смешение культур. К примеру, в Бухарском эмирате не было разделения по этническому признаку, если и делили, то по языковому, хотя многие купцы и чиновники были двуязычными, а то и знатоками нескольких языков. Нынешние границы государств или сепаратистских образований к реальной истории не имеют никакого отношения, исторический процесс не подвластен современной пропаганде и желанию чиновников отдельно выделить «историю ЛНР», отличающуюся от «истории ДНР».

Наконец, последний шедевр сепаратистской пропаганды – книга «Загадка Катерины. Кем была мать Леонардо да Винчи?». Издана она в Санкт-Петербурге тиражом в 1500 экземпляров, при поддержке президента Международного объединения «Алашара» Мусы Экзекова. Автор – «экс-министр иностранных дел» Абхазии Владислав Чирикба. В одном из журналистских отчетов о презентации рассказывается: «Примерно шесть лет назад на телеканале Discovery Чирикба увидел передачу о матери Леонардо да Винчи Катерине. Из нее абхазский дипломат и узнал о том, что Катерина была рабыней. «Я совершенно ничего не знал об этом, – признается он. – Потом читал литературу по истории Абхазии, работы Резо Кация по генуэзским колониям в Абхазии. У Абхазии были очень интересные связи с Италией. Черное море в период итальянской колонизации называли Генуэзским озером, настолько было сильно их влияние здесь с 13 по 16 век».

Это, собственно, и все «доказательство» предположения, хотя никакой особой истории у Абхазии не было, потому что в 13 веке Абхазия была обычной провинцией грузинского царства, возглавляемого Тамар, затем подвергшимся нападению отрядами монгольской армии под командованием Джэбэ и Субэдэя. А после распада Грузинского государства во второй половине 15 века Абхазия стала частью Имеретинского царства. Конечно, тогда была работорговля и купцы возили рабов на продажу в разные страны. Рабыня Катерина, если верить версии Чирикба, должна быть крещеной и говорить на понятном нотариусу Пьеро, отцу Леонардо да Винчи, языке. Нотариус вряд ли понимал абхазский.

О Леонардо да Винчи написано тысячи книг и сотни тысяч статей, в том числе и о его происхождении. Ни один исследователь не упоминал абхазскую версию, хотя с того времени сохранилось достаточно исторических документов. Пока профессор Чирикба не увидел передачу на телеканале Discovery, которая и стала поводом для нового «открытия». Итальянский историк Франческо Чианчи в книге «Catarina Sclava» называл Катерину арабкой, другие исследователи – даже китаянкой. В принципе, каждый может назвать ее кем угодно, но в Абхазии решили приблизить свою «древнюю историю» к Европе. Пользы от версии для биографии Леонардо да Винчи никакой, для абхазов – огромная, теперь можно гордиться причастностью к великому мастеру, даже если это и плод фантазии пропаганды.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

пять − 5 =