вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: «Медведчук». Новые эпизоды фильма Вот один из вариантов сценария новой кульминационной сцены киноленты – судилища над оступившимся поэтом Стусом, в которой впервые восходит юридическая звезда адвоката новой формации, опередившего время, – патриота родины, отца украинской независимости и вечного узника совести Виктора Медведчука

Новость о том, что из нашумевшей историко-юридической драмы «Медведчук» вырезали сцену с участием Стуса, возмутила украинскую общественность, которая, в свою очередь, вынудила авторов блокбастера доснять недостающие эпизоды с неукоснительным соблюдением исторической правды, иначе прокат фильма будет заблокирован через суд.

Вот один из вариантов сценария новой кульминационной сцены киноленты – судилища над оступившимся поэтом Стусом, в которой впервые восходит юридическая звезда адвоката новой формации, опередившего время, – патриота родины, отца украинской независимости и вечного узника совести Виктора Медведчука.

«Зал заседаний Киевского горсуда. На скамье подсудимых сидит пристыженный Стус. Видно, что он готов чистосердечно раскаяться в содеянном, но робеет под строгим взглядом молодого, но очень талантливого адвоката Медведчука. Государственный обвинитель тоже робеет Медведчука, но старается не подавать виду, а потому ведет себя задиристо, подчас вызывающе. Медведчук одет в вышиванку, на его чувственных губах играет легкая презрительная улыбка, выражающая отношение к происходящему. Входит судья.

СЕКРЕТАРЬ: Встать, суд идет.

СТУС (встает): Да здравствует советский суд – самый гуманный…

МЕДВЕДЧУК (с нажимом): Василий!

Стус, покраснев, поспешно садится.

СУДЬЯ (занудно): Подсудимый, встаньте.

МЕДВЕДЧУК: Так несправедливо обвиненный кровожадной советской диктатурой гражданин Украины Стус В. С. выражает свой решительный протест. Василий, не вставайте.

СТУС (примирительно): Не, ну шо мне, трудно встать, что ли.

МЕДВЕДЧУК (с нажимом): Василий!

Стус, побледнев, умолкает.

СУДЬЯ (смущенно): Заседание суда объявляется открытым.

Медведчук кивает с ироническим одобрением. Судья делает вид, что не заметил.

ПРОКУРОР (прокашливаясь): Приступим, кгм, к допросу свидетелей.

МЕДВЕДЧУК: Протестую!

ПРОКУРОР (ревниво): Чего это?

СУДЬЯ (поеживаясь): Принимается.

В зале суда воцаряется неловкое молчание. Воспользовавшись паузой, Медведчук достает из мешковатой, но чистой торбы сало и начинает нарезать его тонкими аппетитными ломтиками. Стус сглатывает. Быстро оглядевшись по сторонам, Медведчук украдкой бросает ему два кусочка. Прокурор жестами дает понять, что ему тоже, но Медведчук показывает ему под столом дулю. По комнате распространяется дурманящий запах чеснока.

СУДЬЯ (нервно): Что, так и будем молчать?

МЕДВЕДЧУК: А что говорить, все сфабриковано.

Через заднюю дверь в зал суда входит Юлия Тимошенко с высоко поднятым плакатом «Батьківщина: Новий економічний курс!» и принимается неторопливо ходить с ним по комнате, со значением поглядывая в камеру.

ПРОКУРОР (визгливо): Протестую! Посторонние в зале, продакт-плейсмент, статья 154 УК РСФСР…

МЕДВЕДЧУК (снисходительно): Та чо, нормально, пусть ходит, жалко вам, что ли, сатрап вы эдакий.

Походив, Тимошенко удаляется, плотно прикрыв за собой дверь.

СУДЬЯ (уныло): Неплохо бы все-таки заслушать свидетеля.

МЕДВЕДЧУК (саркастически): Ну, раз вы так настаиваете… (закадровый смех) Заметьте, не я это предложил (сильный закадровый смех). Суд вызывает свидетеля товарища Оксану Марченко.

ПРОКУРОР (смущенно): Я не разделяю это решение и осуждаю появление в зале суда лица, которое связывают… связывают… эээ…

МЕДВЕДЧУК (зловеще): Продолжайте, продолжайте, товарищ.

ПРОКУРОР (запинаясь): Даже тот факт, что этот процесс является постановочным, не оправдывает появления…

МЕДВЕДЧУК (устало): Ну все, все, молодец. Заходи, Оксаночка.

В зал суда входит свидетель товарищ Оксана Марченко и начинает молча плясать гопак, вызывающе размахивая грудью. Лица участников судилища сереют. Гособвинитель и судья пускают слюни, Медведчук украдкой по очереди показывает им под столом дулю. Стус аплодирует стоя.

МЕДВЕДЧУК (вкрадчиво): Скажите, свидетель, вы могли бы здесь станцевать, ну, допустим, «барыню»?

СВИДЕТЕЛЬ (беззаботно): Та хоть шо!

МЕДВЕДЧУК (хмуря брови): А если подумать?

СВИДЕТЕЛЬ (поспешно): Нет, конечно же нет, только гопак.

МЕДВЕДЧУК (торжествующе): Спасибо, свидетель, вы свободны. Как видите, товарищ прокурор, ваше обвинение трещит по швам.

ПРОКУРОР (уныло): Похоже на то, товарищ адвокат. Не понимаю, как вы это делаете.

МЕДВЕДЧУК (устало пожимая плечами): Все дело в законности, товарищи. В законности и исторической неизбежности украинского выбора.

В дверь зала суда с грохотом вваливается сильно побитый украинский кобзарь. В его руках кобза с порванными струнами.

КОБЗАРЬ (с отчаянием в голосе): Медведчук! Пане Медведчук, спасите, за мной гонятся вовкулаки режиму!

МЕДВЕДЧУК (встревоженно вскакивая с места): Кто тебя, сироту, обидел? Следом за кобзарем врываются двое агентов КГБ.

АГЕНТЫ КГБ (ревут, показывая пальцами на кобзаря): Вот он, нацист проклятый, держи его!

МЕДВЕДЧУК (решительно): Ану стоять.

АГЕНТЫ КГБ (упавшими голосами): Б…яааа, это Медведчук… Пошли отсюда.

МЕДВЕДЧУК (разъяренно): Стоять, кому сказал! Фамилия!

Агенты КГБ с грохотом убегают из суда. Медведчук с добродушным смехом подходит к кобзарю и заботливо перетягивает ему струны на кобзе.

МЕДВЕДЧУК (тихо): В следующий раз будь осторожнее, я же не могу все время тебя вытаскивать. За мной сам Андропов по пятам идет, ниточка тянется в Политбюро.

КОБЗАРЬ (растроганно): Спасибо, друг Ведмидь, оковы тяжкие падут, слава Украине.

МЕДВЕДЧУК (тихо): Героям слава.

В следующий момент камера отъезжает, и оказывается, что их подслушивал прокурор.

ПРОКУРОР (радостно): Ну все, вот ты и попался. Конец тебе, друг Ведмидь!

СТУС (ломая руки): Неееет!

СУДЬЯ (звенящим голосом, скороговоркой): Именем Советской Социалистической республики молодой талантливый юрист Виктор Медведчук за нацисткие лозунги и антисоветскую деятельность приговаривается к 20 годам лагерей строгого режима без права переписки!

ПРОКУРОР (на полтона ниже): А платный провокатор КГБ агент Балалайка получает личную благодарность товарища Андропова и премируется путевкой в Ялту.

КОБЗАРЬ (подлым голосом): Служу Советскому Союзу!

МЕДВЕДЧУК (горько): Ну вот, кто бы сомневался… Весь обшир мій – чотири на чотири. Куди не глянь – то мур, кутор і ріг. Всю душу з’їв цей шлак лілово-сірий, це плетиво заламаних доріг…

СТУС (поспешно записывая): А ничо так стишок.

КОНЕЦ СЦЕНЫ».


Василий Рыбников / УНИАН
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

15 − тринадцать =