вторник, 17 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Томас Фридман: Владимир Путин – агент ЦРУ? Путинская Россия сейчас более изолирована, чем когда-либо прежде

За последние годы Путин предпринял столько усилий, чтобы ослабить экономику и основу человеческого капитала РФ, что возникает вопрос, не получает ли он зарплату от ЦРУ, пишет Томас Фридман для The New York Times (перевод – Новое время).

Твердое нежелание президента Трампа говорить что-либо негативное о России настолько поразительно, что бывший директор Национальной разведки США Джеймс Клеппер однажды отметил: «Владимир Путин управляет Трампом, как если бы тот был «активом» российской разведки. Но будь я российским гражданином, то поставил бы вопрос так: является ли Путин агентом США?».

Почему? Потому что за последние годы Путин предпринял так много усилий, чтобы ослабить экономику и основу человеческого капитала РФ, что возникает вопрос, не получает ли он зарплату от ЦРУ.

Начиная где-то с 2007-го или 2008-го, Путин, видимо, решил, что восстанавливать Россию, выращивая ее невероятные таланты и укрепляя верховенство права, слишком сложно. Ведь для этого пришлось бы делиться властью, проводить реальные выборы и строить по-настоящему разнообразную, основанную на инновациях экономику.

Вместо этого Путин решил искать достоинство России во всех самых неподходящих местах: мобилизовать нефтяные и газовые скважины, а не своих людей; укреплять войска, а не верховенство права; обогащать себя и круг приближенных олигархов, накинув на себя плащ русского православия и национализма, близких его электоральной базе.

Ведущее бизнес-издание Франции Les Echos процитировало недавно российского технического специалиста, отмечая, что «один лишь Microsoft регистрирует больше патентов, чем вся Россия!». Российский рынок технологии слаб, говорится в статье, а «коррумпированная судебная система крайне усложняет защиту вашего дела в суде, даже если хищник покусился на ваш успешный стартап».

Несмотря на всю браваду и разговоры о том, насколько успешным воплощением авторитаризма является Путин, возникает вопрос: почему тогда Путин так сомневается в своей популярности в России спустя 20 лет пребывания у ее руля, что побоялся допустить к участию в выборах единственного достойного доверия независимого кандидата?

Правда в том, что Путин последовательно ведет себя как фермер, который продает самую ценную говядину в обмен на кубики сахара. То есть он ищет краткосрочные всплески собственной популярности среди российских националистов, потому что он не чувствует уверенности. И расплачивается за это, отдавая настоящую говядину, делая Россию слабой в долгосрочной перспективе.

Говядина в обмен на сахар – не лучшая сделка.

К примеру, в 2014-м Путин захватил Крым и вторгся на территорию восточной Украины при помощи замаскированных российских военных, чтобы получить краткосрочный всплеск сладостного опьянения среди российского электората, а взамен получил необходимость жить с долгосрочными экономическими санкциями, наложенными Западом и замедлившими рост России.

В 2015-м, чтобы доказать, будто Россия по-прежнему является сверхдержавой, в качестве очередного краткосрочного всплеска Путин отправляет в Сирию своих советников, самолеты военно-воздушных сил России, специальные подразделения, а также ракетные батареи класса «земля-воздух». Все для того, чтобы предотвратить свержение союзника России – сирийского президента Башара Асада. Поддержка Путина вместе с помощью со стороны Ирана едва удержали Асада у власти, но теперь Путин застрял в Сирии и не может из нее выбраться таким образом, чтобы Асад не лишился власти, а сам Путин не выглядел глупо.

Вот как описал дела Путина в Сирии опытный эксперт по внешней политике Владимир Фролов в колонке для издания The Moscow Times за 5 марта 2018-го: «В Сирии Россия обнаружила, что выиграть войну может быть сложней, чем выиграть мир. Всякий раз, когда президент Путин объявляет победу и анонсирует сокращение присутствия российских войск, как это было в декабре, борьба разгорается с новой силой и Москва вынуждена отправлять подкрепление. Сейчас Москва борется за то, чтобы перевести свои военные завоевания к международному правовому политическому урегулированию, что помогло бы России окупить свои инвестиции в конфликт. В данный момент Сирия остается неуправляемой и разделенной на территории, каждой из которых управляют, исходя из собственных интересов, региональные игроки».

Последним поступком Путина, напоминающим обмен говядины на сахар,  стал приказ использовать нервно-паралитическое вещество, производимое только в России, для отправления бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в английском городе Солсбери. Последовавший ответ Запада премьер-министр Британии Тереза Мэй окрестила как самое большое коллективное изгнание предполагаемых российских разведчиков – более 100 из более 20 стран.

Случайно или намеренно, отравление и реакция Запада помогли Путину повысить процент проголосовавших за него в ходе последних фальшивых президентских перевыборов – еще одно опьянение сладким. Однако на следующее утро путинская Россия проснулась более изолированной, чем когда-либо прежде. К тому же друзья Путина и прочие российские олигархи – те, которые делали в России миллиарды грязных денег, чтобы затем отмыть и хранить их в Лондоне, – теперь оказываются под пристальным взглядом британских властей.

К тому же существует долгосрочная стратегия Путина – одновременно оспорить мать-природу, человеческую природу и закон Мура. Он ставит против матери-природы – будто мир, даже в эпоху разрушительных изменений климата, будет бесконечно зависеть от его нефти и газа. Он ставит против человеческой природы – будто молодое поколение не захочет быть свободным, чтобы полностью реализовать свой потенциал, а не только лишь жить на сладких воспоминаниях об историческом величии. Он также хочет оспорить закон Мура – будто неуклонное развитие технологий не позволит российской молодежи установить связи и сотрудничать, а также разгадать его фарс.

Я не радуюсь проблемам Путина. Я был против расширения НАТО и хотел, чтобы Россия интегрировалась в семью европейских демократий. Слабая, изолированная и униженная Россия – это опасное животное. Но для процветания в долгосрочной перспективе России необходима «перезагрузка», и она может произойти только изнутри. Однако Путин не будет нажимать эту кнопку.

«Без реформ нет оснований испытывать оптимизм относительно долгосрочных тенденций развития России, если учесть ее плохой демографический профиль, слабые институции и неспособность диверсифицировать экономику, несмотря на наличие чрезвычайно талантливого и творческого населения, – написал экономист из Гарварда Кеннет Рогофф в прошлом году в издании The Guardian. – Если мир продолжит двигаться к низкоуглеродистому будущему, Россия столкнется с неизбежным выбором: начать экономические и политические реформы или столкнуться с длительной маргинализацией – с санкциями Запада или без них».

Грустно видеть, как страна, давшая нам Чайковского, Толстого, Спасского, Сахарова, Стравинского, Шишкина, Достоевского, Солженицына, Пушкина, Нуреева и сооснователя Google Сергея Брина, становится более известной благодаря «Новичку» (смертоносное нервно-паралитическое вещество, которое применили в Британии), «зеленым человечкам» (замаскированные российские военные, захватившие восточную Украину) и Guccifer 2.0 (русский киберагент, в 2016-м взломавший Демократический национальный комитет).

Все это – обмен говядины на сахар. Такое наследие Путина.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

17 − тринадцать =