воскресенье, 22 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему Тимошенко переигрывает саму себя, нападая на Коболева Юлия Тимошенко и ее соратники так увлечены внутриукраинским пиаром, что забывают о внешних имиджевых рисках

У победы тысяча отцов, а поражение – всегда сирота. Такая фраза президента США Джона Кеннеди, сказанная им в 1961 г. по поводу неудачи американских десантников в кубинском заливе Свиней, вполне подходит для характеристики нынешнего украинского триумфа над Россией в третьей газовой войне. Точнее, того масштабного пиара, который устроили и будут еще устраивать многие украинские политики и чиновники вокруг этого действительно эпохального для страны свершения. Причем все достаточно традиционно: одни норовят приписать все лавры победителя исключительно себе, другие просто желают примазаться к победе любым удобным способом, ну а третьи, обычное дело, пытаются рассмотреть в ней любимую «зраду», пишет Олег Полищук для Деловой столицы.

Например, пятая колонна Кремля в виде «Оппозиционного блока» вообще умудрилась выставить этой истории исключительно негативные оценки. Партия экс-«регионалов» устами известного «мастера газовых дел» Юрия Бойко заявила, что за газовый кризис должны ответить не Путин с «Газпромом», которые его как раз и инициировали в ответ на свой обидный проигрыш в Стокгольме, а украинское правительство и «Нафтогаз», потому что «как только начался скандал, то дети сразу были вынуждены остаться дома, потому что нечем отапливать школы и детские сады».

Видимо, просто Бойко не успели вовремя доложить, что «скандальный кризис» длился на самом деле считанные часы, и недостающие Украине объемы газа были тут же компенсированы подписанием соответственного контракта с польской нефтегазовой компанией PGNiG. А отопление школ и детсадов осуществлялось в привычном режиме, что позволило детям не пропустить ни одного дня занятий в последние морозные дни. Хотя у тех, кто черпает свои политические установки только из российской пропаганды, своя иррациональная логика, которую сложно понять «непосвященным».

Впрочем, основная масса украинцев, в отличие от «опоблоковцев», давно не следит за проделками северо-восточных пропагандистов, посему не ощутила на себе никаких проблем с кремлевским газовым ультиматумом. Правда, кто-то, конечно, был сагитирован, но уже с нашей стороны, на акцию «прикрути», снизив температуру в своей квартире на пару-тройку градусов. Однако тем самым он автоматически приобщился к глобальной эйфории: и относительно победного установления «Газпрома» на украинский счетчик, и полного одобрения действий Киева со стороны западных партнеров, и ожиданий новых вердиктов Стокгольмского арбитража, снимающих с Путина «последнюю рубаху».

Понятное дело, что главным приемщиком всевозможных поздравительных телеграмм считается «Нафтогаз» в целом и лично его руководитель Андрей Коболев. Дошло даже до того, что глава парламентской фракции «Народный фронт» Максим Бурбак призвал президента Петра Порошенко наградить Коболева государственной наградой «за победу в важном сражении настоящей войны». Не забыв упомянуть об еще одном «победном отце» – своем партийном лидере Арсении Яценюке, так как именно во время его премьерства в 2014 г. «началась подготовка к этой непростой битве». Что выглядело уж слишком эпатажно. И, судя по всему, совершенно без учета мнения союзника «фронтовиков», нынешнего премьера Владимира Гройсмана, у которого очень сложные взаимоотношения с главой «Нафтогаза» из-за желания последнего значительно «подкрутить» цены на голубое топливо для бытовых потребителей.

Кстати, на счет тарифов первым попытался застолбить за собой эту пиар-фишку в новом исполнении главный «радикал» Олег Ляшко. Он весьма оперативно объявил, что решение Стокгольмского арбитража о выплате «Газпромом» $2,56 млрд позволит не «подкрутить», а, наоборот, «прикрутить» цены на газ для украинцев. Аналогичную риторику тут же подхватили и соратники Юлии Тимошенко, например, нардеп от «Батьківщини» Сергей Власенко, но с одним важным отличительным нюансом – по его мнению, газовые тарифы для населения снизит только следующий президент, под которым он понятно кого имеет в виду.

Вообще-то тему победы в Стокгольме Тимошенко сотоварищи пытаются полностью забрать себе, используя собственную хоть и незамысловатую, но железобетонную трактовку причинно-следственной связи. А именно: «Нафтогаз» сейчас пошел в международный арбитраж и выиграл только благодаря существованию знаменитого газового контракта-2009, который Тимошенко тогда подписала с Путиным. Более того, как утверждает тот же опытный юрист Власенко, который в последнее время почему-то монополизировал комментирование газовых вопросов от всей «Батьківщини», если бы Украина продолжала потреблять российский газ по соглашению от 2009 г., то цена на него была всего $150 за тысячу кубометров. И на чем основана эта арифметика, никто объяснять не удосуживается. Не говоря уже о том, что последняя газовая война как раз и подтвердила во всей красе то, чем чревата Украине даже минимальная зависимость от прямых «газпромовских» поставок (что действительно стоит ставить в упрек всему топ-менеджменту «Нафтогаза»), а не приобретение топлива, имеющего, возможно, хоть и российское происхождение, но по реверсу из Европы.

Наконец, избрав Коболева в качестве своеобразной «груши» и склоняя его по любому поводу и без, Тимошенко тем самым нарывается на еще одну неприятность. Речь о том, что глава «Нафтогаза» является определенным любимчиком у Запада, так что за излишние нападки на своего протеже по голове явно никто не погладит. И это при том, что лидеру «Батьківщини» на предстоящих президентских выборах критически важна поддержка и от США, и от ЕС, чем, между прочим, сейчас особо озабочен главный дипломатический помощник Тимошенко Григорий Немыря. Зато Порошенко дополнительная конфликтная линия в отношениях своего главного конкурента с западными партнерами весьма выгодна. Причем создается конфликт на ровном месте чужими руками, а точнее, самой же Тимошенко и ее соратниками, которые так увлечены внутриукраинским пиаром, что забывают о внешних имиджевых рисках.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двенадцать − семь =