вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виталий Портников: Закономерный Ким Чен Путин Это же так логично – хотеть уничтожить мир, раз тебя не признают великим и всесильным

Послание президента России Федеральному собранию страны не предусматривало каких-либо сенсаций, о которых можно было бы написать в комментарии. Это свое послание Путин должен был прочесть ещё в прошлом году – согласно Конституции, глава государства обращается с такими речами к парламенту ежегодно, – пишет Виталий Портников для ЛИГА.net. – Но в путинской администрации предпочли сделать послание частью предвыборной кампании президента. Так что от Путина ожидали обстоятельного рассказа о том, как будет хорошо жить россиянам после его очередного восшествия на российский трон. Собственно, всю первую часть послания он именно этим занимался.

Аудитория откровенно скучала, журналисты, которые вели прямую трансляцию путинской демагогии в интернете, интересовались не цифрами экономического роста – в современной России в это мало кто верит – а тем, сколько раз кашлянул или чихнул явно себя плохо чувствующий, враз постаревший и осунувшийся правитель.

Но зато затем Путина понесло. Всю вторую часть послания российский президент рассказывал, как его страна уничтожит Америку, если с ней не будут считаться. Оживились буквально все. Аудитория, переполненная разнообразными «хотятлирусскиевойны», ликовала и устраивала овации при каждом упоминании о возможности уничтожения человечества.

Западные СМИ переместили сообщения о выступлении Путина на видные места в телевизионных новостях. Выступление Путина перед Федеральным собранием уже успели сравнить с его же милитаристской «мюнхенской речью», означавшей начало противостояния с Западом. А самого Путина сравнивают с постоянно угрожающим Западу северокорейским диктатором Ким Чен Ыном. И это сравнение двух политиков-«ракет», по меткому сравнению Дональда Трампа, совершенно закономерно.

Ким Чен Ын хочет от Запада признания и безопасности. Хочет, чтобы его признали партнером по переговорам и не мешали ему делать в собственной стране все, что ему захочется – наоборот, только помогали бы. Того же – с поправкой на размеры России – хочет и Путин. В простуженном голосе президента ощущалась очевидная обида на Америку, которая его этим партнером не признает. И это же так логично – захотеть уничтожить мир, раз тебя не признают великим и всесильным. Разве не это желание обуревало доктора Зло из пародийного цикла фильмов. И разве Путин – не живая пародия на пародию?

Потому что в его угрозах – в отличие от угроз доктора Зло – нет совершенно никакого смысла. Не потому что они неосуществимы. Осуществимы. Россия – несмотря на все различие в военных и экономических потенциалах – действительно может уничтожить Америку. Но и Америка может уничтожить Россию. Об этом знает каждый школьник этак с 60-х годов прошлого века. И американский, и российский. Это Путин должен был еще в школе учить – в перерывах на беготню за крысами по подвалам. Но, видно, не выучил.

Советский Союз увлекался гонкой вооружений с Соединенными Штатами не потому, что имеющегося арсенала не хватало на уничтожение врага, а потому, что того требовал – по мнению кремлевских старцев – образ великой державы. И то при этом Советский Союз, в конце концов, не выдержал этого неравного соревнования, надорвался и издох. Готовит ли Путин России такую же судьбу? Понимает ли, что в случае настоящей гонки вооружений у него не хватит денег не только на имитацию социальных программ, о которых он так равнодушно рассказывал в первой части своего послания Федеральному собранию, но в буквальном смысле слова на поддержание штанов? Или же он на самом деле переместился в астрал – вместе с прихлебателями, аплодирующими каждой чуши, которую они слышат из уст хозяина и подданными, все еще мечтающими каким-то чудом опять очутиться в Советском Союзе – чтоб и зарплаты платили, и все нас боялись?

Ответить на этот вопрос пока что не очень просто. Важны не слова Путина, а действия Путина. Но об одном можно судить наверняка: милитарист не станет миротворцем, на изменение путинского внешнеполитического курса рассчитывать не приходится. Путина можно стреножить, остановить, заставить отказаться от новых агрессивных планов. Но его нельзя изменить. Зло не меняется.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двадцать + восемнадцать =