понедельник, 16 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Слава Рабинович: Как еще можно ударить по Путину Претензии к нынешнему российскому президенту должны выйти на международный уровень

Верховный суд РФ 26 февраля отказал кандидату в президенты России Ксении Собчак, потребовавшей признать незаконной регистрацию кандидатом на выборах действующего президента Владимира Путина, для которого следующий срок станет уже четвертым при максимально разрешенных двух. Для адвоката Ильи Новикова, который в этом деле представляет интересы Собчак, такое решение не стало сюрпризом. По его словам, своим решением суд ответил на ряд вопросов, предоставив несколько важных тезисов. Однако целесообразность дальнейшей работы с делом юрист на данном этапе ставит под вопрос.

Почему это вызывает подозрения, как можно продолжить борьбу против узурпации власти в РФ Путиным и нанести удар по главе Кремля, в том числе через международные иски, в комментарии Апострофу рассказал российский финансист и блогер Слава Рабинович.

Я согласен с выводами Ильи Новикова по поводу решения Верховного суда за исключением самого конца его текста: он подводит итог написанному и говорит, что это, в принципе, «открывает калитку для переноса обсуждения в Конституционный суд». И дальше делает ремарку: «Правда, открытый вопрос – насколько это тактически целесообразно сейчас, в 2018 году, при его нынешнем составе». Из-за этой ремарки я вижу, что Илья Новиков, а также, видимо, Ксения Собчак и весь ее штаб, включая специалиста по конституционному праву Елену Лукьянову, до сих пор, судя по всему, не понимают, что им делать.

Я не совсем понимаю, почему Новиков так написал. Потому что, сказав «А», они не могут не сказать «Б», «В», «Г», «Д» и так далее. Сказав «А», они получили полную туфту от Верховного Суда в ответ на свой первоначальный иск. На основании этой туфты они совершенно верно сказали «Б» и подали апелляционную жалобу в коллегию Верховного Суда. Но остановиться на букве «Б» совершенно невозможно! По очень простой причине, у которой я вижу две составляющие. Первая – это то, что Новиков, в отличие от многих людей, которые хотели бы сконцентрироваться на норме статьи 81 Конституции РФ о двух сроках подряд и определении Конституционного суда от 1998 года о конституционном пределе, в первоначальный иск и потом в апелляционную жалобу, что называется, напихал как можно больше описания с признаком состава преступлений по многим другим уголовным статьям, включая мошеннический сговор о притворном президентстве Медведева (президентстве нынешнего российского премьера Дмитрия Медведева в 2008-2012 годах – ред.). Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, Верховный суд должен был, увидев признаки уголовного преступления, открыть уголовное расследование, чего он не сделал.

Это первая составляющая того, что должно было происходить, но не происходит. Вторая составляющая, наиболее важная для всех, – то, что ни Верховный суд, ни ЦИК, ни Новиков, ни я не имеем права трактовать Конституцию. Также права ее трактовать не имеют Путин, Медведев или кто-либо еще – кроме Конституционного суда. А Конституционный суд вынес свое определение о конституционном пределе (пребывания на посту президента России – ред.) еще двадцать лет назад. Соответственно, вместо того, чтобы продолжать бой между Собчак и Верховным судом и ЦИКом, должна была произойти одна из двух вещей. Верховный Суд мог перенаправить свой иск в Конституционный суд для вынесения нового определения, и тогда Конституционный Суд оказался бы перед выбором, опровергать ли свое собственное определение, и, если да, то на каком основании. Второй путь – это если Верховный суд вбивает все это дело в бетонную стену и не переводит его в Конституционный суд. И тогда Собчак и ее адвокаты все должны сами переводить в Конституционный суд.

И я не понимаю, почему Новиков, когда сказано «А» и «Б», ставит под вопрос целесообразность сказать «В»… Изначально иск был подан, чтобы получить решение Верховного суда на бумаге, чтобы все убедились, что это полный бред, и дальше двигаться в Конституционный суд и получить, возможно, и от него решение, которое является полным бредом. Это открыло бы дорогу для международных исков в Европейский суд по правам человека, возможно, Комитет ООН по правам человека и так далее. В противном случае этот путь останется закрытым для всех граждан Российской Федерации, заинтересованных подавать такой иск.

Если иск так и не попадет в Конституционный суд, можно будет сделать вывод, что он был попыткой легитимизации Путина, поскольку не привел к снятию его кандидатуры с выборов и закончился на полпути. Я ожидаю от Ксении Собчак дальнейшей борьбы.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

16 + три =