понедельник, 14 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Владимир Милов: Почему «кремлевский доклад» – профанация от Трампа Это довольно прямолинейная декларация Белого дома: «Мы ничего не хотим, и не будем делать»

Минфин США представил Конгрессу так называемый «кремлевский доклад», открытая часть которого состоит из списка высокопоставленных российских чиновников и олигархов. В документе указаны имена 210 лиц из так называемого ближнего круга Владимира Путина: 114 крупных чиновников РФ и руководителей госкомпаний и 96 бизнесменов. Владимир Милов в комментарии The Insider объяснил, почему «кремлевский доклад» – профанация и сможет ли Конгресс заставить Белый дом составить настоящий санкционный список, которого требует закон.

Было довольно очевидно, что администрация Трампа намерена саботировать поручение Конгресса опубликовать подробный доклад о путинской системе власти, ее ключевых бенефициарах и их богатствах. Несмотря на нагнетаемую отдельными представителями «прогрессивной общественности» совершенно безосновательную истерию, что якобы 29 января Америка выпишет Путину чуть ли не смертный приговор, нежелание американской администрации вводить новые санкции все эти месяцы не являлось никаким секретом. Дух этого подхода задал сам президент Трамп, долго ворчавший в момент подписания закона о санкциях в августе, что закон ему не нравится и подписывать его он не хочет (но не сделать этого не может в связи с оглушительной поддержкой билля в обеих палатах Конгресса). Потом был пропуск дедлайна с публикацией списка оборонных предприятий в октябре. Потом серия довольно благожелательных личных контактов и обмена комплиментами с Путиным.

На этом фоне чиновники Белого дома, Казначейства и Госдепа подчеркнуто дистанцировались от любых публичных обсуждений вопроса о дальнейших санкциях в отношении путинского окружения. Хорошо известно, что когда американские чиновники действительно хотят составить для себя полную картину каких-то сюжетов, они ведут себя иначе – активно идут «в поле» и ищут нужную информацию. Ничего подобного в этот раз не было, оглушительная тишина. Суетились лишь сторонние эксперты и политики, желавшие новых санкций и активно предлагавшие свои рекомендации. Но в ответ было лишь вежливое молчание.

Однако опубликованный «доклад» (если его можно так назвать) шокировал даже тех, у кого не было особых ожиданий. Никакого доклада, собственно, и нет – это просто список уже и так хорошо известных людей, многие из них уже под западными санкциями. Многие уже успели пошутить про «переписанный телефонный справочник» – по сути дела, так это и выглядит. Значительную часть собственно «текста» этого «доклада» занимают разъяснения о том, что публикация этого списка никаких санкционных последствий за собой не влечет, что этот список ни в коем случае не следует понимать как санкционный, и т. п. А Госдепартамент специально разъяснил, что смысла в расширении санкций американская администрация не видит.

Все, кто говорят, что «публикация списка это только первый шаг», просто незнакомы с сутью дела. Статья 241 билля о санкциях (полный текст можно найти здесь) прямо обрисовывает техзадание для доклада: должны быть не только перечислены все физические и юридические лица, входящие в российскую систему власти, но и указаны размеры их состояний, недвижимого имущества, активов, инвестиций, источники доходов, причем вместе с членами семей, включая супругов, детей, родителей, братьев и сестер. Должны быть указаны также зарубежные связи этих лиц за пределами России, степень их влияния в российской системе власти, проанализированы эффекты от расширения санкций в отношении этих лиц. Большой блок должен быть посвящен юрлицам – компаниям, формирующим бизнес-опору путинской власти. То есть подразумевался большой доклад, который должен был подробно описывать систему путинской власти и источники ее финансирования и богатства, международные связи, раскрыть истинных бенефициаров активов и так далее.

Действительно, если бы нечто подобное было опубликовано, это нанесло бы как минимум сильный публичный удар по репутации путинского режима и дало бы повод говорить о дальнейших санкциях.

Но вместо этого публике представлен «телефонный справочник». Честно говоря, это довольно прямолинейная декларация: «Мы ничего не хотим и не будем делать». Трудно было придумать иной способ дать понять это более явно. Российские чиновники и олигархи сейчас очень довольны и практически празднуют: «пронесло».

В отличие от интернет-конспирологов, они хорошо считывают все эти бюрократические сигналы и правильно поняли трамповскую декларацию с первых строк: ничего им от этой администрации не грозит. А тем, кто причастен к вмешательству в американские выборы (за это, собственно, Конгресс и предполагал ввести новые санкции), можно расслабиться и готовиться к новому раунду – в США предстоят выборы в Конгресс-2018 и выборы президента-2020.

Особо любопытна история с той частью доклада, которую должны были посвятить юридическим лицам, путинским бизнесам. Ее по непонятным причинам засекретили (хотя чего тут секретного, подавляющая часть этих структур уже под санкциями ходит), но в открытой части доклада указано, что туда должны попасть компании, в которых российское государство владеет не менее 25%. Но это полностью разрушает логику задания, установленного для подготовки доклада законом о санкциях: там речь шла об установлении всех структур, входящих в систему путинской власти, и бенефициарного владения ими, а вовсе не о формальных критериях отсечения в 25% госсобственности. То есть, грубо говоря, «Сургутнефтегаз», панамские офшоры Ролдугина, активы Тимченко и Ротенберга в такой список априори не попадут. Какой в нем смысл тогда, непонятно – список госпредприятий можно на сайте Росимущества найти, и ничего там секретного нет.

По такому вот отношению «спустя рукава» четко видно, что администрация Трампа публиковать подробный доклад о финансовых и организационных внутренностях путинской системы власти не хочет и не будет.

Сможет ли Конгресс ее заставить? Едва ли. Во-первых, этому мешает пошатнувшееся здоровье сенатора Джона Маккейна, основного «локомотива» принятия Конгрессом билля о санкциях. Заменить его некому: другие сенаторы, традиционно выступающие громкими критиками Путина (Грэм, Рубио) сейчас многим повязаны с администрацией Трампа и развязывать войну с ней против России не будут. Единодушное принятие Конгрессом в прошлом году билля о санкциях было больше связано с желанием запретить Трампу в одностороннем порядке отменять санкции (и этого удалось добиться), но теперь многие в Конгрессе удовлетворены уже и этим, а с инструментальной точки зрения вводить новые практические санкции против юридических и физических лиц без участия администрации сложно, практически невозможно. Перед промежуточными выборами в Конгресс осени 2018 года республиканцы совершенно точно не захотят воевать на эту тему с Трампом, у них сейчас общий противник – демократы.

Администрация Трампа все это хорошо понимает, поэтому и позволила такой расслабленный шаг, как публикацию «телефонного справочника» вместо всеобъемлющего доклада. Трамп явно рассчитывает на примирение с Путиным и выжидает удобного для этого момента – закрытия расследования Мюллера по российскому вмешательству в выборы, иных поворотов политической повестки. Путин, думаю, сигнал услышал и одобрил.

Что со всего этого нам? Да ничего. Многие люди в последние месяцы зачем-то разогревали напрасные и ненужные надежды, что «Америка нам поможет» и нанесет по Путину сокрушительный удар. Не поможет. У Америки свои дела, пусть она занимается ими. Нам нужно решать свою задачу – добиваться возвращения наших прав и свобод, отнятых Путиным. Нужно активно работать для этого, а не надеяться на какого-то заокеанского дядю.


Наша Рада
Поделитесь.





Новости партнеров