суббота, 23 марта 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Леонид Швец: Амина больше не поможет. Где проходит линия фронта Может, все-таки у нас что-то не так в сфере национальной безопасности и обороны? Ну а вдруг?

Секретарь СНБО Александр Турчинов поспешил озвучить единственную версию убийства Амины Окуевой: «Россия, продолжая агрессию на востоке Украины, развернула террор в глубоком тылу, уничтожая мужественных защитников нашей страны. Враг должен ответить за убийство нашей сестры». Враг, безусловно, должен, кто бы им ни был, но в первую очередь должны ответить те, кто по определению ответственен за национальную безопасность и так называемый силовой блок, пишет Леонид Швец для Фокуса.

Российско-чеченский след – действительно, первое, что приходит в голову, когда погибает такой человек. Амину и её мужа Адама Осмаева считают личными врагами Владимира Путина и Рамзана Кадырова, и покушение не первое. Фронт этой семьи сильно отличается от того фронта, что определяет жизни других защитников Украины, он сложнее, опаснее и находится практически везде. А для многих в стране, как мы знаем, вообще никакого фронта нет.

В то же время очевидно, что без помощи внутри Украины и, вполне возможно, со стороны нужных людей в органах государственной власти или силовых структурах, активная диверсионная деятельность в столице и столичной области вряд ли была бы столь успешной.

При этом, опять-таки, не факт, что версия, которая напрашивается, в этом случае правильная. Прокурор Киевской области Дмитрий Чибисов, в отличие от Турчинова, сказал, что у следствия несколько главных версий, не называя их. Что как минимум профессиональнее политического заявления секретаря Совета нацбезопасности и обороны. Да, в конечном итоге смерть Амины Окуевой выгодна Путину и Кадырову, но нельзя исключать, что за этим покушением стоят какие-то местные заказчики, прямо не связанные с Москвой или Грозным. Так бывает, что тамошние и здешние интересы совпадают. От чьих рук на нашей территории погибли Эндрю, Андрей Галущенко, и Тайфун, Владимир Киян, в сентябре 2015 года? Разное говорят и меньше всего верят во вражескую ДРГ. Выгодна ли была их гибель врагу? Конечно.

Все годы войны много рассказывают о том, какая для нас святая тема – национальная безопасность и её потребности. И под эти разговоры мы узнаём о воровстве в Минобороны, а заместитель секретаря СНБО и доверенное лицо президента тут же берёт на поруки главного обвиняемого, притом что президент-главнокомандующий обещает руки рубить тем, кто залезет в «военные» деньги. После взрывов на стратегических арсеналах вдруг оказывается, что за Балаклею не ответил ни один человек, а склады в Калиновке охраняли на огромной территории полтора десятка пенсионеров.

Главный военный прокурор на всю страну сообщает, что военным прокурорам приказом начальника Генерального штаба запрещено появляться на территории воинских частей, и в то же время мы видим, как люди главных одесских решал сносят забор военного аэродрома, не встречая никакого сопротивления и явно не опасаясь будущего наказания. Эй, это точно воюющее государство? Взрывы и покушения идут чередой, но никаких кадровых последствий нет, как и успехов в расследовании. Даже в том случае, когда после первого нападения на Адама и Амину сами намеченные жертвы сдали киллера органам.

Может, всё-таки у нас что-то не так в сфере национальной безопасности и обороны? Ну а вдруг? Прикамуфляженный президент в Авдеевке – это симпатично для телекартинки, но в целом картина удручающая, и корни проблемы – в Киеве. Да, Россия – враг сильный и коварный. И даже если у нас всё будет отлично – ответственные структуры вычистят от дураков, негодяев и предателей, а их место займут крутые профессионалы, – даже тогда без болезненных потерь, увы, не обойдётся. Но с дураками, негодяями и предателями потерь предстоит бесконечно больше, и, главное, не будет видно им конца, как не видно его сейчас.

Можно было бы сказать, что Амина своих убийц с того света достанет, но это пустой риторический приём, попытка переложить свою ответственность на плечи той, которая при жизни её отважно несла за многих других. Мёртвые никого не достанут, доставать придётся живым.



Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

пятнадцать − семь =