понедельник, 16 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виталий Портников: Почему митинг под Радой – это не «большая политическая реформа» «Улучшение жизни уже сегодня» не стоит ждать ни сегодня, ни завтра

За политическими баталиями в Украине любопытно наблюдать сквозь призму событий в соседней Республике Молдова. Как раз тогда, когда демонстранты стояли у стен украинского парламента, а выступавшие на митинге ораторы требовали принятия законов, которые они амбициозно называют «большой политической реформой», Конституционный суд Республики Молдова принял очередное историческое решение, пишет Виталий Портников для Эспрессо.

Согласно этому решению президент страны не имеет конституционного права отказаться утверждать министров, которых представляет правительство. И в случае его повторного отказа право подписи под указом переходит к спикеру парламента и премьер-министру страны. Возмущенный президент Игорь Додон был вынужден смириться с этим решением Конституционного суда, но пообещал «разобраться» с судьями уже после парламентских выборов.

Какое отношение все это имеет к Украине? Прямое. Еще недавно массовые оппозиционные акции проходили не в Киеве, а в Кишиневе. По составу организаторов они были схожи с киевскими. Это было настоящее объединение недовольных – часть парламентской оппозиции, непарламентская оппозиция, общественные активисты-антикоррупционеры. Главный враг – «захваченное государство».

Захваченное, разумеется, олигархами. Вернее – одним олигархом, лидером Демократической партии Молдовы Владом Плахотнюком. По сути – синоним борьбы против «власти барыг». Главные требования – борьба с коррупцией и политические реформы.

Нельзя сказать, что демонстранты проиграли. Напротив, во многом заставили власть пойти на уступки. Например, в вопросе возвращения общенародных выборов президента. В Молдове президента избирал парламент и оппозиционеры считали, что это превращает главу государства в «марионетку олигарха».

Накануне переизбрания президента напряжение было таким сильным, что власть вынуждена была пойти на уступки людям и вернуться к процедуре общенародных выборов президента. Такое решение, кстати, принял не парламент, а Конституционный суд, который обнаружил, что когда в 2001 году принимали решение об отказе от общенародных выборов, нарушили процедуру.

Оппозиционные выступления после этого фактически прекратились, все стали готовиться к выборам главы государства. Но уже на этих выборах антикоррупционных активистов и внепарламентскую оппозицию ждало разочарование. Потому что победителем на выборах стал не кто-то из их представителей, а пророссийский кандидат, лидер социалистов Игорь Додон.

И в этом нет ничего удивительного. Потому что когда противостояние уходит с улиц и перемещается в избирательные кабины, побеждает  тот, у кого есть развитая партийная структура, доступ к эфиру, машина агитации и деньги. Если перевести эту ситуацию на украинские реалии – то в нашем случае Михаил Саакашвили и антикоррупционные активисты просто таскают каштаны из огня для Юлии Тимошенко. Самим им в случае успеха светит кому экстрадиция, а кому – объявление иностранными агентами по российскому образцу. Такова логика переходного периода.

Но еще одно разочарование ждало самого нового президента Молдовы и его сторонников после избрания. Оказалось, что Конституционный суд процедуру выборов изменил, а парламент Конституцию не изменил – кто бы мог подумать! И функции президента остались те же, что и при парламентской республики. То есть – церемониальные. Игорь Додон оказался «молдавской королевой» при Владе Плахотнюке. Осталось только готовиться к парламентским выборам.

Но и тут произошел фокус – парламент изменил избирательную систему. Отказался от тотальных выборов по партийным спискам и ввел половину выборов по мажоритарным округам. То есть к той системе, которая действует у нас и от которой все хотят отказаться. Но в Молдове было противоположное мнение – что выборы по партийным спискам делают депутатов «заложниками» партийных вождей, а выборы по мажоритарным округам делают их друзьями избирателей.

И Плахотнюк с Додоном ловко воспользовались этим, их партии – непримиримые враги – проголосовали за новую реформу вместе. А внепарламентская оппозиция вместе с активистами фактически лишилась шансов попасть в парламент. А новые депутаты – шанса противостоять власти. Потому что по новому законодательству их можно будет отзывать из парламента, если они пойдут против воли избирателей. Странно, что украинские популисты до этого еще не додумались!

Из всей этой печальной истории следует делать выводы. Украинские выводы. Всякий раз, когда очередному украинскому – а теперь уже даже неукраинскому – политику нужно собрать митинг, он обещает гражданам одно и то же – открытые списки, борьбу с коррупцией, снятие неприкосновенности. Сейчас это назвали «большой политической реформой». Но это – не большая политическая реформа, а большая политическая демагогия. Произведение недобросовестных популистов, которые привыкли не уважать граждан, считать их идиотами.

Потому что большая политическая реформа – это реформа украинской Конституции. Это – отказ от дуализма власти, выбор между президентской и парламентской формами правления. Это – окончание децентрализации и судебная реформа. Это – демонополизация экономики. Это – инфраструктурные реформы, которые многим невежественным организаторам митинга под Радой кажутся ерундой по сравнению с их требованиями.

Но это – не ерунда. Если человек умирает от некачественной медицины, то какая разница, по какому списку он изберет депутата, открытому или закрытому? Если нельзя получить качественное образование, то какая разница человеку, посадят депутата или нет? У самого этого человека будет только одна перспектива в жизни – работать на грязной работе и умереть от болезни, которая в других странах давно лечится. Есть, правда, еще возможность уехать и не быть свидетелем отвратительной клановой борьбы и популистской болтовни.

Инфраструктурные реформы – сложный и долгий процесс. Тем более – в условиях военного конфликта и утраты территории. Вы не забыли, что у нас продолжается конфликт с Россией? Но, между прочим, в Молдове этот конфликт продолжается уже два с лишним десятилетия, эта страна тоже не контролирует часть своей территории. Именно этот незавершенный конфликт стал одной из причин деградации молдавской государственности.

Молдаване тоже думали, что раз перестали стрелять и просто отторгли часть территории, то можно спокойно работать на оставшейся. Это – ошибка. Территория с неопределенным статусом – гангрена, которая влияет на весь организм. И в Москве это очень хорошо знают. Если нам не удастся в том или ином виде вернуться к нормам международного права в ближайшие годы – и с Донбассом, и с Крымом – на украинских реформах можно будет поставить крест. Но и такое возвращение – дело ни одного дня.

Я не собираюсь призывать соотечественников к терпению, тем более что терпение – вовсе не потакание власти, а контроль над ней. Благоразумный и ответственный гражданин все понимает и без моих призывов. Но я все же замечу, что «улучшения жизни уже сегодня» не стоит ждать ни сегодня, ни завтра.

Такое улучшение может стать только результатом серьезных последовательных инфраструктурных реформ, успешного завершения конфликта с Россией, отказа общества от поддержки популистских политических сил, консолидации ответственной части политических элит не ради быстрого обогащения, а ради реформирования государства.

В противном случае Украинское государство ждет поражение и крах, а украинцев – нищета и безысходность на долгие десятилетия.

Наша Рада
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

три + 14 =