понедельник, 16 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Герман Обухов: Полет над норой песца, или тотально больное общество В Петербурге пасмурно и неуютно. Даже не от погоды, а от сознания того, что ты находишься в большой палате номер 6

Поезд Гомель – Петербург весьма комфортабельный, чуть лучше и дешевле, чем киевский, не говоря уже об РЖД. Так случилось, что пришлось ехать именно таким маршрутом Киев – Гомель – Петербург в силу ряда причин. В купе со мной ехал типичный ватник, который молчал первую половину пути и постоянно ходил в тамбур покурить.

Никакой электроники я с собой не брал, кроме примитивного мобильного телефона, поэтому пришлось скучать. В Могилеве к нам подсела девушка-студентка и мы разговорились. Белорусы не любят говорить о политике – им страшно. Могут уволить с работы, выгнать из института, лишить чего-то. Чего они боятся – не знаю, но тут российский ватник разговорился, услышав про Майдан.

«Там все фашисты и бандеровцы», – заявил он, не утруждаясь аргументами и фактами. «Вы там были?», – спросил я его, имея ввиду Майдан 2014 года. «А что мне там делать?, – удивился ватник, – я все по телевизору видел и все понимаю…». «Что можно понять из телевизора в России, – возразил я ему, – если там сплошная ложь?». «Это вы западной пропаганды набрались, – не унимается ватник, – там вам не то расскажут… А я знаю, что это Америка подстроила, чтобы Россию уничтожить…». «Минуточку, – я не впервые слышал такие речи, – зачем Америке уничтожать Россию?». «Чтобы конкурента устранить и свои товары продавать…», – как ни в чем ни бывало поясняет ватник. «Но доля России в американской экономике лишь две десятых процента!», – пояснил я глупому человеку. Он обиделся и ушел опять курить.

Наутро, как ни в чем ни бывало, мы вернулись к политике и экономике. Оказалось, что в Беларуси и России во власти одни воры! Что Россию погубит коррупция и нет от нее спасения. Тем не менее, Путин – герой, который спас Россию от распада. «А не кажется ли вам, что именно Путин ведет страну к развалу?», – не удержался я от провокационного вопроса. Он немного опешил, однако тут же возразил, что такое невозможно. «Мы поставили Трампа в президенты в Америке и вся Европа зависит от нашего газа и нефти», – как ни в чем ни бывало развивал тему ватник.

Однако самое удивительное происходило чуть позже, когда он узнал, что я – американский гражданин. Вначале он не поверил, но потом, когда я достал свой паспорт и показал ему, сказал: «Вот это – вещь! Я бы сам такой не прочь заиметь…». Позже оказалось, что он везет в свой Петрозаводск целый чемодан украинского сала, изготовленного проклятыми «хохлами» и «бандеровцами»! Это было бы смешно, если бы не так грустно. Это же надо дойти до такой степени кретинизма, чтобы хвалить и покупать продукцию «врагов», одновременно их ругая! Доехали мы до Петербурга благополучно, но телефонами и адресами не обменивались.

В Петербурге было пасмурно и неуютно. Даже не от погоды, а от сознания того, что ты находишься в большой палате номер 6. Общество тотально больно и симптомы были налицо. Все соглашались с тезисом – власть коррумпирована донельзя, однако мало кто хотел эту власть менять, особенно, если это касалось первых лиц. Как можно вылечить болезнь, если не принимать никаких лекарств? Это мне непонятно. В пронизанном сыростью воздухе висела аура чужеродного окружения.

Мне стало понятно, что ни жить, ни работать над книгой при нынешней власти я там не смогу. Даже дети моих школьных друзей, которых российская власть свела в могилу, не хотели перемен и не видели выхода из создавшегося положения. Бороться с системой они не хотят. Это даже не страх, а самый обычный конформизм. Тем не менее, есть и отчаянные люди, готовые на жертвы ради лучшей жизни. Их немного. Уезжал я из своего родного города с «разобранными» чувствами. Возвращаться не хотелось, но не вернуться нельзя – там покоятся мои родители, которых я обязан посещать хотя бы раз в году. Теперь надо найти ту «волшебную палочку», которая превратит заклятое место в райский уголок.

Герман Обухов / Обозреватель
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

два × 2 =