вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Янукович бы одобрил: в Украине заложили «бомбу» под десятки громких дел Из-за скандальной правки нардепа Андрея Лозового может быть закрыто более 400 тысяч уголовных производств

Верховная Рада на прошлой неделе, наконец, проголосовала за судебную реформу, рассмотрение которой длилось почти месяц. Однако вместе с предложенными президентом Петром Порошенко изменениями во время голосования за законопроект была принята и правка народного депутата от Радикальной партии Андрея Лозового, которая уже успела обрести статус скандальной. Как уверяют нардепы и эксперты, она фактически позволит закрыть дела против экс-президента Виктора Януковича и его окружения, многих действующих топ-чиновников, подозреваемых в коррупции, а также все дела, касающиеся преступлений, совершенных во время Евромайдана. Откуда взялась правка, которая закладывает «бомбу» под десятки громких уголовных производств, и как можно исправить ситуацию, пишет Юлия Забелина для Апострофа.

Во вторник, 3 октября, во время утреннего пленарного заседания парламент закончил рассматривать более 4 тысяч правок к президентскому законопроекту №6232 («О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты»). Депутаты проголосовали за законопроект, который фактически позволит начать работу обновленной судебной системы.

Однако во время финального голосования была также принята поправка №109 депутата-радикала Андрея Лозового, которая, согласно стенограмме заседания парламента, изначально не была поддержана депутатами («за» проголосовали всего 52 нардепа). Но в пакетном голосовании законопроект поддержали 234 депутата. И 20 голосов дали члены фракции «Оппозиционный блок».

Суть поправки Лозового заключается в том, что, согласно изменениям к статье 219 Уголовного процессуального кодекса, срок досудебного расследования теперь будет исчисляться не с момента уведомления о подозрении, а с момента внесения данных о нарушении в Единый реестр досудебных расследований.

Кроме того, существенно сокращаются сроки досудебного расследования: два месяца – в уголовном производстве по уголовному проступку, три месяца – в уголовном производстве по преступлению небольшой или средней тяжести, шесть месяцев – в уголовном производстве по тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Если эти сроки истекли, а подозреваемому лицу не было уведомлено о подозрении, то следователь или прокурор обязаны закрыть уголовное производство. Если же подозрение таки было озвучено, расследование необходимо завершить за два месяца.

«Закроют уголовные производства, которые ведутся по срокам, превышающим установленные этой правкой в законе. То есть там не написано об Онищенко (народный депутат, фигурант уголовного дела Александр Онищенко – ред.) или Януковиче, но написано о трех-шести месяцах производства. А невозможно рассмотреть дело за такой срок и передать в суд в течение такого короткого периода. Если дело сложное, если много эпизодов, а именно так и есть во всех делах топ-коррупционеров, то это невозможно», – пояснил главный эксперт по судебной реформе Реанимационного пакета реформ Михаил Жернаков.

А вот сам инициатор скандала, нардеп Лозовой все обвинения в свою сторону отбрасывает и говорит, что гордится своей правкой.

«Суть правки – разрешить обжаловать необоснованные обвинения. Прекратить, в конце концов, позорное затягивание дел в судах, в результате чего страдают, прежде всего, потерпевшие, а также те, кого безосновательно обвиняют в тех или иных преступлениях. Эти люди и их адвокаты не могут защитить свою честь и достоинство», – заявил он.

«Не в наших интересах каким-либо образом ограничивать возможности следствия в такое трудное для страны время, когда следственные органы борются с одним из главных врагов Украины – коррупцией. И если вдруг у кого есть разночтения любых положений, мы обязательно это исправим в зале пленарных заседаний во время соответствующего обсуждения», – добавил депутат.

Однако интересный нюанс правки – в том, что ее автор Лозовой является фигурантом дела по уклонению от уплаты налогов. А в случае принятия этой правки он может избежать ответственности.

«Она для этого и делалась (для закрытия дела Лозового – ред.). Но есть еще и дополнительные бонусы. Говорят, что это вопрос и о торговле делами Януковича и другими делами. Но, конечно, на Лозового это распространяется в первую очередь», – считает Жернаков.

Начальник департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры Сергей Горбатюк в комментарии заявил, что основная цель принятия этого законопроекта — избежание уголовной ответственности определенными лицами.

«Здесь есть признаки, что или он сам, или кто-то его попросил внести это, чтобы избежать уголовной ответственности. Другой какой-то логики я не вижу, чтобы оценивать это на предмет адекватности. Преступления, которые расследуются более шести месяцев, действительно, согласно этому закону, должны быть закрыты, потому что они превысили установленный срок. В статье 284 УПК так и написано, что следователь обязан закрыть производство в случае, если срок досудебного расследования, определенный в статье 219 УПК, закончился и ни одно лицо не было уведомлено о подозрении. То есть если не собрали достаточно доказательств, чтобы сообщить, то все должны закрыть», – отметил представитель ГПУ.

Он также подчеркнул, что государство таким образом фактически говорит: «Люди, я вас защищать буду ровно год, имитируя или расследуя эти производства, а дальше – это ваши проблемы».

2Это чушь даже из теоретических подходов к уголовному процессу, потому что есть такое понятие, как сроки давности привлечения к уголовной ответственности. В УПК определен максимальный срок по особо тяжким делам – 15 лет. Если государство не установило за это время никого, то только тогда дело может закрываться. Но по убийствам или иным преступлениям, где предусмотрено пожизненное заключение, оно продолжается. То есть все равно будет расследование, а здесь получается так: не успели, дело закрывается», – сетует Горбатюк.

Он также подчеркнул, что в результате поправки Лозового будут закрыты все дела, касающиеся преступлений против активистов Майдана и преступлений высокопоставленных чиновников.

«Если бы хотели что-то усовершенствовать, то есть в мире наработанные методы. Но когда у нас экспертизы по делам проводятся по полтора года, – на комиссионную, судебно-медицинскую экспертизы нужно становиться в очередь, чтобы они были проведены только через год, – то о чем можно говорить? Следователи полиции имеют по двести-триста производств, они расследуют все в ручном режиме, имея только одно-два в работе, а все остальные дела лежат, и понятное дело, что теперь они все будут закрыты. И все дела относительно чиновников, и майдановские дела», – возмущается Горбатюк.

При этом он удивлен, что руководство ГПУ не комментирует скандальную правку: «Я пока вижу, что только мне это не дает покоя. Генпрокурор, его заместители, вообще никто по этому поводу никаких обращений не делает. Я не понимаю этой позиции, когда все видят, что есть проблема, а руководство молчит. Все понимают, что это ужас, но никаких мер не принимается. У меня такое впечатление, что они считают так: вы говорите-говорите, а мы примем то, что запланировали. Эта правка выглядит как удачно разыгранная карта. Она проталкивалась. И хотя правка голосовалась в последний момент, но в тексте почему-то уже неделю она фигурировала как «тело» законопроекта. Это целенаправленная акция, чтобы огромное количество дел закрылось».

С просьбой прокомментировать ситуацию издание обратилось Ларисе Сарган, пресс-секретарю генпрокурора Юрия Луценко, но ответа пока не получило.

В то же время в Раде уже зарегистрировано постановление об отмене законопроекта №6232 из-за правки Лозового. Его автор, народный депутат Елена Сотник («Самопомич»), пояснила, какие угрозы несет этот закон.

«Изменения в УПК предусматривают, что в случае, если невозможно расследовать дело в течение 3-6 месяцев, у следователя есть право обратиться к прокурору и продолжить производство на 3-12 месяцев, в зависимости от тяжести преступления. Но есть другая проблема. Каким образом это поможет, если есть, например, дела Майдана, которые продолжаются уже три года? По некоторым делам нет подозреваемых, или они в розыске – и по ним все эти сроки уже прошли. Если говорить о делах коррупционеров, где фигуранты – чиновники, то, наоборот, почти по всем делам уже предъявлены подозрения, и тогда работает срок в два месяца. Но по большинству из них два месяца уже также прошли, если вспомнить Онищенко, например. Это значит, что НАБУ будет вынуждено закрывать эти дела?», – задается вопросом нардеп.

Кроме того, она утверждает, что из-за этой правки может быть закрыто более 400 тысяч уголовных производств: «Нельзя ставить под угрозу все существующие на сегодня расследования, чтобы решать проблему нарушений со стороны правоохранителей. Надо их привлекать к ответственности, нужно давать людям механизмы идти в суды, обжаловать, но никак не решать хирургическую проблему молотком. Надо было искать другие способы. Лозовой тем самым поставил под угрозу очень большое количество уголовных производств».

Теперь есть несколько вариантов, при которых поправка Лозового не вступит в действие.

«Есть регламент Верховной Рады, который все же позволяет это исправить – это статья 131 регламента (Порядок устранения несогласованностей и неточностей в принятом законе – ред.). И есть вето президента. Если этого не сможет сделать Верховная Рада, то вся полнота ответственности будет возложена на президента», – считает Михаил Жернаков.

Елена Сотник назвала три сценария, при которых может быть отменена правка Лозового.

«Есть три сценария развития событий. Первый – нереалистичный. Закон подписывает председатель ВРУ в том виде, в котором есть, и он идет на подпись президенту. Соответственно, президент накладывает вето. Но мы понимаем, что президент не наложит вето на свой же закон. И очевидно, что приоритеты президента на данном этапе – это Верховный суд и его запуск.

Второй сценарий – это законная возможность в четверг (5 октября – ред.) поставить постановления об отмене законопроекта на голосование, и для этого есть два основания: первое – незаконным способом были проголосованы эти правки, чего не предусматривает регламент. Это очень серьезное нарушение, которое тянет на преступление. А второй момент – это неперсональное голосование. Поэтому есть основания для переголосования. Но у меня мало надежд на это, потому что переголосование предусматривает, что коалиция соберет всех депутатов, чтобы проголосовать, а это нереально.

И последний сценарий – это незаконный вариант. Если будет выдана другая редакция законопроекта. Но это может быть обжаловано теми же народными депутатами, которые вносили свои правки к закону. Однозначно одно: наши постановления вынесут на рассмотрение в зал, но я не знаю, даст ли это результат», – подытожила Сотник.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

20 − 17 =