пятница, 19 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как Барселона может превратиться в Донецк Отделение Каталонии может в перспективе трех-пяти лет привести к падению уровня жизни местных жителей в разы

Случись нечто подобное лет 25 назад, наши симпатии были бы на стороне каталонских братьев, которые борются за святую идею национальной независимости и свободы. Но после горького опыта 2014-го все эти шествия с гневными скандированиями в адрес национальной гвардии, вызывают в нашей памяти уж слишком болезненные рефлексии. И пусть известные политологи, вмиг ставшие матерыми каталониеведами, наперебой уверяют нас, что Каталонская «народная республика» и «ДНР» – это близнецы, но с разным генотипом, кадры с распечатанными на домашних принтерах бюллетенями для голосования говорят об обратном, пишет Алексей Кущ для Деловой столицы.

Для нас же ситуация с референдумом в Каталонии интересна прежде всего в контексте экономических причин вызревания сепаратизма, ведь, как заявил классик марксизма, «любая идея умирает, если теряет экономический интерес».

Тем более что за каталонским сепаратистским движением этот самый интерес как раз явно и просматривается, ведь главный тезис борцов за независимость: «Каталония кормит Испанию», почти как «Донбасс кормит Украину».

Экономика региона сейчас на подъеме: Каталонский институт статистики оценил рост валового регионального продукта в первом квартале этого года в размере 2,5% в годовом исчислении, что соответствует динамике ВВП в целом по Испании, рост ВВП которой в текущем году ожидается в размере более 3%. Количество туристов, посетивших регион, увеличилось на 4%, а ведь туристический бизнес составляет 11% экономики страны: в прошлом году Испанию посетили более 75 млн туристов (Каталонию — 18 млн), барселонский аэропорт «Эль-Прат» принял 44 млн пассажиров.

В последние десятилетия Испания перешла к кластерной системе экономического роста, которая предусматривает развитие экономики посредством создания свободных экономических зон (СЭЗ), которые представляют собой приоритетные кластеры промышленного развития в первую очередь в плане привлечения прямых иностранных инвестиций. Для этого СЭЗ максимально интегрированы в мировую финансовую и экономическую систему, а регулятивные функции центрального правительства в них максимально ликвидированы: социальные и инфраструктурные проекты управляются местными органами самоуправления. Акцент в СЭЗ делается на малый и средний бизнес, то есть на предприятия со средней штатной численностью персонала до 200–300 человек.

Основные принципы формирования СЭЗ в Испании можно описать следующим образом. Концентрация возле крупных портовых городов, находящихся на торговых путях из Европы в Азию и Африку. СЭЗ включают в себя свободное таможенное пространство, свободные склады, промышленные полигоны, технологические парки и специальные торговые центры. Экономическим развитием СЭЗ управляют не чиновники, а консорциум компаний, формирующих ее основной промышленный кластер. Цель создания СЭЗ в Испании — развитие промышленного комплекса страны на инновационной основе, наращивание экспортного потенциала, интеграция страны в мировые технологические и торговые цепочки, создание новых рабочих мест. Последний фактор наиболее важен в стране, где уровень безработицы после кризиса 2008-го вырос до 26%, но в 2017 г. уменьшился до 17,6% (апрель текущего года).

И не в последнюю очередь за счет развития СЭЗ. Отметим, что в Каталонии показатель безработицы составляет примерно 13%.

На данный момент в Испании функционируют четыре свободные экономические зоны: Барселона, Виго, Кадис и Канарские острова. Самая масштабная СЭЗ — барселонская (Zona Franca de Barcelona) с годовым ВВП более 200 млрд евро, то есть почти 19% валового продукта всей страны (в то же время Каталония дает примерно 25% испанского экспорта). Кстати, из разряда очевидное, но невероятное: данные соотношения до боли напоминают показатели Донбасса в 2013 г…

По итогам прошлого года показатель ВВП на душу населения в регионе составил 28,6 тыс. евро, в то время как по Испании — 24 тыс евро. По уровню подушного дохода Каталония занимает четвертое место, уступая лишь Мадриду, Стране Басков и Наварре. Ядро СЭЗ, Барселона, — не только известный центр туризма, но и крупнейший порт Средиземноморья, важный банковский центр, конгломерат предприятий легкой промышленности.

Главной машиностроительной отраслью региона является автомобилестроение — 25% выпуска по стране. Такие производители, как SEAT, создают вокруг своих производственных мощностей колоссальный конгломерат из малых и средних предприятий, которые обслуживают машиностроительную отрасль в качестве смежников. Более 10 тыс. фирм выполняют подряды автомобильных гигантов региона. Потенциал автомобильной отрасли области можно оценить в 14–20 млрд евро в год.

Что касается химической и фармацевтической промышленности, то Каталония занимает пятое место в ЕС и входит в десятку мировых производителей.

Почти половина общего отраслевого производства по стране приходится на автономный регион. Здесь разместили производство такие бренды, как Merck, Sandoz, Repsol, Bayer, Dow, Solvay, Bluestar Silicones, Hempel, Henkel и др.

Структура экономики Каталонии и ее промышленного сектора максимально диверсифицированы по отраслям, причем приоритетное развитие получают именно отрасли с высоким уровнем добавочной стоимости, благодаря чему регион регулярно попадает на вершину всевозможных мировых рейтингов в части эффективности иностранных инвестиций.

Промышленный парк СЭЗ размещен в городе Таррагоне, входящем в автономную область Каталонии. Здесь реализуется концепция смарт-города для жизни и инвестиций. Крупнейший в Южной Европе нефтехимический комплекс спокойно уживается с местными достопримечательностями и курортной зоной. В 2020 г. промышленный полигон Таррагоны станет одной из ключевых узловых станций Средиземноморского железнодорожного коридора. ВВП Таррагоны составляет более 5–6 млрд евро в год. В городе действует «свободный склад» Zona Franca de Barcelona, обеспечивающий грузооборот в размере 200 тыс. т в год.

На данный момент у Каталонии есть практически все: автономия, экономическая и политическая свобода, высокий уровень жизни. В таком случае о какой свободе, попранной «испанцами», говорят митингующие в Барселоне?

К сожалению, речь идет не о llibertat, а о банальном экономическом жлобстве. Система распределения государственного бюджета в Испании построена на таких же принципах, как и в Украине. Функционирует она за счет базовой и реверсной дотаций, которые рассматриваются как механизм выравнивания и горизонтального планирования налогоспособности отдельных регионов страны и представляют собой два противоположных финансовых потока. Реверсная субсидия — это перечисления из местного бюджета в центральный, а дотационная — в обратном направлении. Для Каталонии реверсная субсидия представляет собой примерно 120% от среднего уровня по стране, а дотационная — 100% и менее. Это значит, что каталонцы платят в общий котел страны больше других, а получают меньше.

Оценки здесь разнятся: в Мадриде говорят, что обделяют Каталонию на 9 млрд евро, в Барселоне — на 16 млрд, но даже если взять официальные данные, то это почти 5% валового регионального  продукта. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что для преодоления последствий кризиса 2008 г. центральное правительство выделило Каталонии более 67 млрд евро помощи. Но такие подарки на местах забываются очень быстро. Равно как и уровень задолженности автономной области, который в 2016 г. составил 75,4 млрд евро. Зато в Каталонии подсчитали, что на фоне их взноса в общий экономический потенциал страны в размере 20-25% они имеют право лишь на 47 депутатов из 350 членов парламента Испании, то есть всего 13% голосов, вследствие чего Испания не может «услышать» Каталонию.

На самом деле местные элиты совершенно не хотят начинать настоящий «парад суверенитетов». Их цель выбить из центрального правительства еще больше преференций и прав, в идеале — добиться того, чтобы все деньги, заработанные в автономии, оставались в местном бюджете. В свое время по такому пути пошли в Стране Басков, где благодаря экономическому прянику удалось остановить кровопролитную террористическую войну.

Единственно, с чем не рассчитали местные власти, так это с оценкой размера того «джина», которого они выпустили из каталонской бутылки «сухого, красного».

Теперь уже не собака управляет хвостом, а совсем наоборот. Ведь объявление независимости может привести к полному экономическому банкротству региона, который потеряет и поток туристов, и приток инвестиций. Если взять наиболее негативный сценарий, при котором местные власти объявляют о независимости Каталонии, а центральное правительство Испании отказывается от силового сценария (роспуск местных властей, арест лидеров, введение армии), то уже в ближайшие годы Каталония может столкнуться с целым ворохом социальных и экономических проблем.

В первую очередь Каталония выпадет из единого политического и экономического пространства ЕС — никто Каталонию принимать новым членом европейского содружества не будет, благо у Испании есть на это право вето. Автономия выпадает также из валютного союза евро — выпускать евровалюту возможностей у нее также не будет. Вследствие этого мгновенно пострадают местные крупные банки, ориентированные на европейский рынок капитала. За ними может рухнуть и система негосударственного пенсионного накопления: каталонцы рискуют потерять свои накопленные пенсии.

Кроме того, автономная область будет исключена из шенгенского союза и общего таможенного пространства ЕС, а следовательно, привлекательность Барселоны как транзитного грузового центра существенно упадет. Более того, Испания может запретить международные авиарейсы в международный аэропорт «Эль-Прат», как это уже сделало иракское правительство в отношении аэропортов Курдистана после проведения ним референдума о независимости. А без удобного авиасообщения ни о каком потоке туристов речи быть не может.

Помимо этого, непризнанный статус территории автоматически приведет к блокированию всех операций с недвижимостью, а также к тотальному сворачиванию активности иностранных инвесторов.

се перечисленное выше может привести к ситуации, когда пророческими станут слова великого каталонского поэта Сальвадора Эсприу: «Как чутко и пытливо палки нищих, ощупывали прутья на оградах вдоль наших улиц. Нищие входили со стороны Мал Темпса (Лихогорья). Из-за пригорка, где росли агавы, тянулась вереница попрошаек так долго, будто шествие застыло». И это не фантасмагория в стиле Иеронима Босха. Отделение Каталонии может в перспективе трех–пяти лет привести к падению уровня жизни местных жителей не на проценты, а в разы. Пока все это выглядит более чем нереально, хотя кто знает, куда может привести эскалация спирали противостояния, закрутившаяся на банальном желании срубить с центрального правительства десяток-другой миллиардов евро.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

18 − два =