суббота, 19 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему в Украине так трудно сажать «распятых мальчиков» У якобы журналистов Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина есть все шансы стать новыми «распятыми мальчиками» российской пропаганды

Беспрецедентно жесткий как для украинских правовых реалий приговор двум пропагандистам за «содействие деятельности террористической организации» серьезно взбудоражил всю «ватную» тусовку в Украине, к счастью не особо многочисленную и давно уже не слишком заметную, пишет Тарас Клочко для Деловой столицы.

Ну, и, разумеется, судьбой Васильца и Тимонина обеспокоились в Москве, правда в большинстве своем это бывшие украинские политики-беглецы вроде Андрея Портнова. Почтенную российскую публику два их агента в Киеве не слишком волнуют, им куда интереснее история с поимкой очередного «украинского шпиона» в Крыму.

Тем не менее, в Украине портновские адвокаты, пророссийские общественные организации и не менее пророссийские СМИ уже лепят из пропагандистов «мучеников преступного режима», рассказывая об ущемлении «свободы слова», «узниках совести» и «жертвах политических репрессий». Дескать, ребят посадили исключительно за их позицию, чего в демократическом и свободном обществе быть не может. А обвинение в пособничестве террористам, во-первых, не доказано, а во-вторых, «ДНР» и «ЛНР» формально-юридически не террористы, так что помогать им не преступление.

То, что эти два тезиса несколько противоречат друг другу, никого не волнует, как и то, что ни Василец, ни его младший партнер и соратник Тимонин никогда и ни от кого не скрывали своих откровенно антиукраинских взглядов, ни симпатий к России, Путину и «молодым республикам». Это, мол, личное мнение, что же тут такого? Кто-то любит макароны с сыром, а кто-то «ДНР» с «ЛНР», нельзя же упекать людей за решетку за их личные симпатии.

Все эти «ватные» рассуждения не стоили бы и выеденного яйца, если бы не одно «но» – ни украинское законодательство, ни даже общественное сознание на четвертом году войны так и не определилось с понятиями, где проходит грань между высказанной в свободном обществе «точкой зрения» и преступлением, за которое нужно сидеть в тюрьме. Эта смысловая неопределенность и порождает возможности как для разной юридической казуистики, так и для спекуляций на понятиях свободы слова, цензуры и репрессий.

Однако вернемся к нашим мальчикам. Василец и Тимонин были задержаны еще в 2015 году, после того как их информационной деятельностью заинтересовались их более патриотичные коллеги. Дело в том, что с начала событий на Донбассе два пропагандиста, активно до этого поддерживавшие Антимайдан, решили помочь делу «Новороссии» своим личным участием и отправились в Донецк, где, как установил суд, оказывали техническую поддержку созданию канала «Новороссия ТВ» и даже наладили отношения с небезызвестным «народным губернатором» Павлом Губаревым. Однако карьера в «ДНР» у ребят развития не получила, и они вернулись в Киев. Видимо делу «Новороссии» они были нужнее в украинской столице.

А в Киеве молодые и энергичные «ватники» смогли развернуться. Они устроились работать на весьма сомнительного происхождения пророссийский «17 канал», параллельно продвигая и собственные проекты: канал на YouTube «Правильное ТВ» и общественную организацию «Медиалюстрация». Последняя даже придумала вручать украинским журналистам премии «Йозефа Геббельса» типа за «фашистскую пропаганду». На все это, правда, в 2015 году не слишком обращали внимание.

Прославиться Василец и Тимонин смогли лишь, устроив в самом центре Киева публичный показ на большом экране видео небезызвестного «ватного» блогера Анатолия Шария. В конце концов, деятельностью мальчиков заинтересовались украинские журналисты и выяснили, что те, не смотря, на откровенную антиукраинскую пропаганду, являются членами общественного совета при Министерстве информационной политики, что спровоцировало некий политический скандал. Тогда же парой «ватников» заинтересовалась СБУ, что и привело их в СИЗО и на скамью подсудимых. Естественно, из общественного совета министерства их тут же исключили.

Главной же фишкой дела Васильца и Тимонина стало то, что даже их адвокаты особо не отрицают, что те занимались пропагандой идей «Новороссии». Адвокаты, кстати, тоже не скрывают своих откровенно «ватных» взглядов. Единственное, что прямо отрицает защита, так это то, что осужденные имели какое-то отношение к каналу «Новороссия ТВ». Все остальные факты не оспариваются, оспаривается их трактовка. Да, мол, ездили в Донецк и общались с полевыми командирами «русской весны», но поездка в Донецк – не преступление; да, любят Россию и не любят украинскую власть, но у людей такая позиция; да, постили в соцсетях сообщения: «ТОЛЬКО ТОТАЛЬНЫЙ ТЕРРОР СПАСЕТ УКРАИНУ ОТ МАЙДАНОВСКОЙ ШВАЛИ», «МАЙДАУНАМ СУК@М ОДЕССУ НЕ ЗАБУДЕМ НЕ ПРОСТИМ», так ведь украинцы «майдаунами» себя не считают, так что это не о них и призывами к терроризму считаться не могут; ну, и так далее.

И, наконец, самое главное – защита напоминает, что ни «ДНР», ни «ЛНР» никто официально террористическими организациями не признал, а значит помощь им, какая бы она не была, не может быть пособничеством террористам, а посему защита может всерьез рассчитывать и на апелляцию, и на Европейский суд по правам человека. Так что очень может быть, что через какое-то время дело Васильца и Тимонина завершится приблизительно тем же, что и знаменитое дело Коцабы – суд апелляционной инстанции, либо очень серьезно смягчит приговор, либо вообще оправдает парочку «ватников» и тогда возмущаться уже будет патриотически настроенная общественность.

Чем бы все это в итоге не закончилось, перед украинским обществом и государством история двух новых жертв «кровавой хунты» в очередной раз ставит вопрос юридической, да и этической, квалификации «молодых республик» и сношений с ними украинских граждан.

Во-первых, нужно наконец-то определиться и дать уже четкую юридическую оценку, то ли это террористические организации, то ли организованные преступные группировки, то ли что-то еще.

Во-вторых, необходимо определится с характером взаимоотношений отдельных граждан с этими организациями – что есть преступление, за которое нужно сидеть в тюрьме, а что можно понять и простить.

Ну, и в-третьих, нужно сформулировать хотя бы основы антисепаратистской информационной гигиены – какая медиадеятельность есть пособничество террористам и тяжкое преступление, а какая – взгляд на проблему с другой стороны.

Задача эта крайне непростая, но не разобравшись с ней, мы всегда будем иметь внутри страны откровенных вражеских агитаторов, попытки приструнить которых будут заканчиваться криками о свободе слова, ущемлении прав и репрессиях.



Поделитесь.





Новости партнеров