понедельник, 21 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Мать драконов: Зачем Тимошенко конкурировать с «главными ягодицами Евровидения» Настоящая женщина может из ничего соорудить три вещи: салат, прическу и скандал

Благодаря новым косичкам, сделавшим лидера «Батькивщины» Юлию Тимошенко похожей на мать драконов Дейнерис Таргариен, Всемирный конгресс украинцев у многих теперь ассоциируется с «Игрой престолов». Соцсети обсуждают игривое облегающее платье Юлии Владимировны больше, чем повестку 50-летия уважаемой организации, объединяющей вокруг себя украинцев из 53 стран мира, пишет Лариса Волошина для Деловой столицы.

Скандал получился знатный. Международный конгресс превращен в светскую тусовку, на которой Она стала непревзойденной звездой. Когда Джордж Мартин говорил, что главной героиней его саги является власть, он вряд ли предполагал, что его слова будут восприняты столь буквально.

Дело, конечно же не в новом образе Юлии Тимошенко, который вовсю обсуждается в соцсетях. Причин, по которым женщина меняет прическу, может быть много: всем назло, пусть знают, жизнь дала трещину, пора что-то менять, психанула. Да мало ли. Зачем политик меняет образ — тоже не тайна. Иногда это попытка привлечь новый электорат, иногда эпатаж из разряда: «Что бы ни говорили – лишь бы не забывали». Вот только гламурный прикид лидера «Батькивщины» на Ukrainian World Congress – это совсем не про политику и не про женственность. Это про уместность. Про такт и шик, которые никогда не должны изменять публичной особе.

Юлия Владимировна пришла на конгресс украинцев – политическое, между прочим, событие – в образе Матери драконов, предводительницы варваров, помогающих ей завоевать трон. И обществу уже не интересно, какие вопросы обсуждались на конгрессе, какие обращения зачитывались. «А вы видели ее прическу? Что она хотела этим сказать?», – спрашивают украинцы друг друга. Ничего. Ничего она не хотела сказать. Она просто надеялась произвести фурор. И у нее получилось. А диаспора, 53 страны-участницы, адвокация Украины в ООН, ПАРЕ, лоббирование вопроса признания Голодомора геноцидом украинского народа – все это потонуло в трескотне о новом образе экс-премьера.

Женщина в политике вынуждена каждый день доказывать, что ее ум, профессиональные качества, принципиальность и ценностно-моральная жилка не должны оцениваться по гендерному признаку. Да, она женщина. Поэтому носит юбки, украшения и готовит на национальном телевидении свое фирменное блюдо, каждый раз, когда публика интересуется, не мешает ли карьера ее женской сущности. Но она политик. Поэтому, когда речь идет о политических интересах страны, она готова выступать на равных с другими политиками.

В современном мире гендерная грань постепенно стирается. Сегодня можно увидеть женщин-политиков, самозабвенно бьющих боксерскую грушу и мужчин, которые «больше всего на свете любят, когда семья поглощает приготовленный папой ужин». Но то, что остается неизменным – так это такт и чувство меры. Женщины-политики не цепляют на себя милашный образ, когда ведется публичное обсуждение политических вопросов. Как и мужчины не бравируют маскулийностью, когда от них ждут политических решений. Всему свое место и время. Если бы Даля Грибаускайте, или Маргарет Тэтчер вздумали изображать из себя принцессу Лею на новогодней вечеринке – это, конечно же, попало бы в таблоиды. Но если бы они заявились на всемирный конгресс с буклями и в неглиже – это был бы конец их политической карьеры.

Привлечение к себе внимания неподобающим случаю внешним видом – это проявление нарциссизма. Эпатируя публику, нарцисс наслаждается произведенным эффектом, одновременно обесценивания собравшихся и все мероприятие. Застиранные треники на собрании акционеров, декольте в церкви, вечернее платье в очереди за арбузами. Все это как бы говорит: «Плевать я хотел на ваши дресс-коды. Я выше условностей. Мне все можно».

Нарцисс жаждет, чтобы обговаривали его, а не повод, по которому все собрались. Это кража – добавление себе популярности за счет значимости мероприятия. Нечто подобное делает «Киллер красных дорожек» Виталий Седюк. Этот персонаж, именующий себя украинским журналистом, стал известен за счет того, что умудрился напасть на всех звезд, на всех красных дорожках мира. Ким Кардашьян, Брэд Питт и Анжелина Джоли – все они пострадали от попыток Виталия Седюка стать главной звездой собрания знаменитостей. Когда Седюк сверкнул пятой точной на украинском Евровидении, он уже был довольно знаменит в мире. Его карьера построена на демонстрации, переключении внимания на себя в неподобающем месте и времени.

Кто-то из комментаторов написал, что новый образ лидера «Батькивщины», мягко говоря, не по возрасту. Но есть, мол, такие женщины, которым можно все. И это правда. Женщине можно все и еще чуть-чуть больше. Вот только политик – это не женщина, а политическое мероприятие не комик-кон. Французы говорят, что самое сложное для женщины – «носить свой возраст с элегантностью». Похоже, у украинцев появился шанс внести свою лепту в общемировой свод правил уместности. Самое сложное для политика, не перепутать политическое собрание с ярмаркой тщеславия.

Если бы нарцисс «проявлял свою индивидуальность» в ситуации, где все ведут себя, выглядят и самоутверждаются так же, как и он, ему вряд ли удалось бы выделиться. Честная конкурентная среда – вот чего не терпит нарцисс. Представьте Седюка, который заглядывает под юбку девушке в ночном клубе, или лезет с поцелуями к главному самцу отвязной тусовки. Представьте себе Юлию Тимошенко в косичках на собрании фанатов «Игры престолов». Обсуждение эпатажного появления, конечно же, было бы. Но не было бы переключения внимания с события, на котором собрались точно такие же любители экзотики. Не было бы скандала. А этого нарцисс, который больше всего на свете боится затеряться в толпе, никак не может допустить.



Поделитесь.





Новости партнеров