неділя, 14 липня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Си минор для Путина: Какие последствия размещения ядерного оружия в Беларуси получит Кремль Владимир Путин оказался на шпагате, но пытается пытается втянуть Китай в кремлевский концепт "Осажденная крепость"

Недавно министр Министерства обороны Великобритании Аннабель Голди в ответе на запрос члена Палаты лордов сэра Гилтона сообщила, что вместе с танками Challenger 2 для Сил обороны Украины Лондон также предоставит нам бронебойные снаряды с обедненным ураном. Вероятно, речь идет о снарядах L26A1 и L27A1.

Москва почти сразу прибегла к тому, что умеет лучше всего – превращать мух в слонов на стероидах. В качестве ответа российский диктатор Владимир Путин напомнил о переоборудовании 10 белорусских самолетов в носителей ядерного оружия и комплексах «Искандер», которые могут оснащаться ядерными боеголовками, но самое главное — анонсировал размещение ТЯО на территории Беларуси в специальном хранилище, которое должно быть построено до 1 июля.

Технические детали (как тот факт, что танковые снаряды не являются ядерным оружием) не существенны для Кремля. Обедненный уран – это только повод и даже бы они были не с ураном, а с уриной, чтобы поднять ставки. Конечно, прежде всего это натянутое оправдание и аргумент для рядового россиянина, который, услышав фразу «снаряд с ураном», будет ожидать вселенской катастрофы.

Реальные же причины достаточно просты: коридор возможностей Кремля невероятно узок – ни волнами «пушечного мяса» и техники, ни массированными обстрелами гражданской инфраструктуры Украины достичь своего ему не удается. Единственный козырь (по крайней мере, он из всех средств шантажа и принуждения больше всего годится на эту роль) — это ядерное оружие. И даже несмотря на то, что в большинстве своем Запад не реагирует на эти угрозы. У Путина фактически не остается другого выхода, как раз за разом трясти ядерными боеголовками в надежде на корректировку политической конъюнктуры. Хотя следует признать, если, например, Балтия или Брюссель сразу заговорили о санкциях в ответ на потенциальное появление ТЯО в Беларуси, то Париж, в принципе, ожидаемо призвал Москву пересмотреть свое решение.

Тем не менее, КПД этого маневра не является существенно высоким в плане давления на партнеров Украины со стороны России.

Но он действенен в контексте усиления зависимости и управляемости самопровозглашенного президента Беларуси Александра Лукашенко, потому что еще больше отсекает его возможности проводить «сторонние» контакты – в обход Кремля. Речь идет прежде всего не о ЕС или США, ведь этот путь Кремль уже заблокировал, а о Китае, куда не так давно летал Лукашенко.

Почему? Все очень просто – лидер КНР Си Цзиньпин неоднократно отмечал недопустимость ядерного шантажа, не говоря уже о применении этого оружия. Последний раз – во время визита в Москву, который, кстати, сложно назвать слишком удачным для Путина и его приспешников, ведь они получили лишь символические гешефты.

И вот менее чем через неделю после приезда высокого гостя из Китая Путин появляется с решением о расположении ядерных зарядов в Беларуси. То есть он, во-первых, делает Лукашенко соучастником и в этом против Пекина; во-вторых, ставит лично Си в идиотское положение.

Вместе с тем, на фоне очередных угроз Путина также вновь играет в историка и сравнивает интенсивное сближение стран НАТО с партнерами в Индо-Тихоокеанском регионе (Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея, Япония) с созданием союза, аналогичного союзу Германии, Италии и Японии во время Второй мировой.

Очевидно, свою «экспертную» аналогию российский президент привязал к сообщениям о намерении Японии присоединиться к австрало-британо-американскому военно-политическому союзу AUKUS, что, безусловно, не может не беспокоить Китай.

Таким образом Путин пытается втянуть Пекин в кремлевский концепт «Осажденная крепость», суть которого состоит в том, что согласно мифологии российского режима коллективный Запад намерен уничтожить Россию и ее партнеров; и вообще агрессия РФ против Украины в искаженной реальности Кремля является войной НАТО против России как таковой. Хотя этот тезис начали отрицать уже и в самой России, а именно владелец ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин, недавно признавший, что войну россияне ведут исключительно с украинской армией.

В контексте же вероятного (не факт, что это произойдет) размещение ТЯО в Беларуси можно сделать вывод, что Путин банально не оставляет попыток манипулировать одновременно и Западом, и Китаем.

Последний не предоставил ему поддержки и контрактов, на которые российский диктатор рассчитывал. Поэтому он действует привычными чекистскими методами, пытаясь глубже вовлечь Китай в конфликт, если Пекин все же решил продолжать имитировать партнерские отношения с Россией.

С другой стороны, Кремль очень нуждается в помощи КНР, поэтому и стремится ублажить Китай этой риторической атакой на визави Пекина в Индо-Тихоокеанском регионе.

Опять-таки очень примитивный и дешевый трюк, который Си, как уже стало известно, не впечатлил, поскольку на другой чаше весов – откровенная пакость и ложь от Путина относительно ядерного оружия, с помощью которой он пытается прозондировать границы дозволенного в парадигме «Россия – младший партнер Китая». Однако вероятно, что таким образом Путин лишь усложнит диалог с Пекином.

Первые признаки этого уже есть. В частности, спикер МИД Китая Мао Нин 27 марта, комментируя планы РФ отправить ТЯО в Беларусь, отметила: нужно сосредоточиться на урегулировании конфликта «дипломатическим путем» и напомнила Москве о совместном заявлении стран «ядерной пятерки» о том, что «ядерную войну невозможно выиграть или вести». Так что обман Путина в Китае заметили и уже отреагировали.

Но теперь гораздо интереснее, как Кремль будет реагировать на реакцию КНР. Путин ведь оказался на шпагате. Если Россия откажется от планов разместить ТЯО в Беларуси, весь мир зафиксирует эту сервильность Путина перед Си. И будет понятно, что Китай является единственным сверхдержавой в восточном полушарии. Если же Путин проигнорирует предупреждение Пекина, это обещает ему окончательную изоляцию и поддержку Китаем санкционного режима вместе с прекращением поддержки. А оттуда недалеко и уже до двусторонних договоренностей Китая и США о судьбе России.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поділіться цим