вівторок, 21 травня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Растяжка для Си: Зачем российский Су-27 таранил американский дрон над Черным морем Уничтожение ВКС РФ американского беспилотника – это инцидент из разряда запланированных случайностей

14 марта Россия пошла на очевидную эскалацию в отношениях с Соединенными Штатами, когда один из двух ее истребителей Су-27, сопровождавших беспилотный разведчик MQ-9 Reaper, протаранил его над международными водами Черного моря в 130 км от побережья временно оккупированного Крыма.

В официальном сообщении Европейского командования ВС США отмечается: российские самолеты неоднократно подходили вплотную к БПЛА, сливали на него горючее и в конце концов, когда один из Су-27 задел винт «Рипера», беспилотник упал в море.

Согласно реконструкции инцидента, проведенной телеканалом CBS, «сушки» в общей сложности 19 раз опасно сближались с дроном, что никак не свидетельствует о случайности. Это очевидная провокация, согласованная, как обычно, наверху и не менее очевидная эскалация в отношениях с США. Тем более, что такого рода провокации типичны для Москвы – она так поступала как в советские времена, так и после 2014 г.

Однако, как и у каждой провокации, у нее должна быть цель. Особенно сейчас – во время полномасштабной войны России против Украины. И она банальна: поднять ставки и пощекотать нервы заокеанским визави.

Характерно, что де-факто сбивание «Рипера» произошло накануне потенциального визита в Москву лидера Китая Си Цзиньпина.

Повышением напряжения в отношениях с главным геополитическим соперником Китая Россия, в частности, демонстрирует свою готовность идти на дальнейшую конфронтацию с Вашингтоном, поощряя Пекин все же наконец-то согласиться на оказание РФ военно-технической помощи для войны против Украины.

Таким образом, Кремль пытается получить определенную конкретику от КНР и подтолкнуть Си к более радикальному способу противостояния с Соединенными Штатами. А от этой миссии, как свидетельствует последнее внутрипартийное собрание в Китае, Пекин не отказывается. Но инцидент над Черным морем – это для него своеобразная растяжка. Ведь с другой стороны, он стремится двигаться в этом направлении путем повышения технологического потенциала страны с привлечением западных инвесторов как источника финансирования соответствующих программ. А также в рамках общепринятых международных правил и в соответствии с принципом «стратегической конкуренции» с США. То есть, на данном этапе Китай стремится сохранить и усилить взаимодействие со Штатами, о чем прямо и заявил недавно новый премьер-министр КНР Ли Цян.

Следовательно, своей провокацией Кремль действительно поставил Китай в довольно неудобное положение, поскольку Пекин не может ни проигнорировать инцидент, ни одобрить действия России.

Завуалированные сигналы

Кроме версии о побуждении Кремлем Китая к более решительному сотрудничеству следует рассмотреть еще одну. Она не противоречит первой, а скорее дополняет, поскольку инцидент с «Рипером» преследовал цель «проработать» несколько опций.

Настырность, с которой Су-27 преследовали и пытались повредить БПЛА, особенно если реконструкция CBS полностью соответствует действительности, говорит в пользу четкой задачи для российских пилотов обеспечить катастрофу. Тем более, что приблизиться на достаточное расстояние, чтобы повредить винт позади аппарата, это довольно сложный маневр, требующий определенных навыков. Может, они сработали слишком грубо, но так или иначе — россияне ставили своей целью то, чтобы американский беспилотник-разведчик разбился.

И что интересно, ранее Соединенные Штаты отказывались предоставить Украине эти БПЛА, аргументируя это боязнью, что современные американские технологии попадут в руки россиян. Что ж… Они уже попали, ведь согласно аудиоперехвату разговоров оккупантов близ Крыма, к месту падения «Рипера» оперативно подошли плавкран «Черноморец-3» и два буксира («Афалина» и «Топаз»), и подняли части БПЛА, а именно: «кожух двигателя внутреннего сгорания», топливный бак, остатки носовой части и т.п.

Конечно, у России нет элементной базы для копирования полученных технологий, но она есть у Ирана — у страны, которая, как известно, является одним из немногочисленных союзников России. И который, кстати, печально известные «шахеды» разработал, своровав технологии из сбитых американского и израильского беспилотников. Поэтому не будет сюрпризом, если обломки этого «Рипера» появятся где-нибудь в Тегеране в обмен на очередную порцию БПЛА или ракет для России.

Поэтому с учетом новых составляющих можно ожидать ныне актуализации дискуссии о предоставлении Украине «риперов».

Впрочем, вернемся к сигналам Москвы, адресованным Вашингтону.

Эта ситуация, в принципе, является вариантом относительно безопасной эскалации. Да, MQ-9 Reaper стоит миллионы долларов, однако во время инцидента никто из американских военнослужащих не пострадал, поэтому вопрос сводится прежде всего к престижу.

И крайне осторожная первая реакция США (из сообщения USEUCOM) как раз демонстрирует то, что Вашингтон не склонен вестись на провокацию — хотя и не намерен медлить с ответом. Соединенные Штаты, к слову, уже заявили, что направили в регион новый БПЛА. Вспомним и то, как россияне провоцировали американцев в Сирии, когда имитировали атаки на их истребители. И тогда США были аналогично сдержанны в реакциях. Однако следствием такой эскалации стало создание Москвой и Вашингтоном специальной коммуникативной группы во избежание прямых столкновений.

По всей вероятности таким грубым способом (а иначе россияне и не умеют) Кремль предлагает Штатам выработать новый формат взаимодействия и в Черноморском регионе, который бы позволил избегать опасных инцидентов, учитывая растущее присутствие НАТО в Черном море. Косвенно в пользу этого предположения свидетельствует крайне осторожный комментарий посла РФ в США Анатолия Антонова после вчерашнего посещения Госдепа: «Россия нацелена на выстраивание прагматических отношений с США, которые отвечали бы интересам народов обеих стран, и не ищет конфликта со Штатами».

Конечно, Москва не хотела бы конфликта с США, если она оказалась неспособна справиться с Украиной.

Тем более что Вашингтон обычно на такие эпизоды эскалации реагирует комплексно, на нескольких уровнях — от усиления деятельности спецслужб и ограничительных мер до, как в этом случае, возможного ускорения предоставления военной помощи Украине.

Все еще «территориальный спор»?

Кроме того, инцидент MQ-9 Reaper вносит свои коррективы в предвыборную кампанию в Соединенных Штатах.

Накануне, как известно, из Штатов пришли не слишком обнадеживающие для нас, на первый взгляд, новости. Они касаются заявлений двух главных претендентов на номинацию в качестве кандидата в президенты от Республиканской партии — Дональда Трампа и Рона Десантиса.

С Трампом, который в интервью ведущему Шону Геннити заявил, что согласился бы на аннексию Российской части Украины, все понятно.

Более интересными были высказывания 44-летнего Десантиса, губернатора Флориды. Он, в частности, в интервью известному ценителю кремлевских нарративов с Fox News Такеру Карлсону назвал войну РФ против Украины «территориальным спором» и отметил, что защита Украины не должна быть приоритетной для США.

Такого же мнения придерживается и Дональд Трамп, союзником которого когда-то был Десантис. Однако сейчас, во время президентской кампании, ситуация кардинально изменилась. Десантис не союзник Трампа, а его конкурент. И ко всему прочему считается фаворитом среди республиканцев, потому что дает им шанс избавиться от все более токсичного Трампа. Для этого Десантис должен увеличивать свою электоральную базу, в том числе за счет избирателей Трампа. Именно на них — на обычных реднеков, приветствующих национальный эгоцентризм, и рассчитаны скандальные заявления Десантиса.

Поскольку несмотря на то, что он, как и весь американский истеблишмент, считает главной угрозой Китай и призывает сосредоточиться на этом направлении внешней политики, он и большинство республиканцев также понимают, что гипотетическая победа России усилит позиции автократий, прежде всего тандема Китай-РФ.

Впрочем, инцидент с «Рипером» вполне может изменить риторику Диссантиса. И, может быть, хоть и маловероятно, самого Трампа.

Здесь возможны две рефлексивные опции:

Или Десантис говорит, что сбитый БПЛА – это доказательство того, что Штатам стоит меньше заниматься интересами и защитой Украины, потому что, видите ли, россияне наши беспилотники уже сбивают. И во всем, конечно, виноват Байден и демократы, слишком «влезшие» в конфликт. Однако это демонстрация слабости, которую не примут однопартийцы.

Или он признает РФ угрозой, с которой опять-таки Байден и демократы вроде бы не способны справиться, поэтому нужен сильный, молодой и энергичный республиканец. Однако это может стоить ему голосов тех поклонников Трампа, которые считают, что Россию спровоцировали. И надо учитывать, что в рядах РП многие влиятельные политики не согласились с комментарием Десантиса — и будут давить на него, ведь он им нужен для разрушения президентских амбиций Трампа.

Всё зависит от выбора Десантиса и от того, как будет построена медийная кампания. Впрочем, есть и третий вариант: оба топ-претендента на номинацию от «слонов» просто проигнорируют этот случай. Чем, собственно, воспользуются демократы в комплексном ответе на акт агрессии России в Черном море.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поділіться цим