п'ятниця, 9 грудня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

По совету Аль Капоне: Как Путин в «Рассмеши комика» выступал Владимир Путин стремился к геополитическому ремейку Карибского кризиса – а получает геополитический римейк Крымской войны

В сегодняшнем выпуске программы «Рассмеши комика» пересидент Владимир Путин.

Сначала он имитирует подготовку к ядерному удару. На это выделены два незанятых террором Украины Ту-95, одна субмарина и одна МБР. Всем становится страшно. Но свои 5 тысяч «гыгы» он срывает.

Затем он через всемирно известного Умара Сисоку Эмбало (угадайте, как называют его в службе протокола АП РФ), президента самого авторитетного государства Африки — Гвинеи-Бисау («гоните сатану и беса!») выпрашивает переговоры у Киева. Получит свои 10 тысяч «гыгы».

И, наконец, для убедительности целый день обеспечивает работой киевскую систему оповещения о воздушной тревоге. Не получает ничего – и уходит со сцены, натужно распинаясь о сатанистах и бомбовой антисанитарии.

За кулисами отыгрывается на русском языке: так называемое правительство бывшей РСФСР заявило о намерении беспощадно приводить его к архео-оруэловскому стандарту, вычищая иностранные слова,

Хотя ситуация, отмечу, забавная: я так сразу и не вспомню другого такого прецедента, когда (конечно, мы знаем – мнимый) победитель столь отчаянно ищет мирных переговоров. Еще смешнее то, что Путин остался верен рэкетирскому шаблону «усиление переговорной позиции» (Аль Капоне, еще до того, как сошел с ума от сифилиса, свел его к лирической формуле «Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом»).

Ну и самое забавное – в заключение. Говорил об этом не раз, но, похоже, придется еще. В теории игр и в эволюционной психологии существует правило: сигнал вызывает тем большее доверие, чем больше усилий/ресурсов на него потрачено. В этом смысле между оленьими рогами, хвостом павлина и дюжиной ударных авианосцев нет принципиальной разницы. Так вот, все сигналы, которые подает Кремль в последнее время, очень экономны. Что это значит? Во-первых, то, что он не может разбрасываться ресурсами. Во-вторых, то, что он пытается выторговать время – и воспользоваться (иллюзорным) преимуществом, чтобы завершить войну на условиях, которые можно выдать если не за триумф, то хотя бы за какую-нибудь победу по очкам. Любой медийщик – а тем более пропагандист – вам скажет: технический нокаут – прежде всего нокаут, и только во вторую очередь – технический. В третьих, на Западе закончились достаточно статусные полезные идиоты, чьи призывы к миру как альтернативе ядерному пеплу воспринимаются без скепсиса. Что ж, Путин стремился к геополитическому ремейку Карибского кризиса – а получает геополитический ремейк Крымской войны.


Алексей Кафтан / Деловая столица
Поділіться цим