неділя, 3 липня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Скандальная миссия Безуглой: Зачем ОП внедряет в армию «комиссаров» Похоже, в Офисе президента решили ввести институт «смотрящих» над боевыми командирами на местах. Это, конечно, шокирующее предположение, но для него есть серьезное основание

Уже более недели, с 27 мая, в зоне боевых действий на Луганщине пребывает нардеп Марьяна Безуглая. И фактически она все это время выполняет именно эту функцию – «смотрящей».

Выше СБУ и областной власти

Сразу подчеркнем: если бы Безуглая приехала просто раздать гуманитарку местным жителям и волонтерскую помощь военным за свои деньги, то это можно было бы только приветствовать. Но на такой визит достаточно несколько часов. А депутат обосновалась в зоне боевых действий надолго. Причем она не сидит там тихо, а подняла целый ряд скандалов. Похоже, она располагает очень высоким покровительством, потому и чувствует себя большим начальником, который вправе раздавать «очень ценные указания».

Примечательно, что одной из мишеней ее публичных нападок стал глава Луганской ОГА Сергей Гайдай. Она обвинила его, в частности, в том, что он в своем сообщении на «Фейсбуке» якобы завысил данные о продвижении российских войск в Северодонецке. Безуглая заявила, что его информация – это «неправда», а сам он «не тут, не в Луганской области». Гайдай был вынужден публично ответить: «Кто такая Марьяна Безуглая, чтобы я ей говорил, где я нахожусь? Она офицер российской разведки? Я должен сказать точный адрес, чтобы туда прилетела артиллерия?»

Бои за Северодонецк очень тяжелые. И власть обязана, комментируя сложную ситуацию на фронте, демонстрировать единство, а не заниматься публично внутренними разборками. Однако Безуглая придерживается противоположного мнения. Она не просто сеет раздрай, а делает это в максимально жесткой форме. Приехав в Лисичанск, она сразу же вступила в публичный конфликт с СБУ, назвав ее «гнилой структурой» за то, что не воспрепятствовала поездкам на фронт журналиста Юрия Бутусова. «Только перезапуск этой гнилой структуры. Полный перезапуск с частью сознательных патриотичных специалистов, которые страдают в системе. Иван Баканов, это позор», – заявила Безуглая. Конечно, к работе СБУ и персонально Баканова есть много претензий. Но у Безуглой, оказывается, только один приоритет. Она на полном серьезе видит главным критерием эффективности работы СБУ в военное время успехи в борьбе с журналистами.

«Советы и контроль»

Ввиду таких амбиций неудивительно, что Безуглая вызвала явное неудовольствие военных. Иначе у журналистов не появилось бы фото из штаба на Луганщине, куда она внедрилась. «Это фото мне прислали военные. Которые категорически против вмешательства политиков в стратегические решения для страны и жизни людей», – подчеркнула Янина Соколова. По ее сведениям, Безуглая «контролирует военные операции в Северодонецке, дает указания командованию, высказывает претензии, кто, где и как должен быть, и в целом координирует действия военных как «человек сверху».

Безуглая возразила: «Никаких приказов и распоряжений нардеп не отдает. Совет, помощь, коммуникация, поддержка, контроль». И тут же перечислила, что она контролирует: «Каково морально-психологическое состояние? Боеготовность? Командиры? Стремления, чаяния, идеи? Доходит ли информация сверху внизу, снизу вверх?..»

То есть фактически Безуглая приехала контролировать военных и советовать им прямо во время ожесточенного боя за Северодонецк. Вряд ли это может понравиться военным. К тому же отношение к Безуглой в войсках, мягко говоря, неоднозначное, после того как она оскандалилась законопроектом «о расстреле военнослужащих». (Она его отозвала, но по-прежнему считает необходимым).

Кто же ее туда направил, и почему вообще пустили в командный пункт? Сама Безуглая говорит, что это ее «личная инициатива». Но поверить в это трудно, особенно если учесть, что начала она свой визит с наездов на главу СБУ Ивана Баканова и главу Луганской ОГА Сергея Гайдая.

Янина Соколова называет Безуглую «темным рыцарем от Офиса президента» и предупреждает, что это может иметь негативные последствия. «Почему Офис президента шлет туда эту госпожу, если есть годами проверенные, натренированные, профессиональные командиры, – не понятно самим командирам. Но самое главное: кто будет нести ответственность за последствия указаний этой госпожи на фронте».

Юрий Бутусов подтвердил, что «Безуглая на одном из участков фронта находится на командном пункте и принимает непосредственное участие в постановке боевых задач командирам подразделений. Для обеспечения ее деятельности на этот участок направлены старшие начальники, которых переместили от их непосредственных обязанностей». По его мнению, Безуглая находится там в роли «комиссара». «Очень досадно, что некоторые руководители решили «усилить» армию путем направления на определенные участки «комиссаров». Это не способствует профессиональным решениям. Вмешательство политиков в военное управление на тактическом уровне – это некомпетентность».

Три политические версии

В первые три месяца полномасштабной войны подобных недоразумений не было. Все мы ясно видели, что политические и военные руководители четко поделили сферы своей компетенции (и ответственности) и выступают как единая команда. Тем печальнее видеть, что это ломается.

Можно строить разные предположения насчет авторства этой «прекрасной» идеи. И была ли эта инициатива одобрена Владимиром Зеленским или же это самодеятельность Офиса президента. Так или иначе, но в соцсетях уже идет дискуссия о том, зачем Банковой понадобилось внедрять «комиссаров» в армию на главных направлениях боевых действий.

В частности, высказывается версия, что это мелкое проявление большой политической проблемы: на Банковой опасаются, что главнокомандующий Валерий Залужный может стать политическим конкурентом правящей партии. Согласно этой версии «комиссары» нужны, чтобы «держать руку на пульсе» армии. Как сказала сама Безуглая, контролировать «морально-психологическое состояние… стремления, чаяния». Если пофантазировать, то можно предположить и поиск политически неблагонадежных командиров, и сбор компромата и т.п.

Впрочем, это все касается более далекой перспективы (выборы сейчас точно не ко времени) и потому может быть разве что второстепенным мотивом. Но есть и другая версия. Она тоже политическая, но выглядит более актуальной. За что Безуглая наехала на Гайдая? За то, что он, по ее мнению, сказал лишнее. За что Безуглая наехала на Баканова? За то, что он, по ее мнению, позволяет говорить лишнее журналистам. В обоих случаях видим откровенное желание стать информационным фильтром. Проще говоря, «комиссар» – это политическая цензура. И не только для командиров, но даже и для солдат, чтобы они не смели высказывать в соцсетях никакой критики ни в чей адрес.

Есть и третья версия, тоже политическая, но более печальная и опасная, чем первые две. Война, очевидно, перешла в затяжную фазу. Пока события развивались динамично, Офис президента остерегался вмешиваться в решения генералов, но сейчас у него могло проснуться желание покомандовать. Пока что, как говорит Безуглая, она только дает советы и контролирует (можно предположить, что при этом она интенсивно общается с Банковой). Опасность в том, что аппетит приходит во время еды. Советы могут быстро превратиться (если не превратились уже) в требования и безоговорочные указания. Особенно когда хочется похвастаться обществу быстрыми победами. Желание зацензурировать неудачи и побыстрее похвастаться победами – это всегда две стороны одной медали.

В любом случае, поскольку все скандалы вокруг «комиссара» Безуглой стали публичными, они уже вызвали негативный эффект в войсках. Возможно, Безуглая – это пробный шар. Что ж, тогда нужно признать, что он оказался крайне неудачным. И если власть хочет минимизировать этот негатив, она должна отказаться от «прекрасной» идеи направлять своих «смотрящих» в штабы на линии фронта. Насколько власть это понимает, можно будет судить по тому, будет ли отозвана Безуглая из-под Северодонецка обратно в Киев заниматься законотворчеством.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.