понедельник, 28 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Курортный коронавирус: Кто подставил австрийского канцлера Курца Тесные связи Австрии с Россией в условиях пандемии становятся фактором дополнительного риска

Тирольские туроператоры попали в нешуточный скандал: их уличили в попытке сокрытия вспышки коронавируса на австрийских зимних курортах. В скандал оказались втянуты Австрийская народная партия (АНП, нем. Österreichische Volkspartei, ÖVP), делящая правящую коалицию с Зелеными, и ее лидер, канцлер Австрии Себастьян Курц.

Жадные до смерти

Сама по себе эта история предельно проста. В начале марта в тирольских Альпах было мягко и солнечно, а снега было много — идеальная погода для зимнего спорта. Это происходило на фоне вспышки COVID-19 на севере Италии, отчего австрийский Тироль, еще не затронутый эпидемией, выглядел идеальным и практически безальтернативным местом для зимнего отдыха.

Правда, еще в конце февраля Grand Hotel Europa в Инсбруке был закрыт на карантин после того, как у портье родом из Италии тест дал положительный результат на коронавирус. Но это было представлено как «единичный случай» и не возымело дальнейших последствий.

Однако случай, как выяснилось, был далеко не единичным, а европейские и британские СМИ сообщали о случаях заболевания в Тироле начиная с января. Более того — 1 марта власти Исландии сообщили на сайте раннего предупреждения Комиссии ЕС о том, что 15 (!) туристов вернулись из Тироля с коронавирусной инфекцией.

Тем не менее, тирольские турфирмы, стремясь максимально продлить удачный сезон, отрицали вспышку инфекции, утверждая, в частности, что туристы из Исландии заразились где-то на обратном пути. В кампанию по сокрытию реальной ситуации оказался втянут и Государственный санитарный совет Тироля. Власти решили закрыть горнолыжный курорт Ишгль только 14 марта — спустя две недели (!) после уже не единичного, а массового заражения, под которое попали исландцы.

В итоге общее число зараженных составило порядка 4000 человек — во всяком случае, именно столько пострадавших, неудачно отдохнувших в Тироле, намерены присоединиться к групповому иску, возбужденному Австрийской ассоциацией защиты прав потребителей (VSV). Его инициаторы исходят из того, что власти знали о риске задолго до закрытия курорта, но оттягивали введение карантина из корыстных побуждений.

Кто за кем стоит 

Естественно, что туризм является важным источником дохода в Тироле. Кроме того, по словам председателя VSV Петра Колба, между АНП и индустрией туризма существуют прочные и долговременные отношения. Так, за неделю до закрытия Grand Hotel Europa федеральный канцлер Австрии и лидер АНП Себастьян Курц встречался в нем с представителями крупнейших тирольских компаний: операторами канатной дороги, владельцами отелей и строительными подрядчиками. Представители бизнеса пожертвовали АНП в общей сложности около миллиона евро. Вскоре после этой встречи в Австрийскую торговую палату (АТП, нем. WKÖ), которая осуществляет юридическое представительство интересов всех австрийских компаний за рубежом, был избран Франц Херл, лоббист отелей и канатных дорог, член федерального парламента от АНП и глава Тирольской экономической ассоциации.

Достоянием гласности стал обмен СМС 9 марта между Херлом и владельцем бара Kitzloch, в котором у бармена был обнаружен коронавирус. Херл настаивал, чтобы бар был «просто закрыт» — без объявления причин закрытия, с тем чтобы избежать досрочного окончания лыжного сезона и финансовых потерь для туроператоров, отельеров и владельцев канатной дороги.

И даже сейчас, когда эта история выплыла наружу, и пострадавшие готовят коллективный иск, министр здравоохранения Тироля Бернхард Тилг  — он тоже креатура АНП — в телевизионном интервью заявляет, что «власти все сделали правильно».

Тилга поддерживает и губернатор Тироля Гюнтер Платтер, ссылаясь на то, что на тот момент государственные органы не обладали достаточной информацией о происходящем, хотя и признавая, что, обладая сегодняшними знаниями о коронавирусной инфекции, они, возможно, действовали бы более решительно. Платтер также отрицает связь между выборами в АТП в начале марта и решением не прерывать туристический сезон в феврале.

В свою очередь, Питер Колба убежден, что тирольские власти и тирольская прокуратура постараются похоронить дело, и добивается его передачи в федеральную прокуратуру и в прокуратуру по коррупции.

Австрия по-русски

Но было бы несправедливо вешать всю вину за произошедшее лично на федерального канцлера. Курц оказался заложником сложившейся в Австрии коррупционной системы, причем уже не в первый раз.

Напомню, что год назад из-за скандала, в который попал вице-канцлер Австрии, глава ультраправой Партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе, прошлый Кабинет министров Австрии во главе с Курцем получил вотум недоверия в парламенте и был отправлен в отставку президентом страны. Штрахе потянул всех на дно, засветившись на видеозаписи, где предлагал подставной «богатой россиянке» выгодные государственные контракты в обмен на поддержку на будущих выборах. Но Курц, несмотря на неудачу, снова стал канцлером по результатам внеочередных выборов и формирования коалиции АНП — Зеленые.

И вот снова подстава, причем на этот раз уже от однопартийцев. И русский след, как и в случае с Штрахе, если разобраться в сути дела, снова налицо.

Коррупционные русско-австрийские связи имеют давнюю, еще со времен холодной войны, историю. Их основы были заложены еще тогда, когда четверть Австрии оказалась в советской оккупационной зоне. То, что австрийцам удалось избежать раздела страны по примеру ФРГ, было в значительной мере простым везением — но было также и сделкой. За сохранение территориальной целостности Австрия заплатила обязательством соблюдать нейтралитет.

Естественно, что, уходя из Австрии, советские спецслужбы густо насытили ее своей агентурой. Так что еще в годы застоя в Австрию вовсю вывозились средства, украденные высокопоставленной советской номенклатурой, либо предназначенные для обслуживания советских спецопераций. Провести линию раздела между одними и другими не всегда бывает возможно.

Этот вывод средств, сопровождаемый системным разложением, коррумпированием и насыщением агентами советского/российского влияния всех государственных структур Австрийской Республики, был продолжен, притом с возросшей интенсивностью, и после распада СССР. Австрия и сегодня является одной из наиболее привлекательных мировых площадок для ухода от налогообложения и отмывания денег.

Здесь можно, в частности, вспомнить, что именно в Вене укрылся от украинского правосудия Дмитрий Фирташ, дело об экстрадиции которого в США уже стало криминальной сагой. И именно в Австрии получила вид на жительство супруга московского экс-мэра Юрия Лужкова Елена Батурина — звезда российских строительных афер. К слову, Батурина основательно вложилась в туристический бизнес — шале в австрийском Кицбюэле, пятизвездочный Grand Tirolia, гольф-клуб Eichenheim. На ее заграничных счетах, по данным Forbes, находится не менее 1 млрд евро. И вот еще деталь: ВНЖ Батурина получила именно по тирольской квоте.

А дочь Бориса Ельцина Татьяна Юмашева и ее муж Валентин Юмашев — просто австрийские граждане.

Естественно, что и эти, и сотни им подобных, хотя и менее известных персон, лояльны Кремлю и служат его инструментами влияния на австрийские и европейские политические процессы. Фактически они осуществляют постоянное и системное коррупционное разъедание австрийских государственных и гражданских институтов.

Но вернемся к туристическо-коронавирусному скандалу в Тироле.  Есть ли тут прямая связь с российским влиянием? И да, и нет. Непосредственной вовлеченности российского бизнеса в оттягивание объявления карантина пока не замечено. Но Россия, несомненно, внесла немалый вклад в разложение элит Австрии, которое и сделало возможной эту историю.

Поясню эту мысль на конкретном примере. Давным-давно, когда на Донбассе еще не стреляли, а личные знакомства с работниками АП президента России не были предосудительны, один средней руки функционер этой структуры как-то раз поведал мне за бутылкой такую историю. Некий его знакомый в 90-е решил заработать на левой водке. Закупил две цистерны спирта. Но его обманули — спирт подсунули метиловый.

Что делать? Перед незадачливым водочным королем замаячил призрак разорения и паяльника, воткнутого в нежное место в связи с неспособностью вернуть средства, взятые в долг для этой операции. Но благодаря хорошим связям он сумел-таки разлить проклятый метил, разбавив его до 40 градусов, в водочные бутылки, наклеить этикетки и кому-то их удачно столкнуть. И даже вышел из этой передряги хотя и в небольшой, но все же плюс.

Где закончился путь партии ядовитого пойла, дошло ли оно до конечных потребителей, и как это отразилось на их здоровье — история умалчивает. Случай был рассказан мне как иллюстрация российских нравов — таких, каковы они есть. На дворе же стояла середина нулевых, сравнительно с сегодняшними — очень спокойные, почти что вегетарианские времена.

Так вот, история с задержанным карантином ничем, по сути, от истории с метиловой водкой не отличается. С моральной точки зрения они равны. Австрийцы, тесно соприкоснувшись с россиянами, оказались отличными учениками. А в остальном-то, конечно, Австрия — это несомненная Европа, и Вена — прекрасна, и Австрийские Альпы тоже. По крайней мере — внешне. Пока не столкнешься с тем, насколько они стали ближе к России.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров