четверг, 26 ноября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Битва за нефть: Зачем россияне вмешались в выборы в Гайане В день выборов из Гайаны были депортированы трое россиян, пытавшихся взломать избирательную систему страны

Гайана — единственная англоязычная страна в Южной Америке, которая на западе граничит с Венесуэлой, на востоке — с Суринамом, на юго-востоке — с Бразилией. Гайана немаленькая по площади (треть Украины), но с немногочисленным населением — около 750 тыс. человек. И до недавнего времени она не привлекала к себе пристального внимания ни крупных корпораций, ни иностранных правительств. В 2008 г. там работали лишь три иностранных компании: ExxonMobil (США), Repsol (Испания), CGX (Канада).

Однако в мае 2015 г., спустя всего месяц после всеобщих выборов, ExxonMobil объявила об обнаружении на шельфе Гайаны огромных запасов нефти. По последним данным, доказанных ресурсов «черного золота» — 8 млрд кубометров. Правительство Гайаны заключило контракт с консорциумом (ExxonMobil, Hess Oil (США) и Nexen (Китай), согласно которому государство получит 2% роялти и 50% от продаж. Плюс нужно учесть и уже полученные $1 млрд прямых иностранных инвестиций.

Открытие американской компании стало манной небесной для довольно бедной страны, которая уже в этом году продала государствам Азии и южным штатам США свой первый миллион баррелей, заработав $300 млн. На этот год запланированы еще четыре аналогичные поставки нефти. В Джорджтауне полагают, что к 2025 г. сумма вырастет до $5 млрд. В целом же, по данным Reuters, ожидаемый доход от разрабатываемых месторождений оценивается в $168 млрд, что в 120 раз превышает годовой бюджет Гайаны. А ВВП страны уже в 2020 г., согласно оценке МВФ, может вырасти на невероятные 85,6%. И к 2030 г. Гайана может стать богатейшей страной Латинской Америки, войдя в десятку мировых производителей нефти.

При условии, конечно, что в государстве все будет спокойно, и никто не позарится на его богатства. Что, к сожалению, уже произошло. Именно нефть привела к текущему политическому кризису. И именно нефть стала главным лейтмотивом двух ключевых политических сил во время избирательной кампании в контексте того, как победитель ею распорядится.

Левые против левых

Кризис в Гайане начался еще 21 декабря 2018 г., когда благодаря переметнувшемуся на сторону оппозиционной Прогрессивной народной партии (PPP) депутата Шаррандасу Персо, который дал необходимый один голос за выражение недоверия правительству, сформированного коалицией Альянса за национальное единство APNU и Альянса за изменения (AFC). Оппозиция, опирающаяся на индогайанцев, добивалась проведения досрочных выборов, однако президенту Гайаны Дэвиду Грейнджеру удалось оттянуть их проведение, несмотря на протесты и столкновения. Причем далеко за 18 сентября 2019 г., когда должны были состояться очередные выборы. В конце концов выборы назначили на 2 марта.

По их результатам при явке 72,58% союз левого APNU и левоцентристского AFC, чьими избирателями являются афрогайанцы, снова одержал победу на выборах — 49,85% (237 329). В 2015 г. APNU+AFC вырвали победу у левопопулистов, марксистов-ленинистов PPP — 50,3% против 49,19%. Оба альянса учли ошибки выборов 2011 г., когда они шли на выборы по отдельности, из-за чего PPP взяла 36 мандатов, APNU — 22, AFC — 5.

В 2020 г. Прогрессивная народная партия получила 48,23% голосов (229 579). Таким образом, первые левые получают большинство мандатов — 33 из 65 — и право сформировать правительство. Однако PPP так просто не сдалась, не собираясь уступать Грейнджеру в текущем избирательном цикле. Оппозиция заявила о фальсификациях в четвертом округе и потребовала пересчета голосов. Глава Верховного суда Гайаны Роксана Джордж 12 марта их просьбу удовлетворила.

До проведения пересчета и оглашения окончательных результатов выборов государство и будущее нефтяных проектов находится в подвешенном состоянии.

На запах нефти

Однако у APNU+AFC, похоже, появился серьезный аргумент против PPP. 6 марта министр гражданской безопасности и кандидат в премьеры от AFC Хемрадж Рамджаттан сообщил, что в день выборов из Гайаны депортировали трех россиян. Точнее, одного гражданина России и граждан Ливии и США российского происхождения. При себе, как пишет Guyana Chronicle, у них были компьютеры и флешки. Россиян заподозрили в попытке взлома избирательной системы страны. Всего же их было четверо, но одному из них удалось скрыться.

По словам Рамджаттана, в Гайану россияне проникли при содействии как раз Прогрессивной народной партии, представители руководства которой, включая лидера оппозиции Бхаррата Ягдео, были сфотографированы с россиянами в отеле Marriot. Причина интереса россиян, утверждавших, что работают на ExxonMobil, к Гайане очевидна — это нефть. Однако даже с победой PPP все равно возникли бы сложности с, например, заходом в страну «Роснефти». Контракт есть контракт. Если бы правительство PPP его расторгло, то Вашингтон отомстил бы за Exxon жесткими санкциями. Потому не исключено, что вмешательство России в выборы базировалось на откровенно сепаратистском сценарии. Дело в том, что режим Николаса Мадуро в соседней Венесуэле считает своей территорию Гайаны к западу от реки Эссекиба, а значит, претендует и на шельф, где нашли нефть. Понятное дело, что кураторы Мадуро из Кремля просто не могли пройти мимо такой возможности.

Шпики под носом

Примечательно, что министр Рамджаттан сообщил об этом лишь после появления соответствующих сообщений в СМИ. Так что вряд ли это была некая уловка со стороны власти в отношении PPP. Но почему же у Грейнджера не решились использовать темные делишки PPP и россиян еще 2 марта? Ответом может быть тот факт, что «кибер-ихтамнетам» помогали не только в оппозиционной партии, но и представитель AmCham (гайанского филиала Американской торговой палаты, приступившей официально к работе в августе 2018 г.). Возможно, в Джорджтауне просто не хотели расстраивать американских партнеров, от которых зависит светлое будущее Гайаны.

Как бы то ни было, министр гражданской безопасности был вынужден признать, что AmCham помогала россиянам с момента их прибытия — с 29 февраля. Со ссылкой на данные разведки он уточнил, что речь идет о человеке по имени Антер Нарине. В американской организации он представляет интересы нью-йоркской компании Strategy & Development Consulting, Inc. (автомобильная отрасль), где работает с 2012 г.

В AmCham сперва отпирались, но после того, как Рамджаттана поддержала также министр общественных телекоммуникаций Кэтрин Хьюз, заявили, что в рядах организации россиян нет, а самого Нарине исключили.

Масштабы вмешательства россиян гайанским правоохранителям еще предстоит выяснить. Впрочем, как и все подробности сотрудничества с ними оппозиции. Что может отразиться на выборах в целом. На фоне текущего кризиса в Джорджтаун прибыли несколько премьер-министров стран Карибского бассейна: Миа Моттли (Барбадос), Кит Роули (Тринидад и Тобаго), Кит Митчелл (Гренада), Рузвельт Скеррит (Доминика) и Ральф Гонсалвеш (Сент-Винсент и Гренадины).

Соединенные Штаты пока выжидают и очень и очень внимательно мониторят ситуацию. За последнюю неделю госсекретарь Майкл Помпео трижды упоминал в своих заявлениях ситуацию в Гайане, в том числе во время телефонной беседы с главой МИД Канады Христей Фриланд 10 марта. Нынешняя позиция Вашингтона была озвучена и. о. помощника госсекретаря по делам Западного Полушария Майклом Козаком: Нужно дождаться пересчета голосов, поскольку «любое правительство, приведенное к присяге на основании нынешних результатов, будет нелегитимным». Для США крайне важно, чтобы государственные процессы в Гайане были прозрачными, ведь от этого зависит будущее заключенного при Грейнджере в 2015 г. контракта с ExxonMobil.

Однако параллельно Штатам следовало бы, во-первых, детально проанализировать действия россиян в Гайане; во-вторых, сделать выводы из истории с, очевидно, купленным членом AmCham, и усилить контроль над формированием филиалов Торговой палаты, которые играют огромную роль в деятельности американского бизнеса в той или иной стране мира.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров