суббота, 26 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Без перспектив: Почему Зеленский больше не встретится с Путиным Развитие событий и поведение Кремля свидетельствует о том, что достичь какого-то стратегического сдвига Зеленскому и соратникам – что бы они там не видели в глазах Путина – так и не удалось

Артиллерийские залпы по украинским позициям вблизи Золотого, которые всколыхнули инфопространство нашей страны на прошлой неделе, стали красноречивым свидетельством того, что путь к «мирному урегулированию конфликта в Донбассе», о котором регулярно заявляют на Банковой, будет еще очень долгим. Под большим вопросом оказалась ожидаемая апрельская встреча «нормандской четверки». О том, какое будущее ждет «нормандский формат» и стоит ли ожидать завершения войны на Востоке, пишет Апостроф.

Неопределенное будущее «нормандской четверки»

Для тех, кто внимательно следил за перипетиями переговорного процесса с РФ, заявления о возможных разведениях, совместном патрулировании и других мирных инициативах со стороны украинской власти с самого начала выглядели несколько далекими от реальности. Нормандский формат, который усилиями Зеленского и его команды стал практически «альфой и омегой» украинской внешней политики, тоже оказался под большим вопросом.

Во время последней встречи «нормандской четверки» в Париже в начале декабря лидеры договорились, что новая встреча состоится уже в апреле этого года, и на ней должны быть подведены итоги реализации тех шагов, о которых договорились в Париже. Среди них — полное прекращение огня, разведение войск на новых участках, обмен пленных по принципу «всех на всех» (в заявлениях украинской стороны) или «всех установленных на всех установленных» в русском прочтении. Сейчас ни один из этих шагов не реализован, а до встречи осталось чуть больше месяца. Россияне прямым текстом заявляют о том, что не видят никакого смысла встречаться, чтобы просто «перетереть за жизнь». Учитывая это, даже часто необоснованно оптимистично настроенная украинская власть начала озвучивать несколько неуверенные заявления. В частности, под сомнение возможность проведения встречи «нормандского формата» поставил глава МИД Вадим Пристайко, а также сам Зеленский в ходе украинского завтрака на Мюнхенской конференции по безопасности.

В целом, какой-то огромной сенсации в том, что встреча «нормандского формата» откладывается на неопределенное время, нет. Тем более, сам по себе факт невыполнения предыдущих договоренностей не может являться единственной причиной отмены встречи «четверки», и следует больше обращать внимание на цели и поведение России, нежели на прогресс в реализации положений коммюнике с предыдущей встречи. «Достигнутые предварительно договоренности с Украиной Россия действительно не выполняет. Но встреча «нормандской четверки» не может быть привязанной только к выполнению уже поставленных задач, ведь она призвана обсудить другие проблемы. Поэтому, учитывая, что склонить Украину к выполнению своих требований России, очевидно, не удается, эта новая встреча потеряла для нее какой-либо смысл», — пояснил изданию политолог, директор Единого координационного центра «Донбасс» Олег Саакян.

Старые-новые требования Кремля

Хотя на парижской встрече в декабре и были озвучены вполне конкретные договоренности и условия для нового заседания «нормандского формата», Россия не была бы Россией, если бы в конечном итоге не вернулась к своим старым требованиям, которые в Кремле называют условием своего согласия на дальнейшие переговоры. И именно от этих требований, а вовсе не от выполнения Парижского коммюнике, очевидно, зависит будущее Нормандского формата. «Решение о том, состоится ли встреча, принимает Москва. И Кремль потребует, чтобы Украина внесла изменения в Конституцию и перешла к прямым переговорам с так называемыми «ЛДНР». Я не вижу возможностей, чтобы Киев в одностороннем порядке выполнял российский сценарий, тем более что на предыдущей встрече договаривались о других вещах. Поэтому перспективы новой встречи очень туманны», — отметила в разговоре с изданием эксперт-международник, кандидат политических наук Елена Снигирь.

Таким образом, сегодня мы вернулись к ситуации, которая предшествовала декабрьской встрече «нормандской четверки», когда русские рассматривали ее не как возможность договориться, а как своеобразное «вознаграждение» Украине за усердное исполнение российских требований. И пока мы снова не продемонстрируем готовность выполнять прихоти Кремля, ни на какие переговоры с Зеленским Путин не поедет.

«Перспектива проведения «нормандской встречи» — нулевая, об этом прямо заявляют российские чиновники. Более того, в этих заявлениях звучат конкретные требования россиян, которые являются предпосылкой проведения встречи. В частности, реализация положений «формулы Штайнмайера» и прямые переговоры с представителями так называемых «ЛНР» и «ДНР». И без выполнения этих требований Украины россияне не видят смысла собираться. А мы прекрасно понимаем, что без согласия российской стороны никакой встречи не будет», — поделился соображениями с изданием директор Института внешнеполитических к следований Григорий Перепелица.

Катастрофа для Украины или логичный результат?

Но станет ли большой катастрофой для Украины то, что встреча Зеленского и Путина не произойдет? Учитывая заявления, в которых звучали явно завышенные надежды команды Зеленского, провал подготовки новой встречи стал неприятной неожиданностью для Банковой.

«Действительно, то, что нормандская встреча не состоится, является негативным моментом. Ведь определенные надежды на то, что украинско-российскую войну удастся завершить дипломатическим путем, существуют. Но это не более, чем надежды, потому что рациональных аргументов того, что это произойдет, нет. Поэтому провал организации встречи уменьшает уровень надежды в украинском обществе и элитах. Впрочем, с практической точки зрения это не меняет как дипломатические позиции Украины, так и реалии позиционной войны на Востоке», — сообщил Олег Саакян.

Не стоит забывать, что переговорные усилия Киева не ограничиваются только «Нормандией». «Далеко не все зациклено на Нормандские формате. Он, конечно, важен, ведь на нем присутствует лично президент России, что значительно повышает вероятность реализации достигнутых договоренностей. Но это далеко не единственное окно возможностей для Украины по продвижению по запланированному треку «мирного урегулирования». В частности, стоит обратить внимание, что будет происходить на линии контакта Ермак-Козак», — рассказала Елена Снигирь.

Главный вопрос к «мирному урегулированию»

Таким образом, то, что Зеленский, Макрон, Меркель и Путин не пообщаются за столом в апреле, не является поворотным моментом для украинской дипломатии. Впрочем, вопрос, который стоит задать украинскому обществу, касается даже не нормандского формата, а самих основ «мирного урегулирования». С одной стороны, власть обещает нам прорыв и быстрое завершение войны. И даже готова проводить очередные местные выборы на оккупированных территориях. В то же время логика развития событий и поведение Кремля свидетельствует о том, что достичь какого-то стратегического сдвига Зеленскому и соратникам — что бы они там не видели в глазах Путина — так и не удалось.

«Российская Федерация как организовывала дезинтеграционные процессы на оккупированных территориях — та же раздача паспортов и введение «рублевой зоны» — так и продолжает этим заниматься. И нет свидетельств того, что она будет пересматривать свою стратегию. Более того, если присмотреться к последним назначениям в Кремле к тому же Козаку, который будет заниматься «интеграционными процессами и украинским вопросом», то становится понятно, что от своей главной задачи — интеграции постсоветских территорий — Москва и не думает отказываться. Меняются лишь инструменты. Никакие стратегические обстоятельства не изменились, и поэтому диагностировать, что мы приблизились или наоборот, отдалились от «мирного урегулирования», нет возможности», — отметил Олег Саакян.

Более того, сам курс на продолжение парадигмы Минского и Нормандского формата, запущенный Порошенко и продленный уже Зеленским, трудно назвать эффективным средством решения причины «конфликта» — фактической украинско-российской войны. Ведь такой формат переговоров и договоренностей приспособлен скорее для разрешения внутреннего конфликта, а не войны двух государств.

«Последние шесть лет показали, что стратегия «мирного урегулирования» не имеет четких перспектив. В то же время, Зеленский придерживается тактики «малых шагов». Удастся этим путем завершить войну? Сомнительно. Сейчас не удалось даже достичь перемирия, а войны заканчиваются не перемирием, а подписанием мирного договора между воюющими сторонами. Россия в международном праве закреплена в качестве посредника во внутреннем конфликте, и мы сами этому поспособствовали. И Минский формат, и Нормандский формат являются площадками для урегулирования «внутреннего конфликта», и не могут быть средством для окончания украинско-российской войны. Поэтому попытки завершить войну в таком формате не имеют никаких перспектив. И в том числе из-за того, что для Путина война — чрезвычайно продуктивна», — заявил Григорий Перепелица.

Удастся ли Зеленскому выйти из этого замкнутого круга, в котором не прослеживается ни одной тропинки, ведущей к реальному решению украинского-российского конфликта? Первый год президентства демонстрирует, что нынешний хозяин Банковой все же верит в то, что ему удастся найти путь для умиротворения врага. Собственно, это демонстрируют заявления президента о «провокации» в Золотом, которые, впрочем, «не меняют курс на прекращение войны». Когда может измениться риторика и — главное — позиция Зеленского? Некоторые эксперты считают, что это может случится уже осенью — когда станет ясно, что никаких местных выборов на оккупированных территориях Донбасса Киев будет не в состоянии провести.



Поделитесь.





Новости партнеров