воскресенье, 20 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Реактивная «Флейта»: Как белорусы перевооружаются наперекор Путину Складывается впечатление, что Беларусь готовится сразу к разным войнам

Реактивная «Флейта»: Как белорусы перевооружаются наперекор Путину

Складывается впечатление, что Беларусь готовится сразу к разным войнам

Фото: tut.by

Война является двигателем прогресса для всей военной промышленности. Эта аксиома подтверждается и войнами последнего десятилетия. Однако опыт гибридных войн по-разному интерпретируется в разных странах

Яркий пример – соседняя Беларусь, которая, как складывается впечатление, готовится сразу к разным войнам. Так, с одной стороны, на вооружение принимается суперсовременная реактивная система залпового огня (РСЗО) «Полонез», близкая по своим характеристикам даже к тактическому ракетному оружию. То есть таким оружием вполне можно на равных воевать с современными армиями.

С другой стороны, белорусские конструкторы совсем недавно представили другую крайность в развитии РСЗО — легкую «Флейту». Машина, которая по своим характеристикам больше соответствует войне маневренной, войне гибридной – такую, как мы наблюдаем, например, в Сирии.

Причем вызывает удивление как, собственно, сам формат такой установки именно в Беларуси, так и используемые боеприпасы. Но обо всем по порядку.

Перспективная белорусская РСЗО (система находится на этапе полигонных испытаний, которые предполагается завершить в 2020 г.) создана на базе шасси российского грузового автомобиля ГАЗ-3308 «Садко» с колесной формулой 4х4 в бронированном варианте и в основе своей имеет 80-ти зарядную пусковую установку для 80-мм авиационных неуправляемых ракет серии С-8.

Как достижение белорусы преподносят то, что кроме пусковой установки ими разработан также подвижный пункт управления, «сердцем» которого является автоматизированная система системой управления «Альянс».

Кроме того, приводятся совсем уж совсем нереальные цифры по дальности стрельбы установки — от 1000 до 3000 метров. Мало того, утверждается, что в распоряжении конструкторов уже есть ракеты с кумулятивно-осколочной, осколочно-фугасной, тандемно-кумулятивной или бетонобойной боевой частью.

Но огромные вопросы вызывает, собственно, сам боеприпас. Особенно на фоне того, что мы в свое время уже прошли этот путь использования авиационной ракеты С-8 в качестве оружия площадного действия. Украинские конструкторы вооружали ими и перспективный беспилотный бронетранспортер «Фантом-2», и легкий артиллерийский тягач МТЛБ. Есть установки для запуска С-8 даже в составе вооружения десантно-штурмовых катерах класса «Кентавр» (проект 58181) (ныне проходят ходовые испытания).

Ныне же в относительно «живом» состоянии находится только совместный с поляками проект ракетной системы для борьбы с беспилотниками ZRN-01 «Stokrotka» («Маргаритка»). На выставке «Оружие и безопасность-2017» демонстрировался опытный образец, установленный на базе грузовика STAR 265M2 в 6×6. Причем кроме собственно пусковой установки РСЗО была оснащена современной системой управления огнем Topaz.

Однако в целом от использования пусковых установок С-8 в боевых условиях достаточно быстро отказались – в условиях позиционной войны на Донбассе слишком малой оказалась дальность поражения цели и мощность боевой части ракеты. Первую проблему белорусы учли – их машина бронированная. А вот вторая проблема в рамках конструкции С-8 на данный момент является неразрешимой. Ведь эта ракета с твердотопливным двигателем была разработана еще в конце 1960-х гг и имеют довольно ограниченное «окно возможностей» для модернизации.

Интересен и еще один вопрос – где в случае принятия на вооружения «Флейты» белорусские военные собираются брать ракеты С-8 в товарных количествах? Пока ответ весьма интересный – типа на складах их еще много. Спору нет – к моменту развала Советского Союза С-8 была самым распространенным неуправляемым оружием советских самолетов и вертолетов. Такие ракеты вполне успешно применялись с борта фронтовых бомбардировщиков Су-17 и Су-24, штурмовиков Су-25, перехватчиков Су-27 и всех боевых вертолетов – от Ми-8 до Ка-50.

Но после развала Союза прошло уже почти 30 лет и, хотя твердотопливные двигатели и хранятся дольше, чем любые другие, но даже у них есть предел. Да и склады боеприпасов, как показал опыт нашей войны, оказываются «не резиновыми». Тем более, что в любой концепции применения неуправляемого ракетного вооружения заложен принцип массовости: «стреляй больше – авось куда-нибудь попадет».

И тут вряд ли можно заподозрить белорусских инженеров военно-промышленного комплекса в нецелевой растрате бюджетных средства – в такой стране как Беларусь такое чревато очень жесткими последствиями. А значит, белорусские генералы видят вполне реальный источник для пополнения своих запасов.

И очень кстати в некую систему укладывается и недавнее сообщение от Министерства обороны Украины о принятии на вооружение 80-мм неуправляемой ракеты РС-80 «Оскол» с кумулятивно-осколочной боевой частью и РС-80ГММ – с массово-габаритным эквивалентом боевой части. По сути это наш клон советской ракеты, разработанный ГАХК «Артем» и несколько лет проходившая государственные испытания.

При массе кумулятивно-осколочной боевой части в 5 кг конструкторы обеспечили бронепробитие в 400 мм гомогенной брони на дальности пуска в 1300-4000 м. При этом стоит отметить, что «копия» превзошла оригинал – так, на советских С-8 установлена боевая часть всего в 3,6 кг.

И самое главное – эти ракеты выпускаются полностью из отечественных комплектующих, а значит, могут спокойно экспортироваться куда угодно.

На этом фоне стоит обратить внимание на еще пару фактов. Так, в январе 2020 г. белорусское государственное предприятие «Белспецвнештехника» заявило о том, что начало экспорт патронов калибров 7,62х54, 7,62х39 и 9х19. Причем было заявлено весьма обтекаемо – «в одну из европейских стран». Нельзя не отметить и такой факт – в последнее время как-то поутихли страсти вокруг «патронного голода» на фронте.

И еще. Белорусские «товарищи» «вдруг» одномоментно смогли отремонтировать для своих ВВС сотни авиационных ракет Р-27 как указывается «отслуживших свой срок и подлежащих утилизации». И тут скромненько так стоит отметить, что после распада СССР производство головок самонаведения для этих ракет (а это основная часть любой ракет класса «воздух-воздух») осталось в Украине.

И вплоть до 2014 г. все экспортные контракты России на поставки этих ракет в комплекте с партиями самолетов по всему миру обеспечивалось именно нашими предприятиями. Расцвет экспорта был в «нулевых» – так, по неполным данным только за 2002-2006 гг. было реализовано зарубежным заказчикам 1343 единиц Р-27. Причем основным заказчиком выступали китайские военные. Да и ныне ракеты Р-27 возможно массово «поднять с хранения» только с помощью украинских комплектующих.

Конечно, все это просто факты, не связанные никакими твердыми доказательствами, однако еще с 2014 г. Беларусь, несмотря на статус союзника Кремля, явно или неявно, но активно поддерживает перевооружение нашей армии. Причем делается это по чисто практическим соображениям – взамен Минск регулярно получает дивиденды в виде новейших оборонных технологий, которыми их не хочет обеспечивать Россия.

Поэтому предположение о том, что наше военно-техническое сотрудничество перешло на новый уровень не выглядит таким уж фантастическим. Особенно на фоне очередного витка «нефтяной войны» белорусов с россиянами.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров