воскресенье, 19 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Реджеп, введи войска: Как Турция заставляет россиян потесниться в Ливии Турция постепенно превращается в одного из лидеров региональной политики в Средиземноморье

Признанное ООН ливийское руководство – Правительство национального согласия (ПНС), как сообщило Reuters со ссылкой на его представителя, запросило у Турции «воздушную, наземную и морскую» военную поддержку. Анкара не мешкала с ответом. В тот же день турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что запрос ПНС парламент рассмотрит уже в начале января. И очевидно, что просьбу ливийского правительства Турция выполнит.

По той простой причине, что к этому, собственно, все и шло. Запрос ПНС стал логическим завершением продолжительного сотрудничества Анкары и Триполи. Сперва Эрдоган наладил и укрепил обоюдовыгодный диалог с Фаизом Сарраджем, главой ПНС. Так, турецкие законодатели утвердили заключенное Эрдоганом и Сарраджем 28 ноября соглашение о военном сотрудничестве. Анкара тотчас же принялась его выполнять – организовала развертывание в Триполи военной техники, спецподразделений и военных инструкторов для сил ПНС, которые ведут боевые действия с Ливийской национальной армией (ЛНА) под началом фельдмаршала Халифы Хафтара, пользующегося политической поддержкой Парижа, Рима, но в первую очередь Москвы. ЛНА, отметим, в ночь на 26 декабря, накануне запроса Триполи к Турции, возобновило удары по силам ПНС в Мисурате.

Однако ливийская кампания Эрдогана затрагивает интересы не только Франции, Италии или России. Политика Анкары в отношении Ливии является одним из элементов общей турецкой стратегии по усилению своих позиций в Средиземноморье. Заигрывая с ПНС, Турция параллельно принялась орудовать на шельфе в экономической зоне Кипра, используя признанную лишь Анкарой Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК) как инструмент легитимации добычи газа в этом регионе. Следующим же шагом в направлении стало подписание с ПНС вместе с военным соглашением меморандума о демаркации морских зон, что в крайней степени возмутило Кипр, Грецию, Египет и Израиль, поскольку вырисовывающийся морской коридор от побережья Ливии до турецких берегов является прямой угрозой реализации политических и экономических интересов этих стран. В первую очередь проекту газопровода EastMed, о реализации которого при участии главы Госдепартамента США Майка Помпео ранее договорились Иерусалим, Афины и Никосия. Таким образом Эрдоган получил рычаг давления на эти страны – если хотят поставлять газ в Европу, придется иметь дело с Турцией, и не исключено, что взять в долю.

Подвиньтесь все, султан идет

С одной стороны, договоренности между Эрдоганом и Фарраджем в части срыва энергетических проектов стран-конкурентов играют на руку России. Если бы турецкий лидер лишь этим и ограничивался. Его многоходовка на то и многоходовка, чтобы Анкара не только вставляла палки в колеса EastMed, но и двигалась дальше – к ливийской нефти. Для этого Эрдогану в первую очередь нужно заставить подвинуться Россию.

Готовность к чему президент Турции уже продемонстрировал. Эрдоган играет мускулами – пугает Москву повторением истории в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где наемников из ЧВК «Вагнер» раскатали американские силы. Накануне запроса из Триполи на военную поддержку Турции Реджеп Эрдоган заявил, что в Ливии действуют 2 тыс. «вагнеровцев» и еще 5 тыс. наемников из Судана, который, как известно, Москва также прикормила. «Для чего и почему сегодня в Ливии находятся пять тысяч наемников из Судана и две тысячи наемников из ЧВК «Вагнер»? Что они там делают?», – непрозрачно намекнул турецкий президент своему российскому коллеге на то, что турецкие военные не постесняются это выяснить с помощью автоматов и авиации.

Но это мишура. Проекция силы просто-напросто. Ведь вместе с тем, Анкара ведет переговоры с Москвой по Ливии. Источники The Wall Street Journal рассказали, что на самом деле Турция хотела бы избежать прямого столкновения, потому-то пытается добиться от россиян отказа от поддержки Хафтара. И здесь Анкара представлена в куда более выгодном свете, поскольку как бы действует согласно позиции ООН.

Правда, следует понимать, что в реальности нет тех, кто действует вопреки или в рамках международно признанного правового поля. Россия оказывает поддержку Халифе Хафтару, потому что эта фигура выдает порции хаоса, достаточные для обретения Москвой новых возможностей в Средиземономорье. А Эрдоган поддерживает Сарраджа не потому что его правительство признает мир, но по той причине, что глава ПНС позволяет туркам вести игру в Ливии и бороться за влияние в этой стране с россиянами. Эта игра необязательно влечет за собой прямой конфликт между Турцией и Россией. Эрдоган лишь таким образом предлагает Путину поделить Ливию, как они уже поделили Сирию. С немалой долей вероятности, Кремль подвинется, что-то выторгует взамен, но подвинется. А Турция получит доступ к энергоресурсам Ливии и Средиземноморья и сможет эффективнее давить на Европу с позиции уже очевидного регионального фронтмена.

И вряд ли кто-то сможет помешать этим планам. Заставить сбавить обороты – да, но не повернуть все вспять. Например, в пику Турции Кипр, Греция, Израиль, Египет сообразят антитурецкий альянс. Чьи заявления и действия в некоторой степени могут быть созвучны российским и выгодны Москве, но в первую очередь тот же Каир протестует, поскольку: а) эскалация в Ливии – это новые проблемы, которые придется решать странам Магриба и Ближнего Востока, а также и имеющим выход к Средиземному морю Франции и Италии (для них мигранты, прибывающие из Африки, – головная боль уже давно); б) турецкие войска в Ливии означают укрепление позиций Турции в регионе, а значит политико-экономический диктат Анкары.

Что касается Соединенных Штатов, то в отличие от Франции и Италии, у них есть чем ответить Эрдогану. Однако непосредственно против турецкого лидера администрация Дональда Трампа не пойдет. Да и будущая администрация тоже. В Вашингтоне есть четкое понимание одной простой истины: Турция – очень важный союзник США, в том числе и по НАТО. Потому-то туркам уже простили военную операцию против курдов. Закроют глаза и ливийскую авантюру, тем более, что она может быть полезна Штатам, ведь снизит присутствие там россиян.

С другой стороны, в Вашингтоне разумно заготовили шоры для турецкой лошадки. В принятом накануне военном бюджете США заложены санкции в отношении компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2» и «Турецкого потока». Так что на газовый шантаж Греции, Кипра и Израиля Турцией у Штатов есть чем ответить. А дабы Анкара не возомнила себя главным и единственным властителем Средиземноморья, конгрессмены также одобрили отмену эмбарго на поставки оружия Кипру. Зеркальная турецкой проекция силы. В общем, какой-никакой баланс сил сохраняется. Разве что Путину в будущем места в этом уравнении не нашлось.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров