воскресенье, 11 апреля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

От Бандеры к Малевичу: Чего так и не понял новый глава Института нацпамяти Дробович Директор Института нацпамяти Антон Дробович хочет продвигать «неконфликтных» героев, забывая, что украинцы все еще воюют с Россией

Практически сразу после победы Владимира Зеленского тогдашний директор Института нацпамяти Владимир Вятрович заговорил, что ему ищут замену, что совершенно неудивительно. Дело в том, что в июле он баллотировался в парламент по спискам партии Петра Порошенко «Европейская солидарность» и не прошел, но после того как Ирина Луценко сложила мандат, Вятрович зашел в Раду на освободившееся место.

Философ, либерал и антидекоммунизатор

Новый Кабмин, назначенный Радой в сентябре, через два месяца назначил конкурс на главу института и 4 декабря объявил победителя — 33-летнего Антона Дробовича. По образованию он философ и юрист, работает преподавателем на кафедре культурологии Национального педуниверситета имени Драгоманова.

Сфера профессиональных интересов молодого человека довольно широка — он специализируется на вопросах образования, культуры, мифологии в искусстве, философии и антропологии. Раньше работал журналистом, советником министра образования и науки Лилии Гриневич, главой службы стратегии музейного планирования и развития «Мистецького арсеналу». В 2014 г. защитил кандидатскую диссертацию и в том же году был мобилизован в армию, прослужив год.

Кроме прочего, Дробович руководит образовательными программами мемориального центра Холокоста «Бабий Яр», на чем мы остановимся подробнее. Прежде всего стоит заметить, что взгляды нового главы УИНП кардинально отличаются от взглядов его предшественника Вятровича, которого часто критиковали за несдержанность и «черно-белое» восприятие некоторых деятелей украинской истории. То же относится к политике декоммунизации, методы которой не нравятся Дробовичу.

Интеллектуальная мода и антипропагандизм

«Вместо взвешенной европейской цивилизованности легче выбрать уничтожение неевропейского и советского. И чем эти люди лучше, чем ИГИЛ в Пальмире?» — возмущался Дробович, комментируя декоммунизацию от своего предшественника. Более того, не отрицая полезность декоммунизации в целом, Дробович считает, что советское культурное наследие стоит не игнорировать, а, наоборот, сохранять его, превращая в культурные объекты. Эти слова дополняют ранее высказанную Дробовичем точку зрения о том, что официальную политику памяти в Украине «нужно сделать более взвешенной и либеральной».

Кроме вышеописанного, Дробович озвучил свои личные приоритеты в национальной политике памяти. По его мнению, организация не должна восприниматься как «рупор агитации, идеологической борьбы или пропаганды, а стала понятным для граждан инструментом налаживания общественного диалога и укрепления здоровой идентичности».

Также новый глава УИНП обещает усиливать интеллектуальную моду на критическое мышление в вопросах политики памяти и прилагать больше усилий по сохранению памяти об общей истории украинцев и украинских поляков, евреев, армян, татар, греков, болгар и других.

Конечно, некие рамочные вещи, о которых говорил до своего назначения Дробович, важны для понимания его первых шагов и общей стратегии, которую он будет внедрять на своем посту, но в первую очередь внимание привлекает один факт из его биографии.

«Правильный» мемориал с русским духом

Дело в том, что Дробович выступает за реализацию в Киеве проекта Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр», одновременно являясь руководителем образовательных программ этого учреждения, несмотря на то что многие еврейские организации Украины восприняли эту затею негативно. За самим же проектом стоят российские олигархи, близкие в Владимиру Путину, — Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан, а также их украинский коллега Виктор Пинчук.

О «троянском коне» мемориала, который российские бизнесмены пытаются построить в Украине, заявил сопредседатель Ассоциации еврейских организаций и общин Украины Иосиф Зисельс. Ему вторит историк, секретарь Общественного комитета памяти жертв Бабьего Яра Виталий Нахманович, который назвал проект «плацдармом «русского мира» в Украине». По его мнению, Михаил Фридман мог начать международный политико-идеологический проект в Киеве исключительно с прямой санкции Кремля. Нахманович напомнил, что данный проект активно лоббировал один из лидеров «Оппозиционной платформы — За жизнь» Вадим Рабинович. Кроме того, существует украинский проект мемориала, заказанный Кабмином, концепцию которого разработал Институт истории Академии наук Украины, и именно она, по мнению Зисельса и Нахмановича, гораздо более достойна и соответствует интересам Украины.

Обо всех этих неприглядных и противоречивых вещах новый глава Института нацпамяти предпочитает не распространяться, уверяя, что российский бизнес «меценатов» никоим образом не повлияет на киевский проект и скандалов, связанных с этим, опасаться не стоит. Достаточно спорное утверждение, но вопросы вызывает и другой постулат, который Дробович собирается поставить в основу политики обновленного УИНП.

Забыть Бандеру, присвоить Малевича

Обновленное учреждение, которое, согласно утвержденному положению, должно популяризировать историю об украинском освободительном движении, Голодоморе и политических репрессиях в советский период, а также воспитывать у украинцев патриотизм и национальное сознание, теперь займется совсем другими вещами.

По словам Дробовича, популяризируемые предыдущим руководством украинские герои Роман Шухевич, Степан Бандера и другие деятели национально-освободительного движения — персоны, которые «разъединяют украинцев». Якобы с целью уйти от конфликта разных частей украинского общества новый глава УИНП предлагает популяризировать исторические личности, которые не вызывают в стране споров. В качестве примера таких героев Дробович привел Казимира Малевича, Валерия Лобановского, полковника Армии УНР Петра Болобочана и ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС.

Говоря же о Бандере и Шухевиче, Дробович подчеркнул, что «вопрос о таких героях должен решаться в общественном диалоге, никто никому не может навязывать героев — одна сторона другой и наоборот».

Собственно, что-то подобное мы все уже не единожды слышали, в том числе и от спикеров Партии регионов. Такой себе компромисс исторической памяти с попыткой «сойтись где-то посередине». Если у общества нет единого мнения на счет национальных героев, то всегда можно найти людей, к чьей репутации не придерешься, и попытаться поставить на постамент их. Никто же не решится отрицать вклад Малевича как живописца, а Лобановского как тренера. На самом деле хватает и тех, кто уверен, что рисовать черные квадраты — много таланта не надо, как и критиков тренерских методов Лобановского, но ничью национальную гордость черные квадраты и кожаные мячи все равно не оскорбляют.

Странно было бы упрекать и Дробовича в попытке объединить украинское общество вокруг непротиворечивых исторических фигур. Однако проблема подобного метода в том, что он не работает, поскольку в его основу положен ошибочный посыл.

Дело в том, что те времена, когда государство обладало монополией на информацию и, соответственно, могло навязывать обществу какую-угодно историческую память просто потому, что у людей не было доступа к альтернативе, давно прошли. Сегодня всякий процесс осмысления исторической памяти и исторического мифотворчества есть результатом некоего встречного движения. Бандера и Шухевич герои не потому, что это внушил украинцам Вятрович и другие «радикальные националисты», а потому, что у большой части украинского общества есть устойчивый запрос на героев подобного типа.

Не нужно забывать, что украинская нация все еще находится в стадии собственного становления, или, если хотите, восстановления после столетий советизации и русификации. И самоопределение украинцев в таких условиях волей-неволей базируется на противопоставлении себя агрессивному восточному соседу. Ощутить себя украинцем возможно только отказавшись от русскости/советскости, а иначе ни в какой украинскости и нужды уже нет. Так что нет ничего удивительного в том, что в качестве образцов для подражания украинцы ищут в истории как раз «національно свідомих» героев, положивших жизнь на борьбу с Российской империей во всех ее исторических ипостасях.

Не случайно, что за последние 28 лет как-то не часто в контексте национального героизма вспоминают Богдана Хмельницкого, заметно больше интересуясь Мазепой, Петлюрой, Грушевским, героями Крут, Стусом и им подобными, в том числе и героями УПА. И хотя все эти люди, как, впрочем, и всякие другие, достаточно неоднозначны, они отвечают потребностям общества, которому нужны беззаветные борцы за национальную идею.

Воспримет ли украинское общество неконфликтные «космополитичные» фигуры условных Малевича и Лобановского? Безусловно. Они вполне могут стать украинскими героями, но просто героями, без приставки «национальный». Да с ними и без инициатив Дробовича у украинского общества никаких проблем нет. Малевич и Лобановский, как и многие другие, занимают свои достойные места в украинском историческом наследии, вот только запросу общества на «национального героя» не могут соответствовать по определению, в чем нет вины ни их самих, ни Дробовича. И независимо от работы Института национальной памяти украинцы будут искать в истории тех, кто соответствует их ожиданиям.

Что же до той части украинского общества, которое категорически не приемлет Бандеру с Шухевичем, то их духовные потребности также далеко выходят за рамки условных лобановских и малевичей. Им в качестве героя нужен некий антибандера — тот, кто удерживал Украину и украинцев в «русском мире». Недаром все чаще пророссийские украинские граждане поднимают на свой флаг Николая Ватутина. Впрочем, для них работники российской исторической памяти стараются постоянно, предлагая целый пантеон героев «русского мира» — от Александра Невского до Иосифа Сталина.

Можно было бы предположить, что малевичи и лобановские могут стать идеальными национальными героями для не слишком озабоченной национальной сознательностью части украинцев, и именно такие люди станут ядром Украины будущего, какой его рисует новая украинская Зе-власть. Но проблема в том, что для этих людей герой — это Бэтмен, а не странный чувак из учебника истории. И им глубоко плевать, есть Институт нацпамяти, нет такого института, и кто его возглавляет.

Дробович во главе Института нацпамяти, конечно, может поспособствовать «раскрутке» некоторых вполне достойных людей из нашего прошлого, в чем не будет ничего плохого. Вот только крайне наивно рассчитывать, что, пропагандируя «правильных и не спорных» героев, можно хоть как-то решить цивилизационное непонимание внутри украинского общества.


Денис Сарбей / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров