воскресенье, 11 апреля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Нормандия, выборы, и ракеты: Как Помпео объяснил Лаврову, что мира не будет Отсутствие сотрудничества в международной политике между Москвой и Вашингтоном приводит к ненужности контактов на высшем уровне

От встречи глав российской и американской дипломатии, наверное, никто не ждал дипломатического прорыва. С одной стороны, слишком уж расходятся политические позиции стран, а с другой – любое гипотетическое «потепление» в отношениях с Россией может стать для Дональда Трампа очередным поводом для колоссальных политических проблем. Которых у него, в процессе реализации процедуры импичмента, и без того будет более, чем достаточно.

Впрочем, несколько тем встречи вполне могли быть развиты до уровня диалога – притом без особого риска для Трампа.

Собственно, что касается тем, разговор Сергея Лаврова и Майка Помпео касался трех ключевых моментов. Первый, который и послужил, кажется, причиной встречи – это желание администрации Трампа в очередной раз напомнить российским коллегам, что любая попытка вмешаться в президентскую избирательную кампанию в США, которая после Нового года будет набирать обороты, закончится для Кремля фатально. Сообщение об этом, ясно сформулированное как лично Трампом, так и Помпео, конечно, не вызвало у Лаврова никаких добрых чувств. При том в такой прозрачной ситуации российский дипломат еще и попался на банальной лжи. В частности, беседуя с репортерами он заявил, что в разговоре с ним президент США ничего не сказал о недопустимости вмешательства России в выборы в США, в то время как в официальном заявлении Белого дома было указано прямо противоположное.

При этом заявления Лаврова об «отсутствии доказательств» российского вмешательства в предыдущие выборы вызвали раздраженные комментарии не только в демократической, но и республиканской прессе. Конечно, позиция «настамнет» – это основополагающая стратагема российской гибридной войны, но простота и прямолинейность ее реализации, кажется, на данном этапе приносит Кремлю больше вреда, чем пользы.

Следующей темой был разговор относительно возможности продления договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. Здесь дискуссии у Помпео с Лавровым также не получилось – поскольку нынешняя вашингтонская администрация твердо стоит на том, что для продолжения этого договора участие в нем должен принять и Китай. При том что Пекин наотрез отказывается даже начинать переговоры на эту тему.

С какой-то точки зрения, Вашингтону как бы и выгодно было бы продлить СНВ-3. Поскольку в случае продления договора под его действие подпали бы новые и перспективные виды российского вооружения – в частности, межконтинентальные баллистические ракеты «Авангард» и «Сармат», новые подводные лодки типа «Борей-А» и модернизированные тяжелые бомбардировщики Ту-160м2. Ко всему этому, в случае продления договора, получили бы доступ американские инспекционные группы, которые могли бы и количество ракет контролировать, и их конструкцию, по мере сил, рассматривать.

Но этому мешает один-единственный фактор. Предварительную версию договора в 2011 году подписал Барак Обама. А продлевать действие документов, принятых с участием своего предшественника, Дональд Трамп не хочет исключительно из своих «принципиальных» соображений. Впрочем, до завершения действия договора, которое наступит в 2021 году, еще есть время – возможно, до того момента в Вашингтоне уже будет и другая администрация. Но в настоящее время дискуссии у Лаврова с американской стороной, опять-таки, не получилось.

А третьей темой разговора стал украинско-российский конфликт. В процессе Лавров опять-таки услышал, что США никогда не признают Крым российским, а Минские договоренности следует выполнять и России. В официальных пресс-релизах при этом отсутствует информация относительно обсуждения вероятных санкций США против компаний, которые строят «Северный поток-2». Но какой-то разговор на эту тему, скорее всего, имел место. Впрочем, и здесь Помпео вряд ли мог сказать Лаврову что-то слишком утешительное. Поскольку на гребне ситуации с импичментом команда Трампа однозначно не будет вмешиваться в обсуждение вероятного решения о санкциях в Конгрессе, которое, скорее всего, будет «пакетом» включено в законопроект о военном бюджете США, который конгрессмены должны принять до католического Рождества.

Таким образом визит Лаврова в США, то ли случайно, то ли в результате чьего-то решения произошедший ровным счетом через сутки после нормандского саммита в Париже, очень наглядно продемонстрировал несколько моментов. Первый из них заключается в том, что российская дипломатия потеряла то ли профессионализм в целом, то ли способность эффективно коммуницировать с Вашингтоном в частности. Поскольку даже при выходах к прессе Лаврову не удалось озвучить хотя бы одну тему, в которой между странами наблюдается консенсус.

Второй момент тесно связан с первым и заключается в том, что отсутствие сотрудничества в международной политике между Москвой и Вашингтоном приводит к ненужности контактов на высшем уровне. Так как заявления Лаврова о «мы ни в чем не виноваты», как и заявления Трампа о том, что США и Россия могут увеличить объем двусторонней торговли, если Кремль «пойдет на улучшение отношений» – то есть прислушается к требованиям США – все это не стоит времени, потраченного на организацию официальных встреч. И если во время предыдущего визита Лаврова в мае 2017 стороны еще пытались как-то имитировать энтузиазм по поводу вероятного потепления, то все, к чему свелись вчерашние переговоры – это напоминание Вашингтонау о красных линиях, связанных с вмешательством в выборы. У Дональда Трампа сейчас слишком много проблем, чтобы помогать, или даже просто коммуницировать с Россией. Судьбу отношений между странами на практике будет решать Конгресс США. Что, наверное, не вызывает в Кремле волны энтузиазма.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров