суббота, 17 апреля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Секретный план: С чем Зеленский едет к Путину Украинский президент почему-то убежден, что его встреча с Владимиром Путиным – «это уже победа»

Шестой президент Украины впервые принял участие в ток-шоу Савика Шустера на телеканале Рината Ахметова. Это можно считать демонстрацией мировой между властью и самым богатым человеком страны. По крайней мере по теме мира на Донбассе у них разногласий нет.

Участниками шоу были и другие действующие и бывшие политики – председатель партии «Голос» Святослав Вакарчук, первый президент Украины Леонид Кравчук, нардеп и бывший спикер Рады Андрей Парубий, бывший президент Грузии Михаил Саакашвили и другие. И логично, что главное внимание было приковано к заявлениям того, кому выпало представлять интересы Украины в Париже.

Собеседниками Владимира Зеленского на саммите будут федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон и хозяин Кремля Владимир Путин. У ряда политиков и активных граждан есть опасения относительно способности нынешней команды Банковой эффективно противостоять опытным визави и не сдать национальные интересы Украины. Эти сомнения Владимир Зеленский попытался развеять в своем выступлении. Итак, за какие «красные линии» украинский президент обещает не перейти во время переговоров в формате «Нормандии».

Чего Зеленский хочет в Париже

Главное, за чем Зеленский едет во французскую столицу, – это обмен пленными. Уверяет, хочет понять, сколько наших граждан находится в российских тюрьмах и «что такое (обмен) всех на всех». Потому что «там есть списки согласованных, а есть списки несогласованных. Сколько людей мы можем вернуть и когда».

Вторая важная тема переговоров – прекращение огня. Зеленский хочет получить соответствующие гарантии именно от российского президента: «Если прекращение огня, то кто за это несет ответственность. Не только ОБСЕ. О прекращении огня мы будем говорить не в Минском формате… а будем смотреть глаза в глаза с президентом РФ».

Это едва ли не главное признание, которое прозвучало в эфире: таки планируется его личная, без свидетелей, встреча с Путиным. «Да, двусторонние встречи будут у всех президентов», – сказал он. И тут становится страшно за Украину: бывший КГБшник, бесспорно, умеет выжимать из собеседников то, что ему нужно, особенно неопытных.

Тем не менее, украинский президент убежден, что его встреча с Путиным – «это уже победа. С 2016 года не было диалога. Я хочу найти возможность говорить о мире». Утверждает, что как «человек очень сенситивный» хочет почувствовать оппонента: «Мы разговаривали с президентом Российской Федерации, когда говорили о моряках, по телефону. Но это телефонный разговор. Я хочу увидеть человека и хочу привезти из «Нормандии» понимание и ощущение, что действительно все хотят постепенно закончить эту трагическую войну. Я это точно смогу понять за столом».

Сомнения в результативности разговоров о мире с тем, кто начал войну, но отрицает свою роль в ней, Владимир Зеленский пытался развеять заявлениями вроде: «Хочу вернуться с конкретными вещами и конкретным результатом», «Единственное, из-за чего я могу нервничать, это если встретились, увиделись и сказали: «Да, мы планируем». Мол, очень не любит безрезультатность каких-либо переговоров, это единственное, чего боится.

Донбасс и выборы

Разговор в студии Шустера не мог обойти вопрос внедрения «формулы Штайнмайера». Напомним, это предложенный немецким политиком Франком-Вальтером Штайнмайером в октябре 2015 года план прекращения войны на востоке Украины. Упрощенно эта схема сводится к прекращению огня, разведению войск, принятию Верховной Радой закона об амнистии боевиков и проведению местных выборов на Донбассе под наблюдением ОБСЕ. В случае признания выборов успешными, региону должен быть предоставлен «особый статус»: формально в составе Украины, а на самом деле речь идет о широчайшей автономии территории, где господствуют пророссийские настроения и которая станет «миной замедленного действия» под перспективами Украины как части Европы.

Несмотря на все, Зеленский говорит, что Верховная Рада одобрит формулу Штайнмайера. При выполнении определенных условий: «Она будет имплементирована в закон об особом статусе (Донбасса) только после того, как будут выведены все войска, пройдет разоружение всех незаконных вооруженных формирований».

В частности, он планирует обсудить с Путиным тему восстановление контроля Украины над границей: «Точно буду говорить о границе. У нас другой план относительно границы: каким образом и когда это (контроль) передается. Хотим ли в связи с этим изменить минские соглашения? Не готов отвечать, потому что кто-то может сорвать встречу в нормандском формате». Мол, не хочет говорить лишнего перед переговорами: «За эти шесть месяцев я понял, что политика любит молчание. Если я вам расскажу все детали, с которыми я иду на эти переговоры, я буду безоружен за столом. А там некоторые люди будут вооружены. Поэтому некоторые детали я не хочу рассказывать».

В случае восстановления контроля над границей Банковая хочет провести местные выборы на оккупированной части Донбасса в следующем году – одновременно с такими выборами по всей Украине (должны состояться в декабре 2020-го или раньше, если власть примет такое решение): «Ощущение, что мы – одна страна и там наши люди, должно начинаться с этого момента. По законам Украины, местные выборы проводятся одновременно на всей территории Украины. Я хотел с этим ехать (на саммит)».

Вести переговоры с сепаратистами Банковая не планирует, но признает их присутствие в переговорном формате, который работает в Минске. «Украина не разговаривает с боевиками. Но мы должны понимать, что в трехсторонней контактной группе боевики есть. Непосредственно президент с ними не разговаривает и не будет разговаривать», – сказал Зеленский. При этом он отметил, что в переговорах в Минске должны принимать участие не только представители т.н. «ЛДНР», но и переселенцы из оккупированного Донбасса. «Все очень просто: будем разговаривать со всеми, пусть жители, которые переехали, тоже приедут в Минск и скажут, почему переехали», – подчеркнул он.

Амнистия для боевиков и «антизрада»

В эфире «Свободы слова» украинский президент перечислил условия для объявления амнистии боевиков: «Закон об амнистии проголосовали в Верховной Раде – он просто не был подписан (этот закон был одобрен парламентом на закрытом заседании 16 сентября 2014 года, но президент Петр Порошенко его не подписал – ред.). Если мы увидим после «Нормандии», что выводятся войска, разоружаются незаконные формирования, если у нас будет безопасность на той территории и возникнет возможность проводить выборы, – тогда будем говорить об амнистии». Амнистия, уверяет, будет касаться исключительно «людей, у которых руки не в крови».

Добавил Зеленский в свою речь и немного пафоса. Обвинений в возможной измене, уверяет, не боится: «Я президент свободной страны, порядочный человек. Я не продаю нашу страну никому, никогда и ни за что. Правда на нашей стороне. Когда за твоей спиной правда, народ Украины и желание прекратить войну – ты крепче с каждым днем». Также не хочет, чтобы Украина оставалась объектом политики других государств: «Я очень не хочу, чтобы Украина была «между». Потому что у «между» есть продолжение – «между прочим». Я не хочу, чтобы мы были блюдом, которое подают на стол большим боссам. Я хочу, чтобы мы тоже сидели за этим столом и были равноправной независимой страной».

Относительно же других участников шоу, то ничего сенсационного от них не прозвучало. В целом аудитория была настроена неагрессивно по отношению к президенту. Леонид Кравчук остался в привычной роли «кота Леопольда» и заявил, что не поддерживает призыв лидеров фракций «Европейская солидарность», «Голос» и «Батькивщина» к гражданам выйти на Майдан 8 декабря, накануне саммита. «Вы пишете документы, которые разъединяют», – сказал он. И добавил, что когда Меркель или Макрон едут на переговоры, то граждане этих стран не выступают против, а поддерживают их. Забыв сказать об опыте упомянутых политиков и качественной работе команд, которые готовят их позицию на переговорах.

Призвал не политизировать саммит и поддержать президента Святослав Вакарчук, чья подпись стоит под «заявлением трех» с анонсом акции 8 декабря. Он отметил, что на «нормандских» переговорах у Зеленского не будет друзей: двое – это партнеры, а один – представитель страны, которая захватила часть нашей территории. Единственным другом останутся украинские граждане. Саму акцию Вакарчук считает «проявлением гражданской позиции», которая может поддержать Зеленского. «Люди хотят выйти и озвучить свою позицию до, не после, наперед, не веря, а до, чтобы показать эти красные линии и поддержать в каком-то смысле (президента Украины). Чтобы президент сказал, что люди выходят с повесткой дня  такой же, что и я», – убеждал Вакарчук. Он подчеркнул, что в первую очередь необходимо прекратить стрельбу, потом обменяться заложниками, и только после этого — «начало разговоров о любых политических пунктах».

Итак, если основываться только на заявлениях Владимира Зеленского, бояться украинскому обществу переговоров в Париже будто бы и не стоит. Но реальная жизнь может преподнести неопытному главе государства ряд неприятных сюрпризов. Например, у Шустера не прозвучало ничего о перспективе возвращения Украиной Крыма. Допустим, этот вопрос будет вынесен за скобки переговоров в «Нормандии». Но ранее Зеленский заявлял, что планирует поднять этот вопрос в Париже. И в Кремле, через пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, заявили, что «какие-либо обсуждения темы Крыма невозможны», и что Путин предоставит «развернутые и последовательные ответы», если Зеленский задаст этот вопрос.

Такая же глухая стена лжи, отмораживания «нас там нет» и манипуляций, очевидно, будет выстроена кремлевским руководителем и вокруг комплекса вопросов относительно Донбасса, о котором собирается говорить украинский президент. «Интуитивность» Зеленскому здесь не поможет. Нужны совместные усилия европейских лидеров, которые зубы съели на отношениях с Путиным. Но во время переговоров с глазу на глаз Меркель и Макрона не будет, да и не все из них готовы сегодня – в том числе из-за непоследовательных действий Банковой на внешней арене – так единодушно защищать интересы Украины, как это было раньше.

И будем надеяться, что Зеленскому удастся не поддаться на давление. Более того, скорее всего, так и будет – в противном случае украинского лидера ждут непростое возвращение в Киев и значительные потери рейтинга. На случай, если блицкриг провалится, из Кремля уже звучат заявления наподобие сделанного 5 декабря тем же Песковым: участники встречи в «нормандском формате» могут принять «не обязывающий» документ, просто декларацию, «можно ожидать, что будут зафиксированы какие-то точки, по которым есть общее понимание».

И такой результат саммита в Париже 9 декабря 2019 года, когда стороны останутся при своих, стал бы, на самом деле, далеко не самым плохим для Украины вариантом.


Игорь Петренко / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров