суббота, 4 июля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Стена Ермака: Почему Зеленский планирует «замораживать» Донбасс На Банковой уже ищут способ объяснить избирателям, почему «просто закончить войну» не получится

После бодрых интервью главы МИД Пристайко и президента Украины Зеленского относительно того, как ни одно политическое требование Украины не будет забыто во время Парижского саммита 9 декабря, помощник президента Андрей Ермак на встрече в Королевском институте международных отношений Chatham House в Лондоне пошел гораздо дальше.

Чиновник, который на данный момент является едва ли не основным переговорщиком с Россией, с одной стороны, публично согласился переступить «красные линии» для будущих переговоров, которые обозначили руководитель государства и руководитель внешнеполитического ведомства. С другой стороны – он фактически объявил ультиматум Москве.

Сначала – относительно уступок. Относительно которых вызывает закономерное непонимание. Если три дня назад Вадим Пристайко заявил, что изменения в Конституции Украины в контексте урегулирования ситуации на Донбассе не рассматриваются в принципе, то не далее как вчера Ермак в Лондоне рассказывал о том, что Украина готова выполнить один из пунктов Минских соглашений – «конституционную реформу, в основе которой децентрализация». И что в ходе выполнения этой реформы «ОРДЛО могут получить дополнительные полномочия». Понять, как именно можно назвать подобные шаги, если не «изменением Конституции для урегулирования конфликта на Донбассе», не представляется возможным. Хотя при этом Ермак отверг всякую возможность «федерализации Украины». И на том спасибо.

Зато, с другой стороны, он заявил, что в случае, если новый раунд переговоров с Россией не принесет решения проблемы, то Украина перейдет к плану «Б», которым является изоляция зоны конфликта на Донбассе. «Если мы не увидим со стороны России готовности к выполнению Минских соглашений с четкими временными рамками, то будем строить стену… И, к сожалению, жить в формате замороженного конфликта», – сказал чиновник, напомнив об опыте Израиля.

При этом «готовность» России должна, по мнению Ермака, проявиться в прекращении огня, обмене пленными в формате «всех на всех» и создании предпосылок для проведения местных выборов на территориях Донецкой и Луганской областей. Которые команда Зеленского намерена провести в ОРДЛО вместе с общеукраинскими. То есть 31 октября следующего года.

Если даже предположить, что Путин согласится на первых два условия, то третье выглядит абсолютно нереальным. Поскольку на протяжении десяти месяцев – да нет, собственно, восьми, чтобы украинские партии и политики могли в положенный срок начинать агитацию в ОРДЛО, полностью вывести российские войска – предварительно разоружив формирования местных боевиков Россия, скорее всего, и не сможет. При том что и не захочет, конечно.

Так же ОБСЕ за этот период не сможет согласовать, создать, профинансировать и развернуть на местности многотысячную миссию, которая будет контролировать, не обижают ли «украинские оккупанты» население Донбасса, и не оскорбляет ли то самое население украинских политиков, которые решили там баллотироваться. При этом за это время нужно восстановить еще и контроль Украины над границей, создать местную сеть избирательных комиссий, и так далее – почти до бесконечности. Все это, заметим, предполагает, что Кремль стопроцентно соглашается на сотрудничество и действует в регионе в украинских интересах – при том едва ли не активнее, чем Киев.

Действительно ли на Банковой верят в подобный сценарий? Конечно нет. Он банально невозможен. Поэтому «план Б», озвученный вчера в уважаемой британской организации Ермаком, похоже, давно стал в администрации Зеленского «планом А» (хорошо, хоть про нереалистичные мечты в отношении «миротворцев на Донбассе» теперь не рассказывают).

И все, над чем теперь реально работает «зе-команда» – это вопрос о том, как объяснить избирателю – по возможности, максимально безболезненно для избирательного рейтинга политсилы – что с миром на Донбассе не сложилось и не сложится.

Решение выставить временные рамки для примирения, пойти на какие-то декларативные уступки, а потом рассказать электорату, что «Путин не захотел мира» – имеет как сильные, так и слабые стороны. Обидно только, что для реализации этого, в общем логичного шага, приходится устраивать сеанс клоунады.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров