пятница, 13 декабря 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

На пути к самоизоляции: Как Трамп сливает Путину союзников США Чтобы исправить последствия политики самоизоляции Дональда Трампа, в будущем могут понадобиться усилия сразу нескольких президентов США

Соединенные Штаты теряют Египет, который, как сообщала российская пресса в марте этого года, заключил с Москвой контракт на закупку около 20 истребителей Су-35 и боеприпасов к ним на сумму в примерно $2 млрд. Видимо, процесс идет – условия сделки выполняются, поэтому в США решили отреагировать или, точнее, просто дать о себе знать, поскольку официального комментария не было.

The Wall Street Journal со ссылкой на источник в Госдепартаменте пишет, что Вашингтон пригрозил Египту санкциями, если тот все же получит российские самолеты. В дополнение госсекретарь Майк Помпео и глава Пентагона Марк Эспер написали письмо министру обороны Египта Мухаммеду Заки с аналогичным месседжем и намеками на то, что Каир в противном случае может не рассчитывать на военную технику из США.

Такого рода непубличная реакция больше смахивает на рефлексию, нежели на реальную угрозу. Возникает впечатление, что госсекретарь попросту обронил на ходу пару-тройку слов и пошел дальше – к Капитолийскому холму, где конгрессмены публично истязают президента США Дональда Трампа, используя вместо хлыстов подчиненных Помпео.

Не до Египта, в общем, сейчас. Хотя после прихода Трампа в Овальный кабинет казалось, что он исправит ситуацию и вернет Штаты на путь плодотворного сотрудничества с Каиром. 14 августа 2017 г., спустя два месяца после визита в Белый дом нынешнего президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси, администрация Трампа объявила о возобновлении совместных с Египтом военных учений – Bright Star («Яркая звезда»), проводившиеся с 80-х каждые два года при участии войск других стран. «Арабская весна» положила им конец, как и тесным контактам с Египтом. Белый дом Барака Обамы занял выжидательную позицию. И лишь в 2015 г., когда стало ясно, что ситуацией, в частности, воспользовалась Россия, Вашингтон снова устремил взоры на Каир. Была разморожена ежегодная военная помощь Каиру в размере $1,3 млрд, возобновились поставки истребителей F-16, танков Abrams и ракет Harpoon. Параллельно свои дары несли и россияне: помимо военной техники по доступным ценам, $20 млрд инвестиций в течение 30 лет, кредит на $25 млрд, строительство АЭС.

Трамп вроде как продолжил начинания Обамы в отношении Египта. Подтверждение чего является, например, решение Каира купить американских вертолетов AH-64 Apache на $1 млрд, поскольку ранее проданные российские Ка-52 были, мягко говоря, сплошным разочарованием. Но уже через год мы видим, что Египет снова выбирает российскую военную технику. Возможно, Трамп и пытался изменить архитектуру региона в первый год президентства, но, скорее всего, не имел четкого видения того, как это сделать. Либо же его заигрывание с Египтом было подготовкой к уходу с Ближнего Востока, оставив его на попечение союзников и «друзей».

Турецкий шаблон

В итоге же ближневосточная политика администрации Трампа обернулась тем, что ас-Сиси выплыл из ее рук и добровольно отправился в кремлевский невод. Конечно, Штаты на самом деле могут как-то этому помешать посредством санкций, однако для этого придется пойти на значительные уступки и осчастливить Египет чем-то очень серьезным.

И не только Каир, к слову, но и Индию, подписавшую в 2018 г. с Россией контракт стоимостью $5,4 млрд на закупку системы ПВО С-400, поставки которых Москва планирует начать уже к 2020 г., а завершить в 2025 г. Заключение таких сделок происходит по тому же шаблону, что и в случае с Турцией. Даже риторика одна и та же: это «суверенное право» покупать оружие и технику у кого пожелаем, и вы, США, не вмешивайтесь.

Наделавшее много шума соглашение о покупке Анкарой С-400 показало, что как бы Вашингтон не протестовал, не обещал и вводил санкции, турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган умело лавирует – пользуется и Россией, и Трампом, стремящегося свернуть присутствие на Ближнем Востоке. Как результат, визит Эрдогана в Вашингтон, состоявшийся на этой неделе, не привел к отказу от российских ЗРК. Переговоры продолжатся. И, скорее всего, тон в них будет задавать взгромоздивший на голову Трампу Эрдоган, который во время визита согласился купить американские Patriot, но на своих условиях. Не исключено, что одно из них следующее: США продают ЗРК и забывают про С-400.

Последствия самоизоляции

Турецкий кейс является прямым следствием намерений Трампа делегировать полномочия «мирового полицейского» ситуативным союзникам. Ради этого американский президент «слил» россиянам и туркам сирийских курдов – давних союзников США, а его угрозы «уничтожить экономику Турции» оказались пустым сотрясанием воздуха. На что, конечно же, тотчас обратили внимание и в Анкаре, и в Пекине, и в Москве, и в Тегеране. Пытаясь демонстрировать силу, Трамп показал слабость. Правда, электорат президента этого не заметит.

В целом же его политика самоизоляции создала вал проблем для США за рубежом и провоцирует стремительную потерю влияния. С одной стороны, Трамп и добивался того, чтобы сложные вопросы решал кто-то другой, пусть этот другой будет не союзником вроде Саудовской Аравии, а Россия, Иран, Китай. С другой стороны, нельзя вот так просто и безопасно свернуть свою внешнюю политику, чтобы этим не воспользовались страны, заинтересованные в реваншинстском перекраивании геополитической арены. В образовавшуюся на Ближнем Востоке брешь тут же протиснулась Россия. Наблюдая за тем, что Трамп, как в свое время Путин, добровольно запирается в ракушке с целью все освободившиеся ресурсы использовать сугубо внутри США накануне выборов, Москва оперативно подбирает не только «территории», но и военные контракты.

И речь не только о контрактах. Ведь это серьезный признак усиления присутствия РФ в той или иной стране, что, в свою очередь, означает приток доходов приближенных к Кремлю олигархов, и к формированию в действительности серьезного лобби в международных организациях, в том числе в ООН. Гибридные войны РФ в Грузии и Украине дают четкое представление того, как будут использованы международные институты – с ослаблением американской коалиции из-за, собственно, самоустранения Дональда Трампа, будут проталкиваться поначалу решения для достижения статус-кво, т.е. в защиту своих деструктивных действий за рубежом. А после можно ожидать и использования таких институтов в качестве плацдарма для проведения атак на геополитических соперников, пусть они и решили стать изгоями.

Понятное дело, что полностью переформатировать под себя, к примеру, ООН Москва, ну, или Иран и Китай, за четыре года, на протяжении которых Трамп может еще президентствовать (если выиграет выборы в 2020 г.), не успеет. Но этого времени будет вполне достаточно, чтобы запустить процесс. Потому когда в США будет избран 46-й президент, который не будет воевать с deep state и будет заинтересован в участии в международной политике, ему придется потратить немало усилий и ресурсов, чтобы переломить ход событий. Не факт, что преемнику Трампа это удастся сделать даже за две каденции. Возможно, на восстановление веса США в мире «уйдет» несколько президентов.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров