воскресенье, 17 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

За срыв капитуляции: Почему Зеленский может выгнать Пристайко У МИД есть серьезные шансы надолго остаться без руководителя и потерять остатки влияния на внешнюю политику государства, управление которой окончательно будет сконцентрировано на Банковой

Информация источников о вероятной отставке Вадима Пристайко, какие бы причины ее на самом деле не обусловили, стала полной неожиданностью. При этом не только для широкой публики, но и для экспертного сообщества. Учитывая вероятную причину отставки (срыв нормандской встречи в верхах), без работы нужно было бы оставить Путина или Лаврова. Но на это у Зе-команды пока не хватает полномочий.

С внутриполитической точки зрения отставка министра иностранных дел имеет смысл. На востоке страны за Зеленского голосовали как за «президента мира». В центре и на западе — как за президента, что «остановит войну» и каким-то образом получит в ней дипломатическую победу. Надежды обеих сторон не оправдались — и этот факт оставляет заметный след на президентском рейтинге. Причины падения которого, по последним социологическим данным, до 66% лежат, конечно, не только в сфере внешней политики.

Но отставка Пристайко вместе с «атакой на коррупционеров в Раде» может на время этот процесс замедлить. Избирателям на востоке расскажут, что Пристайко недостаточно эффективно работал над организацией нормандской встречи, на которой могли бы «договориться о мире». Гражданам из центра страны и ее западной части напомнят, что Пристайко первым одобрил формулу Штайнмайера, которую там назвали капитуляцией и против которой люди уже выходили на Майдан. И действующего главу МИДа особо не пожалеет никто.

Но проблема заключается в том, что после вероятной отставки министра иностранных дел Зе-команда фактически возвращается к состоянию конца мая — начала июня. Когда стало понятно, что дипломатическая команда предыдущего президента не собирается адаптироваться к новой властной вертикали и ее политическим планам. А кадровый резерв Зе-команды в сфере специалистов по внешней политике фактически отсутствует.

Хотя на этот раз существуют и различия. Если весной какой-нибудь неисправимый оптимист еще мог предположить, что министру иностранных дел удастся стать участником дипломатического прорыва, связанного с мирным урегулированием конфликта на Донбассе — если, конечно, дипломатический опыт можно каким-то образом совместить с таким патологических оптимизмом, то сейчас все иначе.

Всем без исключения понятно — «быстрого мира» на Донбассе не будет, и роль главы МИД в этой плоскости будет сводиться к разъяснительной работы — как среди собственных граждан, так и среди международных партнеров Украины — того факта, что конфликт не завершится в ближайшее время. И что Украина в этом не виновата. При этом вероятного министра иностранных дел будет ждать реалистичный шанс, что неудачи во внешней политике, вызванные неуступчивой позицией Москвы, в любой момент могут объявить его личной виной. Что, конечно, только усугубляет ситуацию с поиском кадров на эту сомнительную сейчас должность.

Список всех, кто мог бы возглавить МИД, уже неоднократно рассматривался перед назначением Пристайко — и новых лиц в нем не прибавилось. Елена Зеркаль банально не захочет идти на такую ​​должность с такими перспективами. Богдан Яременко в свое время был в «Укропе», его называют человеком Игоря Коломойского, поэтому вряд ли отдадут такую ​​должность. Впрочем, Яременко не факт, что согласился бы — он не производит впечатление марионетки, каким видят министра из Офиса президента. Андрей Ермак четко понимает, что, будучи личным советником Зеленского, у него гораздо большее влияние на внешнюю политику — и гораздо меньше проблем, связанных с административной работой, которую он получил бы в должности министра. Постпред Украины при ООН Владимир Ельченко, которому прочили должность посла Украины в США, тоже не производит впечатление человека, который согласился бы при сегодняшней ситуации возглавить МИД.

Поэтому наиболее вероятным представляется сценарий, при котором внешнеполитическое ведомство после вероятной отставки Пристайко останется без министра. Кто-то из заместителей, вроде Сергея Кислицы или Василия Боднара, станет исполняющим обязанности министра и будет выполнять необходимые рутинные функции. А реальный центр принятия внешнеполитических решений окончательно переместится на Банковую — что, впрочем, не особо будет отличаться от практики, которая и так сложилась с начала правления Зеленского.

Для действующей властной команды такая ситуация будет иметь массу преимуществ. Кроме одного. Если в течение нескольких месяцев прогресс как в решении украинско-российского конфликта, так и успехи во внешней политике в целом, будут такими же незаметными, как сейчас, то в отставку придется отправлять уже кого-то с Банковой.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров