суббота, 16 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зачем Пристайко предлагает украинцам пойти на большую войну с Россией В заявлении Вадима Пристайко можно выделить три тезиса, обращенных напрямую к Зе-электорату

В ответ на акцию протеста «Нет капитуляции!», прошедшую 14 октября в Киеве и многих других городах, Зе-команда решила поднять на ноги собственный электорат. Конечно, глупо было бы ожидать, что приверженцы Владимира Зеленского выйдут на улицы с лозунгом «Да капитуляции!». Чтобы стимулировать их активность, нужны мощные раздражители, которые напрямую задели бы их личные интересы.

Также понятно, что самому президенту было бы несподручно выступить с каким-либо заявлением, которое могло бы быть протрактовано как защита капитуляции, особенно 14 октября, когда отмечался государственный праздник — День защитника Украины. Зеленский провел тот день на Донетчине, где ознакомился с ситуацией на линии фронта в зоне проведения ООС и исполнял роль Верховного Главнокомандующего.

Роль главного «защитника капитуляции» довелось взять на себя министру иностранных дел Вадиму Пристайко, который в тот день был гостем в Брюсселе на заседании комитета Европарламента по иностранным делам и в Люксембурге на заседании Совета ЕС по иностранным делам. По итогам визита он дал комментарий украинским СМИ, который был растиражирован всеми масс-медиа и вызвал в украинском обществе бурный резонанс.

В заявлении Пристайко можно выделить три тезиса, обращенных напрямую к Зе-электорату. Во-первых, это тезис о том, что вина за капитуляцию лежит на Петре Порошенко, ибо Зе-команда лишь выполняет те обязательства, которые взяла на себя Украина при предыдущей власти. «Эта «формула Штайнмайера» была придумана и согласована не этим правительством, мы просто, в отличие от предыдущего правительства, выполняем то, на что Украина уже согласилась», — уверяет Пристайко. Этими словами он мог лишь разозлить тех, кто выходил на митинги против капитуляции. Ибо Зе-команда до сих пор так и не предъявила никаких документальных доказательств того, что «формула Штайнмайера» была согласована предыдущей властью. А главное — Порошенко удавалось избегать выполнения этой формулы, почему же Зеленскому это не удается? Но у Зе-электората подобных вопросов не возникает. Его устраивает простое объяснение: во всем виноват Порошенко.

Второй тезис — это знаменитое «хуже не будет», используемое всякий раз, когда нужно обосновать очередной Зе-эксперимент над страной. «Мы все же надеемся, что можно пойти по этому пути, не заходя далеко так, чтобы не навредить нашему суверенитету, территориальной целостности больше, чем уже есть», — обещает Пристайко. Для противников капитуляции это страшные слова — фактически это обещание закрепить навсегда и бесповоротно весь тот вред, который уже нанесен российской агрессией суверенитету и территориальной целостности Украины. Но для Зе-электората это приемлемая цена за мир, тем более что заключить мир на этих условиях можно очень быстро.

А третий тезис говорит о том, какая имеется альтернатива этой цене. «Если для народа это приемлемая цена, мы это делаем. Если нет, — пугает Пристайко, — тогда мы забираем треть нашего бюджета с пенсий, зарплат, медицинского страхования, переводим это в мобилизацию нашей армии и пытаемся защитить себя без мирного процесса. Все эти опции перед украинским народом».

Вполне возможно, что слова Пристайко о намерении забрать «треть нашего бюджета» — не более чем экспромт. Но если воспринять их буквально, то треть расходов проекта госбюджета на 2020 г. — это 390 млрд грн. К еще большим цифрам приводит другая интерпретация, заключающаяся в том, что у населения будет отобрана треть пенсий и зарплат, а также медицинских услуг, предоставляемых за государственный счет. В сентябре Пенсионный фонд выплатил пенсий на сумму более 35 млрд грн, за год получается более 420 млрд грн, а треть от этой суммы — это более 140 млрд грн. По данным Госстата, в августе насчитывалось 7,4 млн штатных сотрудников со средней зарплатой 10 537 грн, за год они заработают 935 млрд грн, а треть от этой суммы — это более 311 млрд грн. Расходы на Минздрав, согласно проекту госбюджета-2020, — это более 110 млрд грн, а треть от этой суммы — это более 36 млрд грн. Суммарно треть пенсий, зарплат и расходов госбюджета на Минздрав — это более 487 млрд грн.

При этом расходы на Минобороны (вместе с военной разведкой) в проекте госбюджета-2020 предусмотрены в размере 105,4 млрд грн. Таким образом, реализация слов Пристайко позволила бы увеличить военные расходы в пять или даже в шесть раз. В принципе именно столько может понадобиться в случае масштабных боевых действий по всей линии фронта. Пристайко пугает именно этим, говоря, что громадные дополнительные расходы пойдут на «мобилизацию нашей армии», чтобы «защитить себя без мирного процесса».

Противников капитуляции эти слова не могут напугать, а могут только возмутить — ведь предыдущая власть обошлась военным сбором в размере 1,5%, а нынешней вдруг потребовались 33%. Но для Зе-электората слова Пристайко — это, конечно, знатная страшилка. Она вмещает сразу два ужаса: мобилизация всех годных к воинской службе и урезание на треть зарплат и пенсий всем остальным. Да, и виноват в обоих ужасах Порошенко.

Эти два ужаса вовсе не шуточны. И они реально способны подвигнуть Зе-электорат подняться с диванов и выйти на демонстрации с требованием скорейшего мира любой ценой. Любой — пусть даже ценой капитуляции и кровавого силового подавления всех акций протеста.

Пока что это только пробный шар. Зеленский сейчас перед выбором, отказаться ли от «формулы Штайнмайера» и от отступления украинских войск. Если он на это не решится, тогда ему придется думать о том, как поднять Зе-электорат на антимайдан. Подходящие страшилки уже озвучил Пристайко.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров