вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Месяц продержаться: Почему курды должны умыть кровью армию Эрдогана Турецкому президенту устроили классическую «проверку на рыцарство» – сможет ли он за месяц убить вооруженного США курдского ежа, или отступится, потирая пострадавшие части тела

Современная война, как известно, объявляется в «Твиттере». Не стала исключением и операция на севере Сирии: 9 октября Реджеп Эрдоган сообщил, что Турция, совместно с «сирийской армией» начала операцию «Источник мира» против РПК/YPG и террористов ИГИЛ. «Наша миссия состоит в том, чтобы предотвратить создание террористического коридора через нашу южную границу и обеспечить мир в этом районе», — написал он.

Заявление Эрдогана содержит ряд явных передергиваний, и потому нуждается в пояснениях. Во-первых, «сирийская армия» — вовсе не то, о чем можно подумать, не владея темой. Дамаск отрицательно относится к турецкой военной операции на своей территории. Но турки, успешно проведя переговоры, собрали в кулак более 40 вооруженных группировок сирийской оппозиции, сформировав Сирийскую национальную армию (SNA) числом примерно в 35 тыс. бойцов, о которой и говорил Эрдоган. Под армию сформировано и «временное правительство» будущего анклава, которое сейчас базируется в турецком Газиантепе. В «альтернативную Сирию» активно вовлекаются члены оппозиционного Национального фронта освобождения из Идлиба — последнего крупного очага сопротивления сирийской оппозиции. Таким образом, помимо основной задачи, SNA играет и роль фильтра, отсеивающего непригодный для Анкары контингент, и организующего пригодный.

Это похоже на советский сценарий Зимней войны, с «финской народной армией», спешно сформированной в СССР и правительством Куусинена, но реализовано намного убедительнее и масштабнее. С учетом беженцев, находящихся на турецкой территории, Анкара сегодня контролирует, возможно, даже большее число сирийцев, чем Дамаск. Это, пусть и не сразу, но обязательно будет легитимизировать турецкое вмешательство, укрепляя за Анкарой роль защитника сунитского населения. И хотя лидер «другой Сирии», способный бросить вызов Асаду, пока нигде не засвечен, можно не сомневаться, что он появится, как только в нем возникнет нужда.

Во-вторых, решающую роль в разгроме ИГИЛ в этом районе сыграли курдские Отряды народной самообороны (YPG), так что ставить их на одну доску с ИГИЛ, как это сделал Эрдоган, не вполне корректно, хотя Анкара враждует и с теми, и с другими. Кроме того, YPG отрицают связь с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК), с чем не согласны в Анкаре.

И, наконец, самая важная деталь: турецкая операция не была внезапной.  О подготовке вторжения в населенные курдами районы Сирии в Турции говорили еще год назад. Турки не любят курдов, поскольку имеют массу проблем с турецкими курдами, добивающимися автономии на территории Турции, так что между официальной Анкарой и РПК с 1984 г. идет де-факто война — впрочем, у курдско-турецкого конфликта более давняя история. Но курды живут также в Иране, Ираке и Сирии, это народ, разорванный по четырем государствам, и, потому, для всех четырех государств, получивших часть курдских территорий, народ потенциально опасный. В Ираке курды в ходе крушения режима Хусейна получили автономию, проявив себя как союзники США — и сейчас нацелились на автономию также и в Сирии. Но вторая курдская автономия не устраивает Анкару,  поскольку две автономии создадут слишком явные предпосылки и для третьей, турецкой — а там уже будет недалеко и до союза между ними. Курдская автономия в Сирии вызывает также возражения у Дамаска, Тегерана и Москвы. Зато Вашингтон вполне устраивает усиление сирийских курдов и получение ими автономии по образцу иракской или близкому к ней, поскольку для США курды — заведомые союзники, которым больше некуда деться. Американцы очень успешно использовали их в борьбе с ИГИЛ и подкинули им немало оружия. Правда, ни авиации, ни танков у курдов нет, так что турки вовсю будут долбить их с воздуха и утюжить на земле — но, по расчетам Вашингтона, поход, затеянный Эрдоганом, все-таки не станет для него легкой прогулкой.  Хотя, надо заметить, что еще неизвестно, как все сложится. Местность там равнинная, так что курды перед лицом танков и авиации окажутся в самом невыгодном положении, а турки готовили операцию почти год.

Кроме того, в лагерях, под охраной бойцов YPG, на контролируемой ими территории находится порядка 30 тыс. пленных боевиков ИГИЛ и членов их семей. YPG от них одна головная боль, поскольку весь этот табор надо кормить, лечить и охранять, чтобы он не разбежался, но деть их некуда. Большинство из этих 30 тыс. — граждане ЕС, и ЕС не стремится заполучить их назад, саботируя процесс передачи. И если у курдов все начнет быстро рушиться под ударами турок, то эти 30 тыс. просто разбегутся.

Конечно, большинство из них — невоюющие женщины и дети, но даже 5-6 тыс. мужчин и подростков, способных воевать, хватит, чтобы создать еще одну большую проблему, от которой в США и Турции нервно поеживаются.

Однако турки боятся курдов больше, чем ИГИЛ, и готовы рискнуть. А, США, конечно, очень удобны курды как противовес ИГИЛ, Ирану и Асаду, а также и Москве, утвердившейся в Сирии — но Турция все же член НАТО и какой-никакой союзник. Правда, этот союзник стал в последнее время слишком много себе позволять, в частности, закупив российские С-400, и его следует приструнить.

Здесь надо пояснить, почему закупка С-400 вызвала возмущение в Вашингтоне и сорвала продажу Турции американских F-35. Дело не в деньгах, уплаченных «Рособоронпрому», а в том, что российские специалисты, проводя плановое обслуживание этих комплексов, — а они будут его проводить, по меньшей мере в течении гарантийного срока, — получат доступ к записям их РЛС, перед которыми маячили бы малозаметные, но все-таки заметные F-35. От этого уже только шаг до разработки методики их уверенного обнаружения. Есть и еще ряд подробностей в таком же духе.

Так вот, заигрывание Анкары с Москвой, на которое идет Эрдоган, делая заявку на большую самостоятельность в рамках НАТО и отношений с США, Вашингтон крайне раздражает.  Но там понимают, что Турция, расширяя поле для маневра в рамках союза с США, по доброй воле никогда его не разорвет — не выйдет из НАТО, и не вступит, скажем, в ЕАЭС. Ей это невыгодно ни с какой стороны. А, значит, расходившегося союзника надо, с одной стороны, как-то призвать к порядку, но, с другой — не испортить с ним отношений  уже окончательно, вынудив Эрдогана к действительно резким действиям.

Вернемся теперь к анонсам Анкары и к действиям заинтересованных сторон. Вот только основные эпизоды, в действительности их было много больше.

За месяц до начала операции, 10 сентября, Эрдоган заявил, что Турция не сможет справиться с новой волной беженцев из Сирии, если кризис в этой стране не будет разрешен, и что даже сегодняшних 3,5 млн беженцев для нее слишком много. Тем более что, считая с гражданами других стран, беженцев в Турции уже целых 5 млн., и эти беженцы, если Турция утратит над ними контроль, поедут в ЕС. Показав таким образом европейцам, что их ждет, если они не проявят понимания, Эрдоган озвучил свой план: 32-километровая зона безопасности вдоль турецкой границы, свободная от YPG, в которой можно будет разместить до 2 млн беженцев из Сирии, вернув их если не в места постоянного жительства, где остались одни руины, то по меньшей мере, в их страну. Но, заявил Эрдоган, «чтобы сирийцы, находящиеся у нас в стране, смогли вернуться к себе на родину, нужно очистить их страну от террористов. Террористическая группировка ИГИЛ в Сирии потерпела поражение. Сейчас больше всего мешают возвращению беженцев силы самообороны сирийских курдов». При этом, Эрдоган подчеркнул, что для Турции «важно сотрудничество с США, чтобы очистить Сирию от террористов», и заявил, что по вопросу о создании зоны безопасности на севере Сирии у него есть договоренность с Трампом. «Мы ждем от США союзнического поведения: чтобы они были рядом с нами в наших усилиях по борьбе с силами самообороны сирийских курдов в Сирии, но американцы поставили им около 50 тысяч грузовиков с оружием, что нас очень беспокоит и является неприемлемым», — резюмировал Эрдоган. В Вашингтоне на это дипломатично промолчали.

Через неделю, 16 сентября, Путин, Эрдоган и Рухани собрались в Анкаре для обсуждения ситуации в Сирии.

Далее, 22 сентября, Эрдоган и Трамп провели телефонные переговоры. За день до этого, 21 сентября, Эрдоган заявил, что к операции в Сирии все готово, и она начнется в течение двух недель. В Дамаске заговорили о посягательстве на территориальную целостность, но Эрдоган напомнил про Аданское соглашение 1998 г., согласно которому турецкая армия может преследовать террористов РПК также и на территории Сирии. Тут все уперлось в разницу в истолковании ситуации: турки утверждают, что YPG и РПК — это одно и то же, и напоминают, что РПК признана, в частности, также и в США, террористической организацией. Но США сотрудничают с YPG, не считая ее равной РПК. А в Дамаске считают, что в Аданском соглашении речь шла только о преследовании боевиков, натворивших что-то в Турции, и затем сбежавших в Сирию.

Понятно, что Эрдоган, в свою очередь, выворачивает соглашение так, как ему выгодно. Но кто сможет ему в этом помешать? Дамаск? Нет. Москва? Она не пойдет на конфликт с Анкарой из-за курдов, которых тоже не больно-то любит из-за их проамериканской позиции, а на ущемленное самолюбие Асада Кремлю вообще плевать. Вашингтон? Возможно… но в рамках ограничений, изложенных выше, а они очень сужают коридор возможностей. Хотя, если бы среди курдов находились американцы, турки едва ли стали бы стрелять. Прямая конфронтация с США, возникшая в связи с гибелью американских граждан, в планы Эрдогана никак не входит. Не стали бы турки стрелять и в представителей НАТО, или ЕС, приехавших посмотреть: а как там пленные игиловцы? Они ведь все-таки граждане ЕС, по большей части. То есть, поставив свои фигуры на эти клетки, и США, и ЕС могли бы без особого шума заблокировать операцию. Но не стали. Анкара и Вашингтон достигли только довольно неопределенной договоренности о создании некоего координационного центра по совместным операциям и планируемой зоне безопасности на севере Сирии.

Однако этот центр так и не был создан, поскольку 1 октября, в день открытия осенней сессии турецкого парламента, Эрдоган заявил, что все сроки вышли, и ждать больше нельзя. Турция уже не может тянуть на себе всю ораву сирийских беженцев, и если с США не удалось договориться до чего-то конкретного, она сама создаст зону безопасности на севере Сирии. После чего, очистив эту территорию от террористов, которыми в глазах Анкары являются YPG, «начнет работу совместно с международным сообществом». В ответ США завершили к 7 октября вывод своих военных с подконтрольной YPG территории, и объявили об этом. Трамп также выразил надежду — и желание увидеться с Эрдоганом примерно 12-13 ноября, и обсудить все наболевшие на севере Сирии вопросы.  Одновременно с этим Трамп заявил, что Вашингтон не прекращает поддержку курдов. «Может, мы в процессе ухода из Сирии, но мы никоим образом не бросили курдов, которые особенные люди и замечательные бойцы. Точно так же наши отношения с Турцией — торговым партнером по НАТО и торговле — очень хорошие», — сказал Трамп, добавив, что «любые бессмысленные боевые действия Турции» будут разрушительны для турецкой экономики и «очень хрупкой валюты». «Мы помогаем курдам финансово и оружием», — резюмировал он.

Курды взвыли, понимая, что их сдают под удар, но уже ничего не смогли изменить. 9 октября турки нанесли авиаудары по курдским позициям, а затем перешли в наземное наступление. Курды объявили всеобщую мобилизацию. И только за 12 часов до первого удара, когда операция была уже запущена, Трамп прямо пригрозил Турции санкциями в случае начала боевых действий. Затем «адские санкции» Анкаре пообещали и в Конгрессе.

Но тут надо знать национальный характер турок, чтобы понять — переход на язык прямых угроз, тем более в последний момент, когда операция уже фактически началась — самолеты готовили к вылету, а войска выходили на рубежи атаки, — мог только подстегнуть события. Интересующихся отсылаю к истории вступления Турции в Первую мировую войну, когда Британия совершила похожую ошибку, о которой американцы, несомненно, знают.

Заговорили и молчавшие до этого европейцы. Глубокую озабоченность и обеспокоенность в сочетании с призывами к Турции прекратить операцию в Сирии высказали глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, генсек ООН Антониу Гутерриш и глава НАТО Йенс Столтенберг. Характерно, что ни один из них ни словом не обмолвился о своей обеспокоенности до начала боевых действий, хотя, повторяю, Эрдоган ясно заявлял и о турецких намерениях и о сроках их реализации.

Иными словами, все международные организации умыли руки, и предпочли не вмешиваться, ограничиваясь дежурными заявлениями, а США сознательно вывели Турцию на вооруженный конфликт с YPG. При этом, Эрдоган тоже не мог не понимать, что его ведут к конфликту, и что когда он начнет военные действия, ему станут угрожать санкциями, одновременно призывая к миру. Весь этот сценарий был очевиден с самого начала.

Итак, кто же и в какую игру сегодня играет в Сирии?

Ответ спрятан в дате планируемой встречи Эрдогана и Трампа — 12-13 ноября, которую Трамп подтвердил еще раз, уже после начала боевых действий. Очевидно, что не будучи в состоянии развести своих союзников, турок и курдов, по углам ринга, США решили дать им возможность испытать друг друга на прочность.

Угроза санкциями и санкции — не одно и то же, а введение санкций — дело долгое. И, если 12-13 числа Эрдоган встретится с Трампом, имея в активе сломленное сопротивление YPG, весь мир, чуть поосуждав его, примет сложившуюся реальность. Если же курды этот месяц продержатся, а SNA умоется кровью, то у США появятся аргументы, склоняющие Эрдогана к компромиссу.

Иными словами, турецкому лидеру устроили классическую, в духе известного письма, «проверку на лыцарство»: сможет ли он за месяц убить вооруженного США курдского ежа, или отступится, потирая пострадавшие части тела. Жестоко, конечно, но иного способа примирить турецко-курдские противоречия в Вашингтоне не придумали.

Правда, ввиду сложности региона и большого числа сил, влияющих на ситуацию в нем, все может начать развиваться и каком-то третьем направлении. Но возможных вариантов здесь слишком много, чтобы делать сегодня какой-либо прогноз.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров