среда, 23 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Странные учения: зачем Россия проводит репетицию войны с Украиной на Каспии Военное командование РФ решило провести сразу два масштабных маневра, которые в полной мере отражают нынешнюю «оборонную» концепцию страны

Традиционно сентябрь-октябрь является тем временем, когда российские войска по старой советской традиции заканчивают летний период учебно-боевой работы учениями самого разного уровня и размаха.

Понятно, что после аннексии Крыма они все очень масштабные и летом 2014 г. даже завершились участием нескольких батальонно-тактических групп в боях на территории Украины.

Не стал исключением и нынешний год. Причем, что интересно, российское военное командование решило провести сразу два масштабных маневра, которые в полной мере отражают нынешнюю «оборонную» концепцию страны.

Сначала, с 16 по 21 сентября, пройдет стратегическое командно-штабное учение «Центр-2019», в котором задействуют около 128 тыс. военнослужащих, более 20 тыс. единиц техники и вооружения. Оно будет международным — утверждается, что в практической части примут участие военные из Казахстана, Киргизстана, Таджикистана, Узбекистана, Индии, Китая и Пакистана. И направлено прежде всего против мнимой «угрозы исламского экстремизма». Правда, в легенде учений условный противник почему-то размещен на юго-западе, а не на юго-востоке. То ли в российской армии плохо с географическими знаниями, то ли это такой «реверанс» в сторону Украины. Мы, дескать, помним, кто для нас сейчас главный противник.

В учениях будут задействованы сразу восемь полигонов на центрально-азиатском направлении, включая, например, один из крупнейших полигонов ВКС и ПВО «Ашулук». Не обойдется и без морской составляющей, благо «под боком» достаточно проблемное в правовом поле Каспийское море.

Однако для нашей безопасности гораздо большую опасность представляют другие учения — российско-белорусские «Щит Союза-2019», которые пройдут с 13 по 19 сентября. И хотя масштабы их более скромные, чем «Центр-2019»: всего то до 8 тыс. военнослужащих от России и более 4 тыс. от Республики Беларусь, однако они имеют весьма откровенную антиукраинскую направленность. Ведь, как отмечается на официальном сайте «Щит Союза-2019», в ходе маневров «будет решаться широкий спектр задач: от прикрытия государственной границы и борьбы с незаконными вооруженными формированиями до ведения оборонительных действий и стабилизации обстановки».

Мало того, будет задействовано достаточно большое количество боевой техники: до 950 единиц, включая более 230 танков, 240 артиллерийских систем, а также до 70 самолетов, при этом российская сторона выделит около 200 танков, 360 бронированных машин, до 190 систем залпового огня, орудий и минометов и 55 боевых самолетов и вертолетов.

Необходимо также отметить, что учения плановые и проводятся раз в два года поочередно на территории обеих стран. Прошлые учения «Запад-2017» были весьма масштабными, проводились на территории Могилевской области Беларуси и в итоге привели к размещению в странах Балтии дополнительного контингента НАТО.

Нынешние будут проводиться вдали от границ как Украины, так и ЕС — в Нижегородской области. Однако главное предназначение остается — отработка взаимодействия разных видов вооруженных сил обоих государств. И вполне очевидно, что направленность далеко не оборонительная, ведь даже в самой РФ войну с НАТО рассматривают как гипотетическую, и, судя по всему, генералы прекрасно отдают себе отчет, что в этом случае у российской армии особых перспектив нет. А значит, остается только одно — отработка полномасштабного вторжения в Украину.

Что же в ответ отрабатывают наши Вооруженные силы? Судя по последним годам, не без участия советников НАТО наши военные сосредоточились на двух вещах — отработка действий систем ПВО по отражению первого ракетно-бомбового удара и оборонительные бои уровня батальона и бригады.

Судя по кадрам «с полей», ракетчики отрабатывают прежде всего занятие запасных позиций, а также работу с неподготовленных площадок вне пунктов базирования. Прежде всего это касается зенитно-ракетных комплексов средней дальности С-300, которые составляют основу нашей ПВО.

Что касается оборонительных действий, то тут учебные задачи гораздо более разнообразные — от обороны побережья до боев в городе. Причем, что интересно, по мере насыщения войск различными «девайсами» типа тепловизоров и приборов ночного видения сейчас большое внимание стало уделяться отработке действий в ночное время. Тут и выброска парашютного десанта с вертолетов, и даже форсирование водных препятствий.

Нельзя не сказать, что крайне ограниченно, но отрабатываются и наступательные действия. Причем это в основной своей массе все то же форсирование рек (что вполне естественно, учитывая наличие в зоне противостояния на Донбассе двух рек — Северский Донец и Кальмиус), отработка действий ударно-штурмовых групп, выброска воздушного десанта (причем не только с вертолетов, но и транспортных Ан-26 и Ил-76).

Весьма характерна и география такого рода учений. Прежде всего это граница с Беларусью, Черниговщина, Харьковщина и, понятное дело, зона боев на Донбассе и административная граница с оккупированным Крымом. В направлении непризнанного Приднестровья ныне отрабатывается только банальное перекрытие границы без серьезных оборонительных мероприятий. И это вполне соответствует сложившейся ситуации — Россия не имеет возможности быстро нарастить свою группировку тут, а армия Приднестровья представляет собой крайне жалкое зрелище и не может представлять опасность для наших южных границ.

В целом можно говорить о том, что учения разного уровня были и остаются основой подготовки войск. И от качества их проведения и количества зависит общая боеготовность армии в целом. Поэтому вполне естественным является выделение части средств именно на такого рода деятельность.

Пока наши Вооруженные силы действуют по планам обороны и проведения учений, утвержденных еще главнокомандующим Порошенко и его начальником Генштаба Муженко, однако уже на следующий учебный год армия получит новые указания. И от того, какие учения будут запланированы и в каком объеме, будет хорошо видно, сменился ли общий вектор развития Вооруженных сил и оборонная политика государства в целом.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров