вторник, 17 сентября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Украинские пенсии в ОРДЛО: Благое пожелание или часть сделки с Россией? В Кабмине решили «оживить» идею о выплате украинских пенсий на оккупированной части Донбасса

О возможности выплаты пенсий на оккупированных территориях с помощью международных организаций заговорила министр по делам ветеранов временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Оксана Коляда. По ее словам, Красный Крест уже предложил свою помощь в доступе к оккупированным территориям, ведь права пенсионеров нужно соблюдать, при этом не допуская финансирования террористов.

«Надо находить механизмы с помощью международных организаций. Мы со своей стороны также будем работать, искать эти пути и механизмы», — сказала министр.

Стоит сказать, что пенсионеров Донбасса можно поделить на две большие группы. Первая — это люди, которые смогли выехать с оккупированных территорий и оформить статус временно перемещенного лица (ВПЛ), а вторая — те, кто уже пять лет живет под властью боевиков.

Во вторую группу, по оценке Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, входит около полумиллиона пенсионеров. Большинство из них украинскую пенсию все же получают, выезжая периодически на неоккупированную территорию. Те же, кто по разным причинам ездить через линию разграничения не может, насчитывается около 160 тыс.

На теме невыплат пенсий людям, оказавшимся в оккупации, неоднократно спекулировали западные посольства, правозащитники и международные организации. При этом Верховный суд даже принял решение о незаконности прекращения выплат жителям неподконтрольной части Донбасса.

Сегодня чтобы получить пенсию жители оккупированной территории, как и покинувшие ОРДЛО пенсионеры, оформляют справку переселенца в органах соцзащиты на неоккупированной территории, в которые можно добраться, выстояв очереди на блокпостах на линии соприкосновения. Кроме того, каждые полгода жители оккупированной территории должны проходить персональную идентификацию в Ощадбанке, чтобы подтвердить действие электронного пенсионного удостоверения.

Все это происходит из-за того, что выплата пенсий на оккупированных территориях невозможна. Банки и остальные легальные финансовые учреждения исчезли в ОРДЛО еще в 2014 г., разграбленные и уничтоженные боевиками. По той же причине невозможно обеспечить безопасность доставки денег на неподконтрольную территорию, а тем более их распределение, да и проконтролировать исполнение законодательства по противодействию отмыванию денег невозможно, но и это еще не все.

Также в ОРДЛО не функционируют государственные реестры. То есть Пенсионный фонд не может точно знать, жив ли человек, которому начисляется пенсия, либо же вместо него получают деньги другие люди.

Учитывая все вышеперечисленные факторы, организовать выплату пенсий можно тремя путями. Первый — тот, который действует сейчас, то есть получение справки переселенца, карточки Ощадбанка, и обналичивание пенсии на неоккупированной территории Донбасса.

Второй способ — открытие вдоль линии соприкосновения или на КПВВ мобильных отделений банков, что тоже будет непросто, ведь само пребывание на линии огня опасно для жизни, ведь вражеские ДРГ никуда не исчезли, да и подорваться на мине в таких местах проще простого.

Третий способ, который как раз и озвучила Коляда, предполагает посредничество международных организаций, через которые может быть организована выдача пенсий. Но выработанного механизма пока нет, да и в заявлениях Международного комитета Красного креста по этому поводу никакой конкретики, лишь обещания помочь.

Наконец, четвертый способ предполагает открытие полноценных отделений украинских  банков в ОРДЛО. Естественно, такой шаг сопряжен с огромными рисками, связанными с безопасностью людей, невозможностью противодействовать отмыванию денег, да и банальному мародерству тоже. По большому счету полноценное восстановление пенсионного обеспечения в ОРДЛО невозможно без прямых договоренностей с Пушилиным и Пасечником, которые будут гарантировать безопасность всего процесса.

Подобные переговоры теоретически возможны, и в Кремле им были бы очень рады. Во-первых, потому что восстановление выплат пенсий украинским государством в ОРДЛО снизила бы нагрузку на российский бюджет, ведь сегодня россияне вынуждены выплачивать жителям оккупированных территорий пенсии рублями. А во-вторых, прямые переговоры официального Киева с террористами означают признание их субъектности де-юре как и признание российского мифа о том, что «в Украине гражданская война», чего уже давно хотят в Москве.

Учитывая все это, все же не нужно забывать, что заявление Коляды — это не столько декларация о намерениях, сколько некая риторическая фигура в популярном нынче для украинской власти миротворческом духе. Дескать, мы, в отличие от предыдущей власти, готовы договариваться и мирится, чтобы как можно быстрее перестать стрелять и вернуть мир. Похоже, таким образом прощупывается почва, а украинцев готовят к пресловутой «Большой сделке» между Украиной и Россией, очертания которой вырисовываются после недавнего обмена пленными.

Если такая сделка состоится, то восстановление пенсионного обеспечения станет лишь одним, и далеко не самым важным элементом будущих договоренностей по возвращению «ДНР» и «ЛНР» в состав Украины. Если же большие договоренности в конце концов сорвутся, то восстановление пенсионного обеспечения жителей ОРДЛО будет малореальным по вышеперечисленным причинам, да и не будет в нем уже особенной нужды.

Так что пока планы Коляды по «восстановлению справедливости» для пенсионеров в ОРДЛО правильнее всего воспринимать исключительно как красивую миротворческую риторику.


Денис Сарбей / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров