суббота, 19 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Удобный поджог: Когда Гонтарева попросит убежище в Британии Валерия Гонтарева настаивает на том, что она – жертва преследований. За последние дни с ней случилось несколько серьезных происшествий

Экс-глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева уже около года проживает в британской столице, работает в Институте глобальных дел Лондонской школы экономики. Но сейчас о Гонтаревой опять много говорят в Киеве.

За последние дни с ней случилось несколько серьезных происшествий. Днем 26 августа ее на пешеходном переходе в центре Лондона сбил автомобиль, после чего она попала в госпиталь с переломами костей стопы. По словам Гонтаревой, ДТП расследует полиция, которая должна выяснить, это несчастный случай или «начали реализовываться угрозы».

5 сентября экс-глава НБУ сообщила о новом событии: «Пока я нахожусь в госпитале в Лондоне с тяжелыми травмами, на мою семью сегодня произошла атака. Сегодня в час ночи машину семьи моего старшего сына облили бензином и сожгли под их домом в центре Киева. Машина была зарегистрирована на мою невестку, которую тоже зовут Валерия Гонтарева».

О том, что ей угрожают, экс-глава НБУ заявила еще 25 июня. По ее словам, источником угроз является экс-владелец Приватбанка Игорь Коломойский. «Лично мне он угрожает. В интервью Коломойский заявил, что если я не вернусь в Украину, то он меня вывезет в частном порядке. На английском это kidnapping. Это преступление на территории Великобритании. Я хочу, чтобы это было всем понятно. Если со мной что-то случится, чтобы все знали, почему», — сказала Гонтарева.

Сейчас она предполагает, что ДТП на пешеходном переходе в Лондоне и сожженная машина в Киеве — это звенья одной цепи. «К сожалению, мне объявлен не только политический террор, но, как мы видим, и физическое уничтожение», — подчеркивает экс-глава НБУ, добавляя, что в Украине уже «перешли от вербальных угроз к реальным действиям», намекая, что именно украинское государство преследует ее вполне уголовными методами.

Среди постигших Гонтареву неприятностей стоит отметить также принятое 27 августа решение Печерского райсуда Киева о принудительном приводе ее на допрос в Государственное бюро расследований. Осуществить это суд поручил «соответствующим подразделениям органов Национальной полиции, органов Службы безопасности Украины». 30 августа это решение было обнародовано в Едином государственном реестре судебных решений. 4 сентября пресс-секретарь ГБР Анжелика Иванова сообщила, что «ГБР поручает оперативным подразделениям других правоохранительных органов реализовать решение суда и предпринять меры для принудительного привода Гонтаревой». Однако она не уточнила, каким образом это может быть сделано.

Конечно, украинские правоохранители не будут похищать Гонтареву в Лондоне, чтобы доставить в Киев. Однако теперь у них есть основания обратиться к британским коллегам за помощью в расследовании всего того, что инкриминируется экс-главе НБУ. Не исключено, что из Киева будут (или уже) отправлены в Лондон какие-то документы, которые могут заинтересовать National Crime Agency (NCA) — Национальное агентство по борьбе с преступностью, полномочное изучать источники происхождения средств и проводить соответствующие расследования.

Сама Гонтарева настаивает на том, что она — жертва преследований. Не исключено, что британские правоохранители, проверяющие эту версию, примут во внимание автомобиль, сожженный в Киеве.

Журналисты, побывавшие на месте событий, сообщили: «Автомобиль стоял в арке за забором, который был закрыт. А во двор дома, то есть поближе к машине, можно было попасть только через подъезд, на двери которого установлен домофон». Судя по этой информации, посторонним лицам было бы весьма проблематично пробраться к автомобилю, чтобы совершить поджог. И если они все же сделали это, то этим вряд ли чего-то добились от Гонтаревой, скорее лишь помогли ей обосновать ее версию о том, что она подвергается преследованиям со стороны лиц, имеющих сейчас большое влияние в Украине.

Сейчас стратегия защиты экс-главы НБУ именно в том и заключается, чтобы представить себя жертвой. Чтобы угрозы Коломойского, сожженный автомобиль, уголовные дела и вызовы на допрос складывались в один пазл. Впечатление о том, что Гонтарева — жертва, должно сложиться и в Британии (да и в целом на Западе), и у украинцев. Потому экс-глава сейчас не скупится на комментарии, в которых доказывает, что она — жертва. Даже сняла трогательный ролик из больничной палаты с травмированными ногами, костылями и инвалидной коляской. Возможно, она рассчитывает добиться того, чтобы официальный Киев начал оправдываться и заверять западных партнеров в том, что никакого преследования Гонтаревой со стороны государства не будет.

Однако, скорее всего, это у нее не получится. В таком случае будет неудивительно, если Гонтарева, собрав в кучу все доказательства, попросит политического убежища в приютившей ее Британии. Возможно, она сделала это уже. К слову, если ей это удастся, то это будет серьезный удар по международному имиджу Украины.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров